Поддержите сайт: номер кошелька Яндекс-Деньги - 410011377083748

Анапчане. Письма с войны

Среди учреждений культуры города Анапы, занимающихся героико-патриотическим воспитанием молодежи, археологический музей занимает особое место. Своими экспозициями, выставками, подлинными экспонатами, лекциями, обзорными и тематическими экскурсиями он помогает посетителям объективно оценить страницы истории. Музей ведет эту работу, сотрудничая с другими организациями, учреждениями города, используя при этом самые разнообразные формы и методы воспитательной работы. Большой популярностью у студентов и школьников пользуются уроки мужества: «От Кубани до Праги», «Высота Героя», «Десант бессмертия», «Три письма с войны».

                Самыми сокровенными в летописи Великой Отечественной войны были и остаются страницы солдатских писем. Они были почти в каждой семье. 60 и более лет их берегли как самую большую драгоценность, святыню. Их читали со слезами на глазах и гордостью за тех, кто их писал. Их знали наизусть те, кому они были адресованы. Пожелтевшие, стертые на сгибах, зачитанные до дыр …. Большей частью их хранят в семьях, некоторые письма стали музейными экспонатами. Письма писали разные люди, писали о разном, но все эти письма роднило и объединяло одно: их дух, настроение, вера в Победу.

                Начало войны 1941-42 гг. - самые тяжкие, самые суровые годы войны - период отступления наших войск, период горьких поражений, огромных жертв. А в письмах нет ни растерянности, ни паники, ни упаднических настроений.

                Наш земляк, майор Иван Павлович Мельников писал осенью 1941 года:

1941 год               «…и думаю: неужели мы отдадим это на поругание немцам, неужели мы будем рабами их? Нет. Не бывать этому. Не позволит это наш русский народ. Он любит свою Родину, свой быт, свою свободу. Много вдов и сирот останется после этой кровавой бойни, но мать-родина, наша Русская Родина будет жить».

                Майор Мельников погиб, защищая Ленинград, жена его осталась вдовой, дети - сиротами.

                Какой бы трудной и жестокой ни была война, на ней, как и в мирной жизни, ничто не было чуждо человеку. Война принесла разлуку горькую, часто навсегда. Была тоска по оставленным женам, детям, любимым, родным.

           Вот выдержки из письма анапчанина Петра Васильевича Ломанова. Он участник 2-х войн: гражданской и Великой Отечественной в 1941-1943 гг. Воевал под Харьковом и за Сталинград. После тяжелого ранения в Сталинградской битве Ломанов потерял зрение, и лишь после нескольких  операций частично стал видеть. Он писал:

1942 год               «Я часто смотрю и мечтаю о прошлом, ты у меня с ума не исчезаешь, одна мысль и мечты - это ты, моя красавица; моя хорошая, не унывай, живи и радуй детей. Я верен тебе до смерти,… черт возьми,  да почему я не с тобой! Как мне надоел мужской пол да в шуме-громе войны! Пиши чаще, я жду - не дождусь…. Целую, твой Петя.»

                В период  оккупации Анапы в районе неоднократно высаживались морские десанты. Незабываемый подвиг совершил отряд моряков под командованием капитана Д. С. Калинина. Короткой, но героической была жизнь капитана Калинина, бессмертный подвиг которого привел в изумление даже врагов. Преклоняясь перед личной отвагой офицера, они похоронили его со всеми воинскими почестями. Вы только вдумайтесь: фашисты хоронят своего врага как героя! За стойкость и мужество, за героизм и самопожертвование во имя Родины он был удостоен высшей награды страны - звания Героя Советского Союза. Мы не знаем, о чём думал Д. С. Калинин в последние минуты своей жизни, но ясно одно: до последнего дыхания он остался верен своему непоколебимому убеждению. Это видно из его письма к жене, Нонне Васильевне:

1941 год               «Я считаю, что в этой войне от каждого из нас требуется быть храбрым и честным бойцом, не бояться смерти, горячо преданным своей Родине ….Если что и случится со мной, знай - дешево не дамся, а главное, если погибну - то в бою».

           А теперь послушайте, какие удивительно теплые, заботливые и нежные письма писал капитан Калинин своим маленьким сыновьям:

21 марта 1942 года          «Добрый день, мои дорогие ребятки - Вова и Валерик! Целую вас, обоих курносых, крепко-крепко! Посылаю вам свою фотокарточку, чтобы вы смотрели и не забывали своего папу. Вова! Валерика ты теперь должен воспитывать как старший брат - не давай его в обиду, заступайся за него, люби и жалей. Напишите мне письмо. Сделай так: Валерину ручку обведи карандашом на листе бумаги и на этом месте напиши мне, что найдешь нужным».

 от 6 января 1943 года «Нонночка, убедительно прошу, опиши мне сцену игры или как ты говоришь, возни ребят…. Я, кажется, до смерти зацеловал бы их, увидев, как эти два хлопчика кувыркаются на полатях…».

от 13 марта 1943 года «Спасибо, Нонна, за описание рассуждений ребят. Мне очень нравится, что Валерик хочет иметь «челочку», а Вова беспокоится, что всех фашистов перебьют, и ему не достанется их бить. Вот хлопчики растут! У меня на лице расплывается неудержимая улыбка».

                Поистине волнующие документы: они красноречиво свидетельствуют о высочайшем накале боевого духа, когда даже нет времени на лишние слова, еще чуть-чуть…. Письмо от сына - артиллериста Евгения Васильевича Лобаса своей маме, анапчанке Анастасии Трофимовне Лобас.

23 июля 1944 года           «Нахожусь уже в Польше. Скоро дойдем до Берлина, немчура бежит без оглядки. Все дороги усеяны трупами и их техникой. Представлен к 2-м наградам. На счет писем - не обижайтесь. Времени нет писать чаще. Нужно быстрей врага разбить, пока он в панике».

                Солдатскому сердцу безмерно дорога весточка из родного дома, хотя иногда это были горестные сообщения. Из письма анапчанке Екатерине Ниловне Гончаренко от сына Владимира Михайловича Гончаренко:

11 октября 1944 года «Мамочка! Наконец и я от вас получил сегодня письмо. Я каждый день его ждал, и,, наконец, дождался. Когда дочитал за папу - у меня покатились слезы. Мне стало стыдно, ведь я боец, а слезы текут, как у маленького. Вы знаете, как мне жаль своего отца, ведь мне не пришлось его даже увидеть перед смертью».

                И, наконец, последний год войны. Письмо воина-десантника Куликова Михаила Ефимовича своему брату Павлу:

17 марта 1945года  «Здравствуй, дорогой брат Павел Ефимович! Я в огне величайшего                                            сражения в горах Венгрии, около озера Балатон. Дивизии «Мертвая голова» и «СС» с тысячами танков рвутся на восток. Тысячи тонн металла градом сыплются на головы наших бойцов. За время войны я не видел такой бойни. Десятки раз моя жизнь была на ниточке. Я получил твое письмо, ты пишешь трудно. Я никогда теперь не скажу, что трудно - когда я живу. Трудно только здесь, где видишь человеческие клочки жизни. Дорогой братишка, прости меня за это письмо. Не подумай, что я боюсь. Нет, я очень спокоен, потому что живым остаться вряд ли кто сможет. Если увидишь Марусю - успокаивай ее тем, что она сама сможет воспитать своих детей. Пусть это письмо будешь читать только ты, и все остальные не будут знать об этом. Целую тебя!  Михаил»

          Он остался жив! Имеет 16 наград Родины. Война закончилась для десантника Куликова М.Е. 12 мая 1945 года в Будапеште. После войны - учитель математики: «Отличник народного просвещения», «Заслуженный учитель школы РСФСР». Живет в Анапе, сейчас ему 92 года. 

                И еще одно письмо - в Центральный госпиталь г Москвы Сергею Александровичу Жигальцову от командира С. Д. Марковцева:

15 мая 1945 года «Серёжа! Здравствуйте! Ваше письмо получил, но с ответом задержался - добиваем немчуру. Извините за задержку, а с полной победой над врагом поздравляю от всей души. Ваш труд в деле разгрома вложен также немалый, жаль, что вы не смогли принять участие в доколачивании врага; не всем же суждено делать это лично. Враг добит. А ваше желание вернуться в свою часть - я поддержу».

            С. А. Жигальцов во время войны был летчиком-штурмовиком, пилотом 30-го пикирующего авиаполка. В газете «Крылья Победы» № 23 от 27 января 1944 года описан воздушный бой жигальцовского «Илюшина» с 4-мя истребителями противника - «Мессершмиттами». В разгар боя вражеский снаряд повредил самолет и раздробил правую руку пилота. Превозмогая резкую боль, Жигальцов ухватился за штурвал левой рукой, выровнял машину и сумел долететь до своего аэродрома, но … на подбитой машине не выпускалось шасси. Летчик ослаб от большой потери крови. Левой рукой он заставлял машину делать резкие фигуры, боясь потерять сознание от боли. И только на 4 кругу шасси вышло. Раненный летчик смог посадить поврежденную машину. Это настоящий героизм.

                Жигальцов С.А. награжден 4-мя боевыми орденами и многими медалями.

    После войны он работал врачом - невропатологом Анапской городской поликлиники, зав. неврологическим отделением районной больницы. 40 лет трудовой биографии было отдано здравоохранению.

                Письма с войны часто были похожи одно на другое своими чувствами, мыслями, заботами, и в то же время каждое из них - неповторимое, единственное. На первый взгляд незначительное, глубоко личное - каждое письмо имеет величайшую историческую ценность. За каждым фронтовым письмом стоит нелегкая судьба солдата и судьба его близких. Это до срока постаревшие вдовы. Это дети – голодные, рано узнавшие горечь безотцовщины; с простыми желаниями тишины, покоя и сытости, придавленные бомбежками, нищетой и разрухой. Это и есть великая и горькая правда о той войне, о немыслимых страданиях и бездне горя нашего народа.