Поддержите сайт: номер кошелька Яндекс-Деньги - 410011377083748

Анапа в Великую Отечественную: бомбежка порта

Картина «Разрушенная Анапа». Художник Платон Яковлевич Крутько, г. Анапа

Картина «Разрушенная Анапа». Художник Платон Яковлевич Крутько, г. Анапа

По словам моего брата Кости, 22 июня 1941 г. в Анапе была замечательная погода: тихо, море спокойное, с Высокого берега просматривалось дно и все подводные скалы. И вдруг объявление по радио о начале войны с Германией. В городе появилось много военных подразделений. Например, на Высоком берегу, в районе Курзала, расположился зенитный батальон. На крыше поликлиники (там же) установили спаренный пулемет типа «Максим». Возле него день и ночь дежурил пулеметчик. На пристани стоял торпедный катер. Постоянно подходили баржи с боеприпасами. Анапские пацаны часто бегали в порт и смотрели, как военные сгружают снаряды, патроны, авиационные мины. Даже казачий полк квартировал в городе. Одного казака поселили в дом, где жила Костина мама с детьми. Он повесил на стену свою шашку. Потом их бросили на Перекоп, и немцы их полностью истребили. Конечно, что такое конница против пехоты, когда у каждого немца в руках автомат? Потом начались бомбежки...

Эту бомбежку наблюдал братик Костя вместе с другими ребятишками (место на Высоком берегу, напротив пансионата «Русь»). Сейчас там широкий спуск и машины ходят, а в то время он тоже был, только сильно изрытый траншеями. Именно там находились наши ребята, когда появились немецкие самолеты. Их было шесть или восемь - целая армада. Это были «юнкерсы» - одномоторные пикирующие бомбардировщики. В Анапе их называли «штуками». Летели над морем со стороны Керчи, и пацаны уже знали: сейчас будут порт бомбить,

И действительно, достигнув Высокого берега, самолеты набрали высоту и стали пикировать на нашу пристань. Костя вспоминал: «Это было прицельное бомбометание. Они вели себя очень нагло: пикируют, делают разворот и снова пикируют. Особенно один из них, он решил потопить торпедный катер».

Я спросила: «А что ж зенитки?» Костя с жаром: «Зенитки бьют, а он - пикирует. Ох, нахальный! Потом у одного пилота нервы не выдержали (ведь зенитки бьют!), и он свои бомбы сбросил раньше времени (во время разворота). Они посыпались в море недалеко от нас. Мальчишки бросились к траншеям - прятаться: а я ошалел от страха и все бегал по кругу, даже галошу потерял; а потом опомнился и тоже побежал". Я спросила: "Катер не потопили?" Отвечал: "Потопили. Он загорелся и затонул. В таком состоянии находился всю войну. Мы с ребятами плавали к нему. Над водой оставалась только часть мачты. После войны его подняли на поверхность..."

Т.И.К.

"Ваша Газета", №16 / 25.04.2014