Поддержите сайт: номер кошелька Яндекс-Деньги - 410011377083748

Князь Инал

С одной стороны "Предки адыгов (зихи, керкеты, меоты и др.) известны в северо-восточном Причерноморье со II тыс. до н. э.", с другой стороны адыгейские народные предания сообщают, что прибыли они на кораблях из Аравии примерно в 14 веке н.э. Именно об этом упоминает и Эвлия Челеби - средневековый турецкий путешественник: "Когда-то, когда народ шегаке прибыл на кораблях из Арабистана, Албании и Константинополя, их корабли пристали к Анапской гавани." Одной из основных [полу] исторических фигур, чье имя тесно связано с данным переселенческим процессом, является князь Инал, ставший родоначальником многих княжеских фамилий Черкесии. О нем и его (теперь найденной!) столице и пойдет речь в приведенной ниже статье историка-краеведа В.С. Чащина.

* * *

ИНАЛ

Осенью 2009 года поисковики  Анапы А. Бурундуков и А. Низамиев нашли остатки крепости легендарного Инала. Ее координаты по GPC:**с.ш.**в.д.*********. [Крымский район Краснодарского края. Между реками Непиль и Псиф.]

Кто он?

Он – родоначальник кабардинских князей, объединитель родов Черкесии.

Факты свидетельствуют, легендарный Инал — историческое лицо.

Судя по всему, как правитель Черкесии, Инал выдвинулся в последней трети XIV века. Это был период смуты в Золотой Орде. После убийства ханом Золотой Орды Бердибеком (1357-1359) своего отца Джанибека (1342-1357) в Золотой Орде усилились сепаратистские тенденции. На политическую сцену вышли не только Чингисиды, но и темники Мамай и Хаджи Черкес. Одновременно с ними и, казалось бы, с такими же, но принципиально иными по содержанию целями действовал князь Инал. Он выполнял роль собирателя разрозненных адыгских владений и земель, аналогичную той, какую выполнял Иван Калита на Руси.

 К обозначенной датировке становления державы Инала подводит письмо 1753 года  , адресованное императрице Елизавете Петровне тремя кабардинскими князьями. Они связывают воедино время князя Инала и хана Джанибека. В письме сказано: «Во время … Инала в Крыму ханом был Джанибек-Хан, и с того времени абазинцы наши». Кроме того, Д. де Монпере, Л.Я. Люлье и другие известные кавказоведы первой половины XIX столетия полагают, что князь Инал царствовал в начале XV  века. Хотя датой смерти Инала считают иногда 1458 год, эта версия, впервые выдвинутая А.Т.Шортановым, ничем не подкреплена. Большие сомнения вызывает и гипотеза А.В.Гадло, который переносит время правления Инала в эпоху конца VIII – первой половины IX века.

Можно считать, что время правления родоначальника адыгских княжеских фамилий приходится на последнюю треть XIV и начало XV века.

По В.М. Аталикову, кабардинцы — "пятигорские черкасы" пришли на территорию нынешней Кабарды в промежутке времени между 1452 и 1500 гг. Первая дата — свидетельство И. Барбаро о том, что кабардинцы были еще на Кубани. Вторая дата — свидетельство русских источников о том, что они уже были в районе Пятигорья. Если  учесть, что кабардинцы ушли с Кубани после захвата турками Крыма и Таманского полуострова в 1475 г., то этот хронологический промежуток времени, когда кабардинцы переселились на территорию современной Кабарды "сужается" до 1475-1500 гг.

 Возглавляли переход от Анапы до Пятигорска два внука Инала — Кабарти-бек Таусултан и Кайтуко, которые тогда же дали свое родовое имя области и разделили Кабарду на Большую и Малую. По Л.И. Лаврову, также "... кабардинцы сперва обитали где-то по соседству с шапсугами, т.е. в низовьях Кубани. Народные предания о переселении кабардинцев, хотя и расходятся в деталях, но единогласно считают Таманский полуостров и берега Черного моря древним местожительством предков кабардинцев". Последнее мнение, подтвержденное результатами археологических исследований, а также архивными источниками,на сегодняшний день представляется наиболее правдоподобным. Кабардинцы оставили Тавриду, вернулись к старым жилищам на Кубани и посе­лились на острове, который окружают Черное море, часть Меотийского озера (Азовское мо­ре) и два рукава р. Кубани. Пока у них все было спокойно, они называли страну Кизил-Таш («Красный карман»/залив (Черного моря). И ныне есть Кизилташский лиман близ Анапы. Но, вероятно, и там не все их устраивало, поскольку они продвинулись дальше на северо-восток под руководством вождя Инала Тагана / Кагана -? –В.Ч./ в место, где жил народ черкесов. Кабардинцы в течение долгого времени приняли обычаи, одежду и язык черкесов; они были даже названы черкесами.

Многочисленные и широко известные предания и документы рисуют подробную картину объединения адыгских и абазинских княжеств и владений под властью Инала, нареченного Святым – Инал Нэху.

Инал объединил разрозненные адыгские племена и установил власть княжеского дома Иналовичей на обширном пространстве Северного и Юго-Западного Кавказа, начиная от реки Бзыбь, впадающей в Черное море до Прикаспийских степей, прилегающих к устью Терека. Большое влияние имел Инал и на черкесских жителей Крыма. Здесь со времен его прадеда Араб-хана адыги жили в южной части полуострова в долине Черкез Тюз (Черкесская долина), где протекала река Кабарда и находилась крепость Черкес-кермен.

По сведениям Шоры Ногма, адыгские дворяне пытались воспрепятствовать возвышению Инала. Однако в решающем сражении ему удалось разбить объединенное войско тридцати крупных феодалов. Десятерых из них он приказал казнить, остальных принудил к присяге на верность и подданство. В конце концов, народ Черкесии повсеместно признал Инала своим верховным, великим князем. Для управления страной и решения спорных вопросов Инал поставил над народом 40 судей, по числу отдельных княжеств и владений.

Столицей Черкесии и резиденцией самого Инала стал укрепленный город Шанджир, построенный дедом Инала Абдан-ханом между реками Псиф и Непиль на развалинах древней Синдики, главного города Синдского государства.

П. – С. Паллас в «Заметках о путешествии… в 1793 – 1794 годах»: «Речки: 8.  Непил, на которой аулами управляет старейшина Шупако Кес. 9. Псиф. Между Непилом и Псифом мы видели прямоугольную стену и ров, имеющие 4 прохода,как в римском лагере. К северу от топей, образуемых Кубанью, находятся высокие курганы, с большого расстояния похожие на форты. Раньше здесь стоял город Шантгир/ Синд-гор/, резиденция темиргоевского князя, от которого черкесы ведут свое происхождение. Это укрепление к западу граничит с р.Непил, а на востоке – с р. Псиф. Описывая остатки этого города, Г.Ю. Клапрот в 1809 г. пишет: «Там еще можно встретить стены и рвы диаметром приблизительно в половину немецкой мили; они тянутся на восток до Псифа и на запад до Нефила. Эта постройка имела четыре выхода, наподобие римского лагеря. На севере, со стороны кубанских плавней, есть ряд холмов, которые можно принять за фортификации».

Резиденция Инала, по сообщению В.М. Аталикова, находилась в Шантгире, между реками Непил и Псиф (т.е. среди темиргоев, в Синдике.).

Пребывание кабардинцев в Крыму, кажется, не подвержено сомнению. Так как история черкесского народа имеет некоторую связь с аравитянами, то и предание это получает некоторую основательность", — заключает Хан-Гирей. В более "сжатом" виде легенда эта приводится и у Н. Дубровина (1871): У шапсугов, темиргоевцев и кабардинцев сохранилась песня, в которой они считают себя выходцами из Арабистана. По преданию, кабардинцы и темиргоевцы, до прибытия своего на Кавказ, перекочевали в Крым, где и жили очень долгое время. Недовольные ханами, они перебрались через Таманский (Керченский) пролив и поселились на Джимитейском острове — в черноморском устье Кубани. После упорной войны с Крымскими татарами они удалились в Баканское ущелье, на р. Адагум. Крымские ханы пришли и туда. В столкновении с татарами был убит кабардинский предводитель Беаслан Бакан. Второе сражение с ханом происходило на земле нынешних шапсугов, в долине Абин, в местности Вуордебуадж ("Ордынская равнина"). Тут хан потерпел поражение. Следуя по направлению на восток, переселенцы основались было на берегах р. Схагуаше (Белая), но оттуда перешли к подошвам гор Бештау, где жили в XV в. В настоящее время они живут на Баксане, и местность эту черкесы называют Кабертай-Туадж.

К этому времени, как можно понять, Инала уже не было в живых и Черкесией управлял кто-то из его сыновей. У Инала (потомка Кеса, родоначальника всех черкесских князей) было 4 сына: Темрюк, Беслан, Кабарт и Зан - око. Инал при жизни разделил все свои владения на 4 удела и раздал их в управление своим сыновьям, которые стали родоначальниками нынешних черкесских племен: от Темрюка произошли темиргоевцы, от Беслана — бесленеевцы, от Кабарта — кабардинцы и толь­ко одни шапсуги не приняли названия четвертого сына Инала — Заноко. Сам Инал остался жить среди темиргоевцев. Но Темрюк, которого черкесские песни называют "человеком железного серд­ца", скоро восстал на отца, лишил его власти и объявил себя одного князем над всеми князьями. Братья не признали его главенства, но Инал, которого народ причисляет к лику святых, смирился с судьбой и, умирая, завещал сыновьям почитать темиргоевского князя "князем над князьями", в па­мять того, что сам он, властвуя над всеми черкесами, имел пребывание среди темиргоевцев.

В работе А.И.Абдокова приводится интереснейшее предание о родоначальнике адыгского народа, записанное у закубанских кабардинцев. Было время, когда у кабардинцев не было пши (князей) и народом управляли тлякотлеши (дворяне). Никто никого не слушал, каждый жил, как он хотел. Из-за отсутствия единства адыги сильно страдали от нападения татар и фарянгов (генуэзцев).

Наконец, из Мсыра (Миср=Египет) пришел князь Инал и объединил адыгов. Все дворяне начали слушаться его. Объединенные под властью умного Инала, адыги победили татар и прогнали их за Тен (Дон) и Индыль (Волгу). После этого Инал начал воевать с ференджами. Война с ними была трудной, т.к. они жили в каменных крепостях, построенных на адыгской земле. Они нападали на адыгов, захватывали скот и детей и прятались опять в крепостях. Иналу удалось разрушить все их крепости, за исключением Хумарана (ныне сел. Старая Хумара), построенного на берегу Псыжа (Кубани). Долго простоял Инал с войсками под стенами огромной крепости, много адыгов сложило свои головы у ее ворот. Но Инал был настойчив. Он не отступал, хотя давно прошел срок, когда он должен был через горы повести свои войска на помощь своему тестю Шаше в стране Мудавей (Абхазии). В конце концов ференджи были разгромлены конным отрядом Кабарды Тамбиева. Инал созвал четырех сыновей от первой жены и объявил: "Отныне все земли, которыми управляют Тамбиевы, я называю Кэбэрдей. Имя такого человека, как Кабарда, нельзя предать забвению". После смерти отца сыновья поделили между собой адыгскую землю. Старшему Табульде достались земли к востоку от Псыжа, куда входила и территория, которая была названа Иналом "Кабардой". Второму сыну Беслану достались земли между Псыжем и Лабой, третьему — Чемругу —от Лабы до Пшиша, а дальше до моря получил земли младший сын Жанэ. С тех пор те земли были названы Бесланей, Кемругой и Жаней. А Табульда не посмел заменить данное отцом название "Кабарда". Вот откуда и пошло название Къэбэрдей...

 Инал оставил после себя 5 сыновей: от первой жены Жай-хот, от второй — Мин-болат и Беслем, а от третьей — Унар-мес и Кир-мес. Между ними начались раздоры. В конце концов, они разделились на три части: один из них остался в Хегаке, другие поселились в Кемиргое (Темиргой), а остальные ушли в Кабарду. От этих-то сыновей Инала производят свое родоначалие нынешние кабардинские, кемиргоевские (темиргоевские) и бесленеевские князья. В частности, из потомков адыгейских князей в кемиргоевском племени княжили три брата. Их звали Болотоко, Занн и Хотокой. Один из братьев, Занн, отделился со своим народом; потомки его и доныне за­нимают те же места и называются "занно" (общество Занн, или Жане, расположенное на р. Пшиш близ его владения в р. Кубань. Болотоко же, которого адыгейский народ зовет "князь из князей", остался со своим народом на прежнем месте жительства; его народ до сей поры удержал прежнее название кемир - гой.

от третьей жены у Инала было два сына: Унармес и Кирмиш. Унармес оставил сына Тохтамыша, владевшего Кабардой. А от Кирмиша остался сын Идар. По приветливости и добродетелям все находили в нем сходство с князем Иналом. Затем кабардинские князья перессорились между собой. Междоусобная война кончилась изгнанием князя Тохтамыша и сына его, Безруко, поселившихся на р. Тохтамыш.

 Один из его сыновей, Джанхот, остался править в Хегаке. Переселившиеся к морю его потомки от кемиргойского/темиргойского племени зовутся ныне Зано [Жане].

Ф.Д. Монпере приводит кабардинское предание: "Франки и генуэзцы обитали по всем долинам северного подножья Кавказа и находились в мире и дружбе с жителями этой страны. Жилища франков заполняли главным образом долину Кисловодска, распространяясь далее за р. Кубанью. Один из вождей франков полюбил жену кабардинского князя и просил кабардинца уступить ее ему, но князь и слышать не хотел об этом. Между тем, жена кабардинца, движимая желанием по­служить родине, посоветовала своему мужу уступить ее франку, но с тем, чтобы он исполнил все условия, которые предложат ему после свадьбы. Франки собрались с кабардинцами в церкви за р. Кубанью, напротив Камары; здесь их вожди принесли взаимную клятву. Затем они повторили эту клятву перед языческими идолами кабардинцев. После свадьбы кабардинский князь объявил свое условие; он потребовал, чтобы франки удалились за Кубань, что они и вынуждены были исполнить. Часть франков ушла к подножию Эльбруса, где они и остались, забыв свою веру и свое происхождение". Клапрот передает это предание менее подробно, но добавляет, что и сейчас среди кабардинцев существует поговорка: "Мы отдали своих жен за эту страну".

Как говорится, нет дыма без огня. Не исключено, что почти трехвековое пребывание генуэзцев в Черкесии каким-то причудливым образом трансформировалось в памяти адыгов и породило, по сведениям Э. Примоде, среди некоторых племен к северу от Кубани легенду о происхождении их от итальянских (генуэзских) колонистов.

Шора  Ногмов: Князь Инал, твердый и благоразумный правитель, доверенный народа... По Ш. Ногмову, Инал был щедро одарен природой: он имел все качества великих и добродетельных людей. Под его твердым и благоразумным управлением прекратились смуты и беспорядки между адыгами. Благоразумие, прямодушие и высокие дарования приобрели ему любовь и уважение адыгских племен. Это расположение еще более усилилось, когда египетские переселенцы окончательно соединились с туземцами, приняв их веру и язык. Мудрые постановления упрочили возникающее спокойствие и полвека поддерживали тишину и благоденствие... до 1427 года. Он был именован святым. Потом вошла в употребление поговорка "Дай, Боже, Иналов день!".После покорения Абхазии скончался смертью праведника.

По свидетельству Хан-Гирея, его считали «человеком сверхъестественным, причастным святости, и люди с благоговением призывали на помощь «бога счастия Инала», в твердой уверенности, что имя великого предка может способствовать успеху всякого начинания. Священными считались и считаются различные места, названные именем Инала: Иналов родник близ Анапы, река Инал, впадающая в Кубань справа ниже аула Хумара, гора Инал в междуречье Баксана и Малки в верховьях этих рек, бухта Инала на Черном море в окрестностях Геленджика, Инал ик1эй ("долина Инала") — в верховьях р. Шахе и т.д. По преданию, Инал похоронен в Абхазии, в урочище Псху на р. Бзыбь.

Объектом особого почитания стал мавзолей Инал-куба. До недавнего времени сюда приходили адыги, чтобы принести Иналу поминальные жертвы. Русские жители современного селения Псху называют гору, на которой покоится Инал, Святой Инал.

Внук знаменитого Инала - князь Идар, сын Тохтамыша, владетеля Кабарды; по линии матери - внук князя Эльжереко Бжедухского. [В 1500 году-?], возмужав, Идар собрал войско из кяхов и шапсугов и повел его на Тмутараканское княжество и Хазарское царство. Дед его, Эльжеруко, и могучий великан Редедя сопутствовали ему в набеге. Тамтаракайцы (привычное у нас    Тмутаракань) вышли Идару навстречу. Когда обе армии сблизились, Редедя, по обычаю тогдашних времен, захотел решить участь войны единоборством: «Чтобы не терять войско, не проливать напрасно крови и не разрывать дружбы, одолей меня и возьми все, что имею». Князь Тамтаракая сам пошел на вызов. Противники сняли с себя оружие, положили его на землю и начали борьбу, длившуюся несколько часов. Редедя пал и князь поразил его ножом. Адыги возвратились в отечество, более сожалея о потере лучшего воина, чем о неудаче похода. Спустя несколько лет они решили отомстить за смерть Редеди и завоевать тамтаракайскую землю. Осы прислали на подмогу им до 6000 отборных воинов. Много было сражений, много погибло, много разорено жилищ. Адыги победили. С того времени ведется пословица: Тамтаракай-ух!    «Будь ты Тмутараканью!». Также говорят и татары: «Тамтарахай-бал»!

Редедю современники прославили в песнях: «Ой, Ридада Маха ореда» т.е. «Редедя, воин орды». Эту песню поют во время свадьбы, жатвы...

  Сыновья, внуки и правнуки  Инала поделили между собой всю территорию Черкесии. Мощь каждого из этих княжеств постоянно возрастала. Но возрастали вместе с тем и амбиции каждого удельного князя, создавая почву для междоусобных столкновений, дробления страны на большое число мелких владений, политически и экономически плохо связанных друг с другом. Это сделало возможным уничтожение во многом еще очень хрупкого единства страны, достигнутого Иналом. Формировались и возвышались княжества, претендовавшие на подчинение своему влиянию всей Черкесии. К их числу относится Жане, территория которой включала часть прибрежной полосы Азовского моря между устьями Кубани и Дона. В первой половине XV века успешная борьба с крымскими татарами, резкое увеличение численности и занимаемой территории выдвинули Жане в число самых сильных и влиятельных княжеств Черкесии. По словам Хан-Гирея, даже кабардинцы «не раз ипытывали алчность, безмерную гордость и истребительские набеги жанейцев». В отношении единства интересов и централизации власти Черкесия второй половины XV века мало чем отличалась от ее состояния в X веке, известного по описаниям арабского географа Масуди. На Руси между тем имели место прямо противоположные процессы «собирания русских земель» и объединения их под властью московского князя Ивана III, деда Ивана Грозного. Потомком Идара является и кабардинский князь Темрюк (он же Темрюк Маремшаович Идаров), чья дочь Кученей стала впоследствии русской царицей — одной из жен Ивана Грозного.

Официальным для потомков Инала стал титул пщы – «святой», «верховный».

Указывая на особый статус среди адыгских феодалов, Иналовичи говорили: Дэ дыгъэ-мазэм дыкъыхэкIащ, дыкъурейшы лъэпкъщ» - «Мы солнечно-лунного происхождения, из рода курейшитов». Это типичная для правителей того времени формула. Тем самым как бы подтверждалась принадлежность Иналовичей к высшим, небесным силам, потомкам пророка, которым предначертано править черкесским народом.

 Символом святости и божественной власти Инала явилась и (воссозданная или созданная воображением Иналовичей) его корона с семью зубцами и червленой шапкой, украшенной навершием в виде серебряного пера. Это геральдическая корона, соединяющая в одно целое сложный по композиции герб князей Черкасских. В источниках ее называют княжеской шапкой и короной Инала и рассматривают как символ адыгской государственности.

 

Виктор Чащин, историк-краевед