Поддержите сайт: номер кошелька Яндекс-Деньги - 410011377083748

Анапская колыбель керкетов-черкесов

К 210-й годовщине рождения и к 160-й годовщине смерти Шоры Ногмова (1794, аул Нагумы поп Пятигорском — 10/23 06.1844, Петербург)

* * *

Земляк почти...

Если мы, анапчане, когда-нибудь, надеюсь, узнаем подлинную историю родной земли, то нам не обойтись без осмысления первых "изустных преданий старцев", собранных в 19 веке великим просветителем адыгского народа Шорой Ногмовым в книге «История адыхейского народа».

В ней Шора подробно рассказал о неизвестных большинству жителей нашего города анапских (хы)кяхах, что по-русски значит «низовые приморские» адыги; известных в анаповедении под многократно искаженными именами «шегак, хегайк, шафак, шупако»... Кстати, кяхский диалект киммергойского наречия натухаев - в основе современного литературного (письменного) языка Адыгеи...

Кяхи жили в низовьях Кубани в окрестностях Бъыгур-Кале (Анапа) с древнейших времен (синды, керкеты) до Исхода 1864 года.

Черкессия 16-19 веков считала нашу Анапку-реку Быгурыпс (2) - колыбелью всего черкесского народа.

Малая часть хыкяхов оставалась еще в начале 20 века в хуторе (Суворово)- Черкесский, [аул Хантрак в урочище Тхазан, откуда родом мамлюк Хозет Али, телохранитель Наполеона Бонапарта более 12 лет, и знаменитый казачий Улагай...]

Видимо, об анапских «кяха» рассказал Шоре его бессменный денщик Клыч, отец которого Дагаз Шапсуг в 18 веке жил «среди кяхов» и «бежал в Кабарду от смерти» (с 184) Потомки нашего земляка носят фамилию своего господина Ногмова, полученную чагаром/холопом Клычем от сына Шоры Урыстама/Рустама по освобождении от крепостной зависимости после Реформы 1881 года, по обычаю. Они, как и праправнуки Шоры, живут сейчас в России и в Турции (с. 41, 42, 184-192).

Близок Шора для анапчан его знакомством с А. С. Пушкиным. Историк стал прообразом для героя пушкинской незаконченной кавказской поэмы «Тазит» (с. 195). Так поэт произносил имя великого римского автора «Анналов» Тацита. В «Тазите» Пушкин единственный раз упоминает наш город: «...суда в Анапе нагружать». Вроде пустяк, по можно гордиться! Равно как фактом единственного недельного пребывания в Анапе М. Ю. Лермонтова, также знакомого по Пятигорску с Ногмовым.

Перечитав, поймем...

Эти «мелочи», наверное, не главное для истории Анапы. Самое значительное и неизвестное - в «анапских» страницах первого историка Адыгеи: о Редеде, об истоках песни «Хан-Булат удалой...», о родословной натухаев, о Бакане, об Абрау и много другого.

Я предлагаю их прочесть как исторический первоисточник, сравнить тогдашнее в преданиях историческое представление «просвещенных горожан» о тысячелетней (если не более!) черкесской эпохе в истории анапской земли.

Сопоставьте знания 19 и 21 веков и вы щедро вознаградите себя множеством любопытных и совершенно новых сведений об Инале, Джанхоте, Жане...

1 Ш.Б. Ногмов. История адыхейского народа по преданиям кабардинцев. Научное издание., Нальчик, «Эльбрус», 1994. Все ссыпки в тексте даются по страницам этого издания.

2 По «Адыгейскому топонимическому словарю» К.Х. Меретукова (М., 1990) - «Река гор с низкими болотистыми берегами». Санскрит «бхага» - то же. «Ри»-редуцированная «Рио», «Ра» - река.

Вслед за М. Горьким: «Подлинную историю народа нельзя знать, не зная преданий... От глубокой древности фольклор неотступно сопутствует истории. У него свое мнение, и это мнение резко различно с оценками специалистов» (с 29).

Текстам Шоры надо доверять, учитывать в непротиворечивом анализе прошлого, как и текстам Страбона, Константина, Челеби, Люлье, текстам путешественников 13-19 веков, Щербины.

Подлинную историю древней Анапы в 20 веке у нас украли, растащили, замолчали, оболгали, унизили. Сухой остаток ее мумифицировали. Скальпелем Ногмова, Щербины, безымянных авторов народного исторического эпоса «Нарты» нужно препарировать труп истории, возвращая жизнь недавнему удивительному прошлому.

По меткому определению академических издателей «Истории..,» Б.А. Гарданова и Т.Х. Кумыкова «Ногмов является адыгским Нестором, а его «История...» адыгской «Повестью временных лет» (с. 7).

Я бы сравнил Шору с тамано-тмутараканским игуменом святым Никоном-летописцем. Он же - до пострига, - первый русский митрополит Иларион, чье "знаменитое «Слово о законе и благодати...» (11 век) стало первым литературным словом для русских. Я полагаю, правильно будет, хотя бы по географической близости обоих...

50 лет жизни

Шора Бек-Мурза Нагума/Ногма родился в родовом ауле на пятигорской речке Джуца под горой Бештау в 1794 году. Прадед - «природный абазех, выселился в 17 веке в Кабарду»(с. 50). Дед Бада и отец Бек-Мурза стали кабардинскими узденями - дворянами из рода царя-князя Черкессии Инала Великого (с. 152). Сыну дали высшее мусульманское образование в дагестанском медресе. Шора в 25 лет уходит служить в Кавказскую военную администрацию и четверть века исполняет различные должности и поручения мелкого чиновника. Одновременно проходит чины от корнета до штабс-капитана в лейб-гвардейском Кавказско-горском полуэскадроне под командой Султана ХатьГирея. Анапо-кубанские корни рождения в 1830 году этого воинского подразделения Конвоя Его Величества Императора России известны краеведам.

Он знает пять языков.

Живя и работая то в Тифлисе/Тбилиси, то в Нальчике и Пятигорске, то в Петербурге и Варшаве, Шора неустанно собирает и переводит песни и предания народа, составляет первую грамматику адыгского языка на русской графической основе и, по совету русского академика, (?!) переводит ее на арабскую вязь, общается с видными учеными и писателями, становится деятельным просветителем Кабарды, примеряет «Историю...» Н.М. Карамзина к истории Адыгеи.

Занимаясь подготовкой издания своих трудов в Петербурге, он тяжело заболевает и 10(23) июня 1844 года, на 50-м году жизни, умирает.

«Предполагают, что он похоронен верным Клычем на мусульманском (татарском) кладбище, что за Волковой деревней» (с. 28). Сейчас там знаменитое мемориальное Волково кладбище-некрополь/музей. Могила неизвестна...

Его «Грамматика...» напечатана только в конце 50-х годов 20 века в Нальчике. Его «История...», через 140 лет после первого издания тиражом в 20 книжек, наконец-то, 10 лет назад издана тиражом 2000 экземпляров. Книга текстологически выверена с полным научным аппаратом, с двумя его Биографиями, с обширными комментариями Б.А. Гарданова и Т.Х. Кумыкова (правда, их идеологический и терминологический уровень увы, в пятидесятых-восьмидесятых годах, что вызывает в 21-м векё некоторые мои уточнения. Они выделены в тексте квадратными скобками).

Шора Ногмов (далее ШН): «Принимаясь за дело, я имел целью, во-первых, заострить благосклонное внимание просвещенной публики в России, а во-вторых, приохотить соотечественников к умственным занятиям, которые находятся до сих пор в пренебрежении, но кои могут со временем доставить им все выгоды просвещения и образованности» (с 55).

Изначальные корни Анапы

ШН: Настоящее родовое название народа: ант(1), изменившееся с временем в aнтиxe, aтиxe, адыхе, адыга, где «хе» - указатель множественности (с. 58). [Немало слов с основой ант сохранилось в натухайском наречии: натыху-нартское просо. Отсюда - имя натухаев, долины, станицы...]

ШН: Нарт-Сана [нарзан, сома]    священная колодезная вода антского народа (с. 64). Река Кубань-Антихита у древних, образует с южным рукавом, впадающим в Понт, остров Eion [Иония!], ныне Тамань (с. 58), называемый татарами Кизилташ [«Красный камень, карман, залив...»], где в 14 веке расселились Кабары из Крыма. Но они вскоре передвинулись под руководством Инала далее на восток в нынешнюю Кабарду, где подчинили себе другие черкесские племена. Все родники от Анапы до Эльбруса по пути кабардинцев зовутся Инал-и-псын (Люлье).

Черкесы, до прихода из Крыма кабардинских князей, звались Казахами. И теперь еще мингрелы в Грузин зовут их царями казаков (с. 59).

С этим согласуется свидетельство Константина Багрянородного [традиционно, середина 10 века], который причерноморских черкасов называет зихами, а северную сторону Западного Кавказа Казакией, что граничит с аланами/осетинами (с. 59).

ШН: В имени Черкес естественнее всего признать древнее нарицательное имя керкет [7 в до н.э. - 12 в. н.э. в источниках. Корень, основа имени: кер/кар, «южные», или саг, что в обратном переводе с латиницы на греческую графику дает «царские». Они жили в Синдике, в разные времена расселяясь по берегу до Туапсе. Тор-еты («маленький овал» бухты Геленджик) включались в источниках в состав керкетов в 3 в. до н.э.  -  3 в. н.э.].

ШН: На Кубани есть здания, называемые синты - имя одного племени(2) на Кубани (с 63), откуда вышли не только княжеские рода, но и весь черкесский народ.

ШН: Наши предки называли соседей греков - гирге [«горцы»] и аллиг [искаженное эллин]; римлян и итальянцев - рум; хазар - каз(а)[!]; гуннов(3) и калмыков - тургуты [понятно теперь, что они один и тот же одновременный тюркский народ, хотя официальной историей разделены тысячелетием!]; крымских киммериян - кимергои [вот и нашлись наши синды-киммерийцы!]; турок - темиги; готов - варда [обнаружились наши Гога-Магога, «варяги; азовские викинги Тура Хейердала], имя их имеет всегда в нашем языке смысл великого, сильного, могучего» (с. 62, 84, 88, 89).

ШН: Кавказские анты [в отличие от днепровских], или аттыхи, попеременно были завоеваны и служили тургутам Атиллы, аварам [хана Бояна-Байкана/Бакана(4)], колонистам христианским коптам из Египта и Аравии в лице Кеса(5) и его потомка Инала, внука Адо(6), родоначальника всех теперешних черкесских князей, возглавивших большинство вольных адыгейских родов [в том числе и анапских Жан, кяхов-хегай...].

ШН: Кавказские адыхи всегда воевали с хазарами, тмутараканскими князьями, с крымскими татарами, с калмыками, с дагестанцами, с ногаями, друг с другом...

1 «aнт» в концепции А.Б. Исаенко («Научная мысль Кавказа», 1S99, №1, с. 102.) восходит с сарматско-аланскому «анда», «внешние» И в греческом «ант» значит «окраинные»., те же «внешние» относительно Ойкумены.

2 Синды - один из автохтонных предков адыгов. Убыхи Сочи называли их синджи - шуа («сыновья синдов»). В районе Кизилташа было (местечко Синдий; недалеко от Анапы - район станицы Варениковская - Клапрот в 19 веке обнаружил руины города Синдар (река Непиль - река Псепс)

3 «Унны» от латинского «уния», «союз» разноязычных и разноэтнических племен, в раннем средневековье переселившиеся из-за Волги-Урала в степи Дешт-Кипчак или Половецкие степи, или Дикое Поле. Известны в источниках под десятками имен, вплоть до калмыцких кочевий 20 века (скифы, печенеги, оногуры Восточного Приазовья и т.д.).

4 ШН: Между крепостями Анапа и Сунжук-кале [Новороссийск] находятся бугры - камни. Народ их зовет «Байканов белый конь». Дороги от реки Кубань зовутся в народе «байканов смертоносный путь».

5 Кес-хеттское имя Касков (кашак, касег, касог, казак (хозар). При встрече черкеса с незнакомцем старший спрашивает: «Хэттха ва род?», дословно, «Вы из рода хеттов? Вы - хет?». Провожая в дальние края, старший родственник пожелает: «Хетт эагыар», дословно, «делайте так, чтобы о тебе говорили, что ты хет». Сегодня наука Адыгеи ведет генезис адыгов от хеттов.

6 На Тамани была татарская деревня Ады, в античности отмечен боспорский город Ад...

ШН: Князь Инал(1), твердый и благоразумный правитель, доверенный народа... Мудрые постановления его полвека поддерживали тишину и благоденствие... до 1427 года (с. 91) он был именован святым. После покорения Абхазии скончался смертью праведника [в 1453 г. - ?], где известен и почитается мавзолей Инала (с 97). Один из его сыновей, Джанхот, остался править в Хегаке. Переселившиеся к морю от кемиргойского племени его потомки зовутся ныне Занно [Жане].

ШН: Внук знаменитого Инала - князь Идар, сын Тохтамыша, владетеля Кабарды; по линии матери - внук князя Эльжереко Бжедухского. [В 1500 году-?], возмужав, Идар собрал войско из кяхов (с. 104) и шапсугов и повел его на Тмутараканское княжество и Хазарское царство. Дед его, Эльжеруко, и могучий великан Редедя сопутствовали ему в набеге. Тамтаракайцы (привычное у нас    Тмутаракань) вышли Идару навстречу. Когда обе армии сблизились, Редедя, по обычаю тогдашних времен, захотел решить участь войны единоборством: «Чтобы не терять войско, не проливать напрасно крови и не разрывать дружбы, одолей меня и возьми все, что имею». Князь Тамтаракая сам пошел на вызов. Противники сняли с себя оружие, положили его на землю и начали борьбу, длившуюся несколько часов. Редедя пал и князь поразил его ножом. Адыги возвратились в отечество, более сожалея о потере лучшего воина, чем о неудаче похода. Спустя несколько лет они решили отомстить за смерть Редеди и завоевать тамтаракайскую землю. Осы прислали на подмогу им до 6000 отборных воинов. Много было сражений, много погибло, много разорено жилищ. Адыги победили. С того времени ведется пословица: Тамтаракай-ух!    «Будь ты Тмутараканью!». Также говорят и татары: «Тамтарахай-бал»!

Редедю современники прославили в песнях: «Ой Ридада Маха ореда» т.е. «Редедя, воин орды». Эту песню поют во время свадьбы, жатвы...

Истоки знаменитой русской песни

ШН: (с. 127, 128): Занские князья [предки куматырских князей Заноко-Жане], два брата Антиноко. [«сын антов»] и младший Ханбулат 30 лет жили одним домом. Старший был женат и, кроме того, имел у себя девушку удивительной красоты, по имени Сатенай [«цветок таволга»].

Народ аула начал поговаривать о тайной связи юного Ханбулата с Сатеник. Антиноко выгнал брата из дома. Узнав, что девушка продолжает посылать [подарки] брату, решил умертвить его. Младший собрал князей-кунаков и турецкое войско, старший попросил отряд крымского хана.

В схватки братьев при заливе моря (Черное) Ханбулат был убит.

Жена Антиноко, Сатаней, составила песню: «Каждую ночь хожу я к заливу морскому. Все аулы обойдены, но никто не войдет в мое горе. Мое сердце разрывалось с несчастным Ханбулатом...»-«... бедна сакля твоя».

Спустя 200 лет после этих событий в 1858 году поэт-воин Александр Аммосов (1823-1866) сложил стихи, ставшие песней:

«    Ты уж стар, ты уж сед, / Ей с тобой не житье, / На заре юных лет / Ты погубишь её     -Ты невестой своей / Полюбуйся поди, / Она в сакле моей / Спит с кинжалом в груди / Голос смолк старика, / дремлет берег крутой, / И играет река / Перекатной волной...

1 Инал.: Самир Хотко в монографии «Генезис черкесских элит в султанате мамлюков и Османской империи (13-19 в.в.)» (Майкоп:, «Меоты». 1999. С. 204, 205. 219. 233.) указывает нескольких Иналов 15 века в Египте, мамлюков. Любой из них мог вернуться на родину, в Черкессию, и выдать себя за мамлюкого султана Ашрафи Инала (1453-1461 правление), откуда могла пойти генеалогия великих князей Черкасских в России 16-20 веков. На самом деле султан Инал умер в Каире в возрасте 80 лет. Эту удобную версию придумали потомки. Об этом пишет и Шора Ногмов.

По преданиям старцев. Только цитаты.

ШН: (с. 65-75): Адыхы славились деятельностью и сметливостью. Строгое воспитание приучало их сносить сильный зной и горный холод и без ропота испытывать лишение. Всем известна поговорка: «нар ант лежеко», т.е. «трудолюбивый ант».

Все хвалят нашу стройность, высокий рост и мужественную осанку.

Овал лица часто сбивается на славянский, особенно в простом народе.
Адыхи, отправляясь на войну, избирали вождей, славных отвагой и мужеством, ставили их всегда в передовом войске.
Уличенных в трусости выводили перед собранием в длинном колпаке для посрамления.
Адыги гордились своей славою. Вспомним ответ Лавристана на требование: «Не дадим дани, доколе останется хоть один из нас в живых».

Кяхи, или нынешние шапсуги [от речки шепси, «молочная»], на нижней Кубани обитали в глубине лесов или в горных ущельях, строили хижины в диких местах среди непроходимых болот... По многим уцелевшим [в 19 веке!] следам можно заключить, что адыхи имели крепости. 

Адыхи издревле занимались хлебопашеством, сёяли просо, ячмень, полбу, кукурузу и разводили овощи. 

...Раздавали милостыню из нового хлеба. Торговлю производили на обмен: скот, одежда.

...Музыкальные инструменты: балалайка, скрипка, цимбалы из 12 струн и дудка. Танцевали по кругу. В середине музыканты. Сочинители стихов и песен — гекуоки [ге, «сердце»; кваки, «петь»!] и трубачи пели стихи, восхваляя перед войском доблести предков.

Адыхи вырабатывали из собственного железа и меди котлы, топоры, ножи, сотники, косы и серпы, всякое оружие из стали.

Уцелевшие [в 19 веке!] древние монументы из камня с изображением витязей в шлемах с мечами, гладкие каменные ... с выпуклым изображение рук, ножей, щитов и прочего могут служить свидетелем искусства предков.

Цитировать можно бесконечно! Какие события, сюжеты! Пир души! Каков слог! Всё - правда! Какая легендарная цивилизация «АНТлантиды»!

Шора не закончил рукопись книги, надеясь на продолжение жизни. Мне, по логике очерка, надо завершать его словами: «Из всего собранного мною мне удалось составить хотя краткую, но довольно ясную картину минувшей жизни народа...» (с. 55).

Виктор Чащин, историк-краевед