Поддержите сайт: номер кошелька Яндекс-Деньги - 410011377083748

В. Новицкий. "Анапа и Закубанские поселения"

ПРЕДИСЛОВИЕ

Данных о В. Новицком нами не обнаружено, но имя Георгия Васильевича Новицкого широко известно в кавказоведении.

Г. В. Новицкий (1800-1877) родился на Украине, окончил гимназию в Киеве, а затем артиллерийское училище в Санкт-Петербурге. В 1827 году направлен для прохождения военной службы на Кавказ, где получил секретное задание совершить тайный разведывательный рейд по Закубанью с целью сбора военно-политической и социально-экономической информации о народах Северо-Западного Кавказа. Приказ главнокомандующего на Кавказе И. Ф. Паскевича (командир Отдельного Кавказского корпуса с 1827 года) он выполнил в два приема: в 1829-м и 1830 году. В 1829 году при содействии шапсуга Пшекуя Могуркова он собрал сведения о локализации адыгских народов, хозяйственной деятельности, религии, суде, праве, военном деле, численности. Эти материалы Новицкий представил командованию в виде служебной записки и в 1829 году опубликовал в статье «Географическо-статистическое обозрение земли, населенной народом адыхе» в газете «Тифлисские ведомости». Это была первая русская еженедельная газета на Кавказе, издававшаяся с 1828-го по 1832 год. В создании газеты принял непосредственное участие А. С. Грибоедов. Высокую оценку газете дал А. С. Пушкин в письме к их редактору П. С. Санковскому, назвав ее «единственной между русскими газетами, имеющей своеобразную окраску и в которой встречаются статьи, представля­ющие действительно европейский интерес». Известный кавказовед М. О. Косвен особо выделил эту газету, подчеркнув, что она «дала ряд содержательных этнографических статей, в ряде случаев впервые опубликовав новый, высокоценный для своего времени материал по адыгам, осетинам, абхазам, лезгинам и др.». В редакционном примечании к статье указывалось, что сведения для нее «собраны из самых достоверных источников господином артиллерии поручиком Новицким, который находился на месте по поручению начальства».

Численность населения Закубанья автор определил в 32 850 дворов, в которых проживало 262 800 душ, т. е. на один двор в среднем приходилось 8 человек.

В 1830 году Новицкий совершил новую секретную экспедицию в Закубанье, по результатам которой привел иные данные о численности адыгов. Собранные сведения были опубликованы Е. Д. Фелицыным только в 1884 году в статье «Географическое описание северной покатости Кавказского хребта от крепости Анапа до истока реки Кубани. Записка штабс-капитана Новицкого составлена 15 сентября 1830 года» в газете «Кубанские областные ведомости», но материал «Записки...» в писарских копиях был широко известен военному командованию. Опираясь на материалы поездки Новицкий определил численность адыгов в 1 082 200 душ обоего пола, которые проживали в 54 110 дворах, т. е. в одном дворе в среднем проживало 20 человек, но причин расхождения цифр автор не привел. Таким образом, при возрастании числа дворов за один год в 1,6 роза, а жителей во дворе - в 2,5 раза общая численность адыгов выросла в 4,1 раза.

На эту «игру» цифр обратил внимание современник Новицкого, начальник штаба войск Кавказской линии и Черномории Г. И. Филипсом, и руках которого в 40-х годах XIX века были сосредоточены все агентурные сведения о горцах. Опытный геншт­бист утверждал, что Новицкий совершил «бесполезный подвиг», говоря о второй экспедиции, т. к. он «имел возможность ехать по земле непокорных горцев только ночью, а дни проводил у знакомых своих проводников, известных шапсугских дворян — братьев Абат. Разумеется, сам Новицкий ничего из описанного не видел и не слышал, а все сведения сообщены были ему Таушем и Люлье, переводчиками, служившими прежде в компании де Скасси и жившими около 15 лет между горцами». То есть качество собранной информации находилось в прямо пропорциональной зависимости от того, кто сопровождал и сообщал ему сведения.

Как известно, во время второй поездки «его главным информатором был Бесленей Абат, который чрезмерно преувеличил данные о численности адыгов по следующим соображениям, - пишет известный кавказовед В. К. Гарданов. - Являясь одним из лидеров шапсугского и натухайского дворянства, которое с конца XVIII века вело напряженную борьбу с восставшим народом и все более и более теряло свои прежние права и привилегии, Бесленей Абат решил в этой классовой борьбе с соплеменниками опереться на поддержку царской России, под власть которой после Адрианопольского мира окончательно перешла Черкесия. Согласие Бесленея провести тайно русского офицера через земли непокорных горцев было вызвано не столько тем, что он был подкуплен Новицким, сколько тем, что Бесленей рассчитывал за эту услугу (важность которой он хорошо понимал) получить от царского командования на Кавказе более ценное, чем какая-либо денежная сумма, вознаграждение: восстановить с помощью России господство шапсугского и натухайского дворянства над своими бывшими подданными.

Для того чтобы широко задуманный Бесленеем Абатом план политического союза с русским царизмом был реализован на более выгодных для адыгских феодалов условиях, имело смысл возможно более преувеличить численность адыгов, и особенно шапсугов и натухайцев. Тем самым увеличивалось значение акта добровольного перехода адыгских феодалов на сторону царского правительства».

Считаем, что логический анализ ситуации, проведенный профессором В. К. Гардановым, отражает реальную обстановку и «вскрывает» механизм завышения численности адыгов Новицким.

В 1833 году Г. В. Новицкий, получив новое назначение, уезжает в Польшу, но с 1845-го по 1850 год он вновь на Кавказе. В 1845 году его назначают командиром Ставропольского егерского полка, входившего в состав 19-й пехотной дивизии, который дислоцировался на Кубани. Возможно, полк располагался в районе Анапы, что дало возможность Новицкому собрать военно-исторический материал о крепости и народах, населяющих округу. Обилие фактов и точных сведений об укреплении крепости, фортификационных сооружениях выдает в авторе специалиста, хорошо знакомого с предметом. Но как мы помним, Новицкий закончил артиллерийское училище и прекрасно разбирался именно в этих вопросах. Стиль статей, авторские ремарки, частые отступления от основной канвы повествования дают нам возможность идентифицировать Г. В. Новицкого и В. Новицкого как одного человека, а неточность инициалов относим к редакторской погрешности.

АНАПА и ЗАКУБАНСКИЕ ПОСЕЛЕНИЯ

Основание Анапы

Время построения Анапы не далеко от нас; но чтобы объяснить причину заложения этой крепости, необходимо хоть слегка коснуться времен прошедших. Минуя эпохи древних обитателей прибрежья Черного моря, мы остановим внимание читателей на 1474 году, когда турки оттоманские после взятия у генуэзцев Кеффе (нынешняя Феодосия) завладели берегами Черного моря. С этого времени, в продолжение ровно трех столетий, турецкое правительство считало Черное море своей неотъемлемой собственностью и мечтало оставить его навсегда недоступным для плавания иностранных кораблей. В силу ли этого убеждения или по причине отдаленности восточного берега Черного моря от средоточия власти, оно не принимало никаких мер к прочному водворению своего влияния в этом крае (1). Только частные люди вели через Кеффе и Тамань торговые сношения с черкесскими берегами, да изредка какой-нибудь фанатик-мусульманин отправлялся в горы проповедовать свой закон прибрежным черкесским племенам, которые еще со времен Юстиниана (в середине VI столетия) приняли христианство.

Нашествие татар ногайского племени, укоренившегося на Кубани, влияние крымских ханов, турецкое владычество на Черном море и проповедь фанатиков-турок - все это, конечно, способствовало ослаблению христианской веры между горскими племенами за Кубанью; но христианство все еще держалось, и только к исходу XVII столетия начал появляться и постепенно распространяться между ними исламизм. Развитию этого учения очень много способствовало и то, что христианская вера никогда не имела истинных последователей между горцами, которые усвоили, и то не вполне, одну лишь обрядовую часть христианства и постоянно смешивали ее с обрядами языческими. Темные остатки этой веры сохранились даже до настоящего времени среди общества закубанских народов.

1. По этому протяжению северо-восточного берега Черного моря турки построили в 1725 году только одну небольшую крепостцу Суджук-Кале. Она взята была русскими в 1808 году, а по оставлении нашим гарнизоном в 1812 году стены ее были взорваны. Развалины этой крепостцы находятся вблизи нынешнего Новороссийска.

А между тем русские, постепенно распространявшие свои границы к югу, наконец, в 1774 году завладев Керченским проливом и полуостровом Тамань, принудили турок, по Кючук-Кайнарджийскому миру, признать Черное море свободным для плавания иностранных судов.

После этого мира Турция почувствовала необходимость упрочить свое владычество на восточном берегу Черного моря, и под предлогом защиты татар, удалившихся на левый берег реки Кубани после завоевания русскими Тавриды и полуострова Тамань, сочла нужным иметь укрепленный пункт вблизи русских границ. Для построения крепости избрана была местность, ныне занимаемая Анапой.

Местность эта принадлежала в то время князю Заноко Магмет-Гирею, племени хегайк (1), и им самим уступлена туркам. Натухайцы, не желая иметь соседями турок, просили князя Заноко не отдавать последним этой земли; они говорили, что при первом разрыве Турции с Россией местность, на которой выстроится крепость, будет театром военных действий, и тогда они по необходимости должны будут пристать к какой-либо стороне, а такое вмешательство будет началом многих бед. Князь Магмет-Гирей отверг эти советы; вследствие чего возникли среди туземцев несогласия, сопровождавшиеся кро­вопролитием.

1. Черкесское племя, истребленное чумой в 1812 году; остатки его по малочисленности потеряли самобытность и слились с натухайским (См.: Закавказский вестник. 1848. № 15).

Сначала крепость Анапа окружена была только земляным валом, но в 1781 году по велению султана Гамида воздвигнута французскими инженерами каменная крепость.

Анапа как центр религиозной пропаганды турок между горцами

Война и владычество у мусульман всегда имеют тесную связь с интересами их религий; поэтому Анапа, названная фирманом турецкого султана ключом азиатских берегов Черного моря, как главный укрепленный пункт, которым владели турки на восточном берегу Черного моря, является центром религиозной пропаганды между черкесскими племенами. Еще в 1784 году турецкое правительство отправило в горы первого в то время так называвшегося лжепророка Шейх-Мансура, поручив ему также восстановить черкесские племена против России. С этого времени начали строиться в горах мечети и умножились духовные чины. Близость русских служила побудительной причиной к усилению распространения религиозной пропаганды, посредством которой Порта имела в виду создать себе ревностных союзников против русских. Так, в 1826 году турецкий начальник в Анапе Чечен-оглы Хичи Гассан-паша послал в горы 254 эфенди.

Отношения турок к соседним горским племенам во время, ближайшее к основанию Анапы

Во время, ближайшее к основанию Анапы, отношения турок к соседним горским племенам, по самой дикости сих последних, необузданности их нравов и страсти к грабежу и разбоям, не могли отличаться дружелюбием и установиться в границах порядка взаимного согласия.

Утвердившись в земле натухайцев, турки владели только тем клочком земли, на котором была воздвигнута крепость. Окрестные же места были совершенно независимы, и потому каждая высылка людей из крепости для сообщения с ближайшими жителями сопровождалась мерами предосторожности, как в стране враждебной. Горцы часто грабили одиночных турок, посланных из крепости, и даже подвоз воды из речки Бугур, отстоящей в одной версте от крепости, не всегда был безопасным. Гарнизон крепости не мог обходиться своими войсками и должен был иметь наемные. На содержание их, исправление крепости, а также на подарки ближайшим соседям для привлечения их на сторону турецкого правительства присылались из Константинополя значительные суммы, так как собираемые в Анапе доходы были весьма незначительны. Вообще сношения горцев с турками поддерживались только торговыми интересами, и в особенности торгом невольниц, которые составляли для турок, по образу их жизни, первую необходимость.

Стремление русских к покорению Анапы и окончательное взятие этой крепости генерал-адъютантом Меньшиковым

В системе покорения Кавказа русскими Анапа, как сильнейшая турецкая крепость на северо-восточном бе­регу Черного моря, имела неоспоримую важность и потому была неоднократно осаждаема нашими войсками с большим или меньшим успехом. Первая попытка сдела­на была в 1788 году генерал-аншефом Текелли, но по малочисленности бывших с ним войск осада была снята.

24 марта 1790 года, в торжественный день Воскресения Христова, генерал Бибиков покушался взять кре­пость приступом; войска уже были на контрэскарпе, но, не имея при себе ни машин, ни лестниц, должны были отступить. Генерал Бибиков, хотя простоял под Анапой еще несколько дней, но по совершенному недостатку продовольствия и по малочисленности войск не мог предпринять продолжительной осады и потому возвратился на прежние квартиры. Почти вслед за ним под Анапу явилась эскадра контр-адмирала Ушакова, прибывшая с намерением отрезать из-под крепостных стен или же вовсе истребить стоявшие под их защитой турецкие суда; но и это предприятие не имело успеха.

В 1791 году, в конце мая, генерал Гудович вступил в горы и, прибыв к крепости, начал правильную осаду. 19 июня русские батареи открыли первый огонь и произвели в крепости несколько сильных пожаров; но гарнизон, состоявший из 15 тыс. турок и ногайцев (1), не считая жителей, ободряемый присутствием и убеждениями фанатика Шейх-Мансура, мужественно защищался. Несмотря, однако, на упорное сопротивление, русские 22 июня после пятичасовой борьбы вошли в крепость. Из всего гарнизона, считая и жителей, взято в плен более 13 тыс. душ обоего пола (2); остальные, за исключением 150 человек, успевших спастись на мелких судах, погибли от меча победителей или в пламени пылавших домов. В числе пленных находился также и Шейх-Мансур, который был отправлен в С.-Петербург, а оттуда сослан в Соловецкий монастырь, где и умер. Падение Анапы было одной из побудительных причин к прекращению турками военных действий и к заключению в том же 1791 году в Яссах мира, по которому Анапа была обратно отдана Порте.

28 апреля 1807 года эскадра Черноморского флота, состоявшая из шести линейных кораблей, пяти фрегатов, одного брига и одного брандера под начальством контр­адмирала Пустошкина, бросила якорь на анапском рейде. На другой день гарнизон во время данного ему двух­часового срока на сдачу крепости тайно ушел в горы, а черкесы, заметив его удаление, бросились в крепость на грабеж, и когда начали выбирать порох из погреба, то сей последний взорвало на воздухе. Черкесы, устрашенные этим взрывом, а также близостью русских, разбежались, и наши войска 29 апреля заняли крепость без сопротивления. Указом 4 июля 1811 года она была причислена к российским крепостям 2-го класса; но по миру, заключенному 16 мая 1812 года в Бухаресте, опять возвращена туркам. Наконец, в последний раз русские войска под начальством генерал-адъютанта Меншикова при содействии Черноморского флота под начальством вице-адмирала Грейга заняли Анапу 12 июня 1828 года.

1 Ногайские татары, населявшие земли нынешней Черногории, после занятия этих мест русскими переселились на левый берег реки Кубани, между теперешними укреплениями Гастогаевским и Варенниковой Пристанью, крепостью Анапой и Кизильташским лиманом. Они селились деревнями, которые окружалиокопами для защиты от черкесов. Хотя ногайцы дали присягу не воевать с русскими, однако по убеждении турками сражались против нас в осажденной крепости Анапа в 1794 году.

2 Пленники эти, состоявшие большей частью из ногайцев, были отправлены в Тавриду, а впоследствии из них образовалось поселение в Перекопских степях Таврической губернии. В числе же пленных находилась и черкешенка абадзехского дворянского рода Дауровых, впоследствии бывшая в замужестве за генерал-майором Бухгольцем, известная радушным гостеприимством, которое она оказывала всем посещавшим Анапу.

Состояние крепости при взятии ее русскими в 1828 году

При взятии в последний раз крепости Анапы, строения в ней находились в самом жалком положении: каменные, преимущественно с земляными крышами, до такой степени были разбиты бомбами и ядрами, что едва усиленными средствами местного гарнизона могли быть поддержаны для временных жилищ; а все строения из турлука и землебитного кирпича представляли одни развалины, которые, как подручный материал, были разобраны и употреблены на исправление других, менее пострадавших, зданий. Более населена была северная часть, около крепостных ворот, обращенных к морю. При взя­тии крепости здесь находилось до 50 домов и лавок, сложенных из землебитного кирпича. Юго-восточная же часть не имела никаких особых строений. В некоторых местах были колодцы, выложенные камнем, но вода в них, вкусом горько-солоноватая, употреблялась больше для скота. Попадающиеся теперь в обломках водопроводные трубы как в крепости, так и по направлению к ближайшей подошве Хендерейских гор хотя свидетельствуют о бывших водопроводах пресной воды, но направление их и первое водохранилище для нас доныне остаются тайной. В строениях Анапы виднелся характер всех азиат­ских городов: дома строились где попало, без всякого желания придать им сколько-нибудь порядочную наружность. Стены обращенных к улице домов, по мусульманскому обычаю, выводились без окошек наружу или огораживались забором. Если можно назвать оставленные между неправильными рядами домов извилистые проходы для едущих и проходящих улицами и переулками, то они были кривы и во многих местах до того узки, что с трудом можно было проехать по ним двум всадникам в ряд.

Очерк Анапы в настоящем ее положении

Представив краткий исторический очерк значения Анапы как турецкой крепости, приступим теперь к опи­санию ее настоящего положения.

Анапа (1) находится под 45°54' северной широты и 5459' восточной долготы;

1 Сколько я мог узнать из расспросов крымских и анапских жителей, слово Анапа происходит от двух татарских слов: ана - мать и пай - часть, доля. В первое время заложения крепости ее иначе и не называли, как «Анапай», т. е. материнская часть. В пояснение этого названия они приводят, что, когда русское оружие начало вытеснять из Таврического полуострова крымских татар, турецкое правительство приютило их на левой стороне Кубани и начало строить там крепость. Такое покровительство татары ценили высоко и выразили свою признательность в самом названии крепости, в которой Турция, как заботливая мать, дала им приют.

Черкесы же называют Анапу Бугур-Кале - по имени речки, возле которой она построена.

расположена в 40 верстах от устья Кубани по направлению к юго-востоку, возле незначительной речки Бугур, прозванной русскими Анапкой; крепость находится на мысе, составляющем самую северо-западную оконечность земли черкесов. Крепостные стены имеют в окружении до трех с половиной верст, для входа в крепость имеется трое ворот. С двух сторон, северо-восточной и юго-восточной, она обращена к долине, простирающейся до хребта Хендерейских гор; с южной стороны обрывистый крутой берег омывается открытым морем, а северо-западная сторона обращена на рейд.

Анапа не имеет безопасной бухты; рейд ее открыт ветрам и зыби от N через W до S; при NO чрез О до S стоянка на рейде покойна. От мыса NW идет каменный риф на одну милю, грунт неровный; ближе к рифу попадается плита, а ближе к берегу - песок; на глубине же от 6 до 8 саженей можно найти ил лучшего rачества для якорной стоянки; для этого нужно при входе в рейд править так, чтобы первый курган к О от крепости был на румбе S0-0; при входе и выходе из рейда надобно остерегаться рифа, идущего от Анапского мыса.

В 1847 году Анапа возведена в степень портового города и в настоящее время заключает в себе:

Городской и обывательской собственности:

Городской земли для выгона назначено 261 десяти­на 300 саженей.

В городе находится:

Домов: > Частн.> Казен.>
каменных> 200> 37>
деревянных> 5> 23>
турлучных> 50> 19>
сырцового кирпича> -> 33>
Лавок > 33> >
Гостиный двор> 1> >
Улиц> 14> >
Площадь> 1> >
Мост> 1> >

Камень для казенных построек добывается нижними чинами гарнизона в четырех верстах от крепости, близ Нашенбургской батареи; камень этот известкового свойства, довольно прочен. Близ Николаевской станицы, в 5 верстах от крепости, также добывается поселянами Николаевской и Александровской станиц камень, который хотя гораздо лучшего качества, но по дороговизне своей мало употребляется в дело. Хворост для турлучных построек и разный мелкий лес доставляются на продажу окрестными горцами. Лес строевой для более прочных строений привозится из Ростова-на-Дону и обходится довольно дорого. Черепица доставляется морем из Феодосии и продается от 10 до 12 руб. серебром за тысячу. Для изготовления извести на частные постройки в недавнее время устроена в Анапе печь, принадлежащая частному лицу; но так как количество выжигаемой в ней извести не удовлетворяет всем требованиям, то, ее также привозят из Керчи, Феодосии и Ялты и продают по 75 коп. серебром за четверть.

Вообще, строения более прочные как каменные, так и из сырцового кирпича кроются черепицей, а турлуч-ные - камышом; некоторые же казенные здания покрыты и железом. Несколько домов построено из кер­ченского известняка. К лучшим зданиям принадлежат: военный госпиталь на 300 кроватей, комендантский дом и отстраивающийся каменный гостиный двор. Православная церковь - 1. Церковь эта переделана из турецкой мечети и освящена во имя преподобных Онуфрия Великого и Петра Афонского, память коих празднуется 12 июня, в день взятия Анапы.

Стараниями благочинного католических церквей в 1-м и 2-м отделениях Черноморской береговой линии, ксендза Калиновского, воздвигается с 1850 года католическая часовня за счет добровольных жертвований.

Анапский 1-й гильдии купец Михаил Попов за свой счет строит армяно-григорианский молитвенный дом.

Управление. Для полицейского управления город еще не разделен на части. Управление же это состоит из одного полицейского чиновника, письмоводителя и одного писца; полицейскую команду составляют несколько нижних чинов, прикомандированных из линейных батальонов. Она находится в непосредственном и полном заведовании коменданта. Из городских присутственных мест имеется одна только ратуша, в которой производятся дела Уездного и Совестного судов, Дворянской опеки, Городской думы, Ремесленной управы и, наконец, дела собственно ратуши как судебной инстанции; кроме того, к рассмотрению ратуши отнесены и дела лиц гражданско­го ведомства, живущих в укреплениях Форт-Раевском и Гастогаевском. Штат ратуши составляют секретарь, помощник его и четыре писца; кроме того, избираются в члены ратуши из сословий - дворянского, купеческого и мещанского. Обязанности городового врача исполняют медики военного госпиталя. В 1852 году высочайше утвержден штат Анапского уездного училища и уже делаются распоряжения к открытию оного. В Анапе находится Карантинно-таможенная застава.

Городские доходы. В 1851 году поступило 3748 руб. Главные статьи дохода: сбор с заведений промышленно­сти, как то: с лавок и домов, отдаваемых в наем, с трак­тирных заведений и винных погребов, торговых бань, пе­карен, винных контор, питейных домов и за продажу пи­ва и меда, за взвешивание товаров на городских весах; У4 % ~ сбор с купцов и вообще производящих торговлю „ на купеческие капиталы; сбор с крестьян, торгующих по свидетельствам четвертого рода,— по 10 % с цены свиде­тельств, с временно пребывающих для торговли и с ре­месленников по У % с суммы выручаемого дохода; сбор при протесте и засвидетельствовании заемных писем, век­селей и контрактов и 1 % с суммы от акцизного откупа, разделяемый между тремя городами.

Городские расходы в том же году составляли 1778 руб. серебром. Главные статьи расхода суть: на наем для городской ратуши сторожа; на усиление суммы, определенной по штату на канцелярские расходы; на жалованье двум вольнонаемным писцам; на жалованье и квартирные деньги письмоводителю и писцу Полицейского управления; на исправление городских мостов и улиц и на освещение и отопление городского острога.

Жители

Общее число постоянных жителей:

Муж. пола.................................... 1412 душ

Жен. пола..................................... 977 душ

В том числе: Муж. Жен.

Духовенства: православного белого 2 -

церковнослужителей 1 5

мусульманского 1 1

Дворян 1 1

Служащих чиновников и приказно-

служителей...................................................... ...... 145 26

Купцов 1-й гильдии........................................... 4 8

2-й гильдии.................................... 2 -

3-й гильдии........................................ ....... 72 46

Мещан и посадских.......................................... 1082 880

Временно проживающих

казенных крестьян 17 -

помещичьих - 4 -

отставных солдат 18 10

иностранцев 65 -

1412 977

Православных жителей 1354 945

Армян-григориан 0 27

Католиков 17 6

Мусульман 11

1412 977

Промышленность

а) Ремесла

Столяр ..................................... 1

Золотых дел мастер ... 1

Красильщик............................ 1

Хлебники................................. 2

Портной .................................. 1

Сапожник................................ 1

б) Заводы

Кожевенный............................ 1

Известковый............................ 1

Мельниц ветряных .... 3

Выделываемые кожи приобретаются и сбываются в самом городе.

Для жжения извести камень привозится из Нашенбургской батареи и Николаевской станицы.

Хлеб в зерне покупается в самом городе, частью от черкесов и частью от окрестных поселян; перемолотая мука сбывается в самом городе.

Вблизи Суворовской станицы есть ключи (копани) черной нефти, которую употребляют горцы на выделку сыромятных кож и для смазки колес.

Трактиров ................................ 2

Питейных домов..................... .... 38

Кофеен....................................... 2

Торговая баня.......................... ..... 1

Торговля Анапы находится в нераздельной связи с торговлей всего восточного берега, и потому о ней гово­рится в особой моей статье «О торговле восточного берега Черного моря» (1).

1 Статья эта ожидается от г-на Новицкого и будет напечатана в последующих изданиях отдела. - Примеч. ред. (Изд. 1853 г.)

Джеметейское укрепление

Для прикрытия дороги, идущей из Анапы в Черноморию, и для прекращения набегов горцев за Кубань при­знано необходимым построить укрепление на косе, простирающейся до 15 верст, между Кизильташским лиманом и морем. На половине этой косы, там, где она суживается на 300 саженей, основано в 1828 году Джеметейское укрепление, которое заключалось в одной боевой Линии от лимана к морю. Окрестность на расстоянии с лишком семи верст по дороге к Анапе и на столько же к Бугазу состоит из сыпучих песчаных бугров, не имеющих никакого материала для строений, и потому для размещения гарнизона было устроено турлучное жилье из вербового и ольхового леса, добытого сплавом из протоков Кубани. В этом укреплении находились войска: сначала рота Нашенбургского пехотного полка и рота пеших черноморских казаков, а потом штаб Черноморского линейного батальона № 1, который впоследствии, в 1837 году, выведен отсюда и расположен в Николаевской станице.

Взамен плетневой ограды воздвигнуты в 1845 и 1846 годах одна двухэтажная башня с 5 орудиями и две башни одноэтажные, защищаемые ружейным огнем.

Заселение Анапы и ее окрестностей

Вникнув в представленные нами статистические данные, касающиеся настоящего состояния Анапы, невольно задаешь себе вопрос: каким образом за двадцать четыре года со времени покорения этой крепости могло возникнуть русское поселение в стране полудикой и неприязненной? Каким образом из самой Анапы - этого центра мусульманской пропаганды - среди воинственных закубанских племен мог образоваться русский портовый город, который хотя и сохранил прежнее значение крепости, но, по господствующему в окрестной стране спокойствию, начинает уже пользоваться некоторыми необходимыми для развития промышленности и торговли условиями? Для решения этого вопроса необходимо проследить ряд тех мер, которые употребляло правительство к привлечению русских за Кубань, и тех материальных пожертвований, с которыми сопряжено было это переселение.

Вскоре после занятия Анапы предположено было переселить на северо-восточный берег Черного моря, и преимущественно в Анапу, до 1000 семейств малороссийских казаков. Впоследствии, с учетом местных обстоятельств, бывший Главноуправляющий Грузией барон Розен полагал, что, прежде обеспечения этой страны от набегов горцев, поселение малороссиян или вообще учреждение здесь колоний едва ли возможно и что поэтому единственным на первый раз средством к основанию в этом крае русского поселения будет дозволение селиться всем желающим, с дарованием им свободы от податей и повинностей. Проект барона Розена одобрен в 1832 году, и вследствие того дозволено селиться при Анапе казакам войск Черноморского и Донского, равно и казенным крестьянам, по какому-либо случаю добровольно в эти места пришедшим, с освобождением от воинских обязанностей, кроме собственной защиты от горцев. Относительно же бродяг, которые на основании общих постановлений отсылаются в Сибирь на поселение, местному начальству предписывалось: «...буде таковые люди появятся в Анапе, высылать их в те места, откуда пришли; но в случае неимения достаточных причин к положительному заключению о месте их первоначального жи­тельства, не отсылая в Сибирь, зачислять в поселяне».

На основании первого предположения из числа 1000 семейств малороссийских казаков выслано в 1832 году в Анапу 124 семейства. Переселение этих людей правительство приняло на свой счет: оно продовольствовало их в пути, выстроило им в Анапе помещения (63 домика), снабдило их разными земледельческими орудиями, хлебными и огородными семенами, рабочим скотом, ружьями и патронами и отпускало им некоторое время казенный провиант. Все эти расходы, кроме издержек во время пути, составляли до 182 тыс. руб. ассигнациями.

Между тем крестьяне соседних губерний, узнав о дарованных правах желающим селиться за Кубанью, ис­толковали себе превратно цель правительства: они полагали, что с переселением в этот новый край должна опуститься непроницаемая завеса на все их прошедшее. Покидая свои дома, оставляя жен и детей, они спешили за Кубань с мыслью о безнаказанности и с полным убеждением, что по принятии ими нового звания в диком и отдаленном крае все их прежние поступки не могут быть узнаны и открыты. По дороге к этим местам они подговаривали других селиться в Анапе и толпами, даже без письменных видов, являлись в Анапу с просьбой о причислении их к предполагаемому поселению. Неурожай 1833-го и 1834 годов в Малороссии, Новороссийском крае, Воронежской губернии, Кавказской области и в землях войска Донского и Черноморского, приведя народ в уныние, был также побудительной причиной к невольному переходу многих из края в край и к скорому заселению Анапы.

Эти ватаги выходцев, не имея ни приюта, ни хлеба, не находили возможности прокормиться и трудами рук своих - окрестности Анапы составляли земли неприятельские: их не только нельзя было обрабатывать, но даже смельчак, выходивший из крепости на несколько шагов, был целью для вражеской пули. В самой крепости, недавно только занятой русскими войсками, не было на­добности в вольных рабочих, потому что все население оной состояло из гарнизона и, следственно, все работы исполнялись нижними чинами. Мирного соседства никакого не было; только одна русская граница, обозначенная Кубанью, за которую с такими надеждами, с таким увлечением спешили эти переселенцы, была в 40 верстах. Положившись на русское авось, переселенец должен был терпеть первое время много тяжелых нужд и лишений.

Правительство никак не могло ожидать внезапного наплыва такой массы переселенцев и не имело на первый раз средств и возможности упрочить выдворение всех их внутри или вне крепости; высылать же их из Анапы обратно на родину также не было возможности из-за отсутствия всяких положительных сведений о прежнем месте их жительства. Можно было приискивать средства к водворению только постепенно, при менее значительном и последовательном выселении из России.

Замечая быстрое увеличение числа этих пришельцев и опасаясь голода, болезней и других несчастных последствий от скопления большой массы людей, анапское начальство решилось с середины 1833 года по просьбе некоторых холостых переселенцев, здесь называемых одинокими, отпускать их для заработков по временным билетам в соседственную землю черноморских казаков; семейным же переселенцам дало всевозможные пособия к построению в самой крепости небольших турлучных домиков, а в Джеметейском укреплении - временных землянок. Таким образом, до середины 1834 года водворилось в Джемете до 100, а в Анапе до 50 семейств.

Военные обстоятельства края не дозволяли водворившимся переселенцам иметь достаточное количество земли для хлебопашества, и питому они преимущественно занимались извозничеством между Анапой и Бугазом, рыболовством в Кизильташском лимане и мелочной торговлей, некоторые же нанимались на каботажные суда; но за всем тем очень многие терпели крайнюю нищету и вследствие перемены климата подвергались разным болезням, так что всем бедным семействам отпускался казенный провиант, а заболевающих принимали в военный госпиталь и лазареты для пользования бесплатно. Несмотря на бедствия, которым подвергались новые переселенцы, и на строгость преследования беспаспортных, прилив таких людей не прекращался, и потому последовало в ноябре 1835 года высочайшее повеление, чтобы, не делая разыскания о бродягах, отдавать способных в солдаты, а неспособных — в рабочие и арестантские роты; вместе с тем сделано распоряжение, чтобы причисленных к поселянам казенных крестьян не возвращать на прежнее место жительства, а приписанных к Закубанскому поселению бродяг оставить в поселении.

Кроме того, по представлению бывшего Главноуправляющего Грузией генерал-адъютанта барона Розена в августе 1836 года государь император высочайше повелеть соизволил: зачисленных в поселение помещичьих крестьян не возвращать владельцам, но обратить их всех в состав охранительной стражи в виде казачьего полка или команды, водворив их на месте настоящего поселения; а в вознаграждение помещикам, если о возврате им крестьян поступили или в течение двухгодового срока поступят требования с ясными о принадлежности доказательствами, выдавать за мужскую душу 250 руб., женскую - 100 руб., а за детей до 14-летнего возраста -половину, т. е. за мальчиков 125 руб. и за девочек 50 руб. ассигнациями. Срок этот впоследствии продолжаем был еще несколько раз.

По окончательному расчету выдано помещикам за приписанных к поселению крестьян всего до 25 тыс. руб. серебром, из коих 15 тыс. руб. отпущены из анапского питейного сбора, а остальные - из Государственного казначейства.

Кроме того, самими поселянами были уплачиваемы деньги своим помещикам за родственников, перешед­ших впоследствии сюда же.

Построение станиц

Когда были устроены преграды для вторжения горцев за Кизильташский лиман, признали возможным основать первую за Кубанью станицу. Место для нее избрано на Джеметейском мысе, между Кизильташским и Кубанским лиманами. Станица эта названа Благовещенской. Вторая станица, Николаевская, основана в 6 верстах от Анапы, на большом зеленом мысе при речке Анапке. К постройке их приступили весною 1836 го­да, и в том же году поселены в Благовещенской 30, а в Николаевской 110 семейств.

В следующем, 1837, году построена станица Витязева, расположенная у Кизильташского лимана, в 9 верстах от Джеметея и в 14 верстах от Анапы.

В 1841 году за Благовещенской станицей, там, где соединяются лиманы Кизильташский и Кубанский, поселено 9 семейств, и поселок этот назван Благовещенской Стрелкой. Вблизи этого места, между протоками Кубани и речкой Джиги находится остров, простирающийся до 12 верст в окружности, названный Счастливым; по местности своей он весьма удобен для рыболовства и звериной охоты, на нем водворено 12 семейств и до 70 человек одиноких.

В 1843 году построена Суворовская станица, при оконечности Кизильташского лимана, за речкой Нашук, при урочище, называемом Суворовская Батарея. Здесь поселено 160 семейств.

В 1844 году устроен поселок при Алексеевской укреплении, в нем находилось тогда 32 хаты. Поселок этот переименован в 1846 году в честь бывшего начальника Черноморской береговой линии генерал-адъютанта Александра Ивановича Будберга в Александровскую станицу.

Все эти станицы и поселки строились самими поселянами под прикрытием военных отрядов. Дома построены из сырцового кирпича, местного камня и турлука; необходимый же для построек лес (вербовый и ольховый) был заготовляем поселянами в кубанских протоках.

Впоследствии для помещения большого числа переселенцев станицы были расширяемы и сами помещения живущих улучшались; для склада же сена и хлеба были отводимы возле станиц особые места, окопанные рвом и валом и потому называющиеся окопами.

Устраивая станицу, поселяне занимались также хлебопашеством. Первая обработка полей производилась сохой и плугом; но опыт указал на необходимость пахать землю одним плугом.

Денежное от казны пособие поселянам при первоначальном обзаведении

Бывший Главноуправляющий Грузией барон Розен, убедясь в необходимости сделать поселянам вспомоществование на первоначальное обзаведение, выслал в 1856 году на этот предмет заимообразно 12 500 руб. ассигнациями. Из них выдано поселянам станиц: Витязевой - 6350 руб., Николаевской - 5302 и Благовещенской - 848 руб. Впоследствии по ходатайству начальства Черноморской береговой линии деньги эти не были с поселян взыскиваемы, а пополнены из сумм анапского питейного откупа.

Льготы и преимущества, предоставленные закубанским поселянам

Высочайше утвержденным 15 декабря 1846 года Положением о заселении и гражданском управлении северо-восточного берега Черного моря закубанские поселяне, живущие теперь и водворяемые впредь в станицах, находящихся на пространстве, ограничиваемом берегом Черного моря и устьями Кубани, между Варенниковой Пристанью, фортами Гастогаевским и Раевским и Анапой к морю, освобождаются на 15, а желающие селиться за этими фортами на Черноморской береговой линии - на 30 лет от податей, воинского постоя и прочих повинностей, кроме земских, кои обязаны отправлять на общем основании. Кроме того, они по судопроизводству освобождаются на 15 лет от употребления гербовой бумаги.

Настоящее состояние Закубанского поселения

К 1 января 1852 года в Закубанском поселении на­ходилось:

Число жителей в станицах

Муж. Жен.

Александровской 101 88

Николаевской 466 385

Витязевой 901 819

Суворовской 682 566
Благовещенской

и ее поселках 426 352
Кроме того, еще

неводворенных 477 149

3055 2359

Число домов и других зданий в станицах

Казен. Части.

Александровской - 41

Николаевской 6 168

Витязевой 6 260

Суворовской 7 336

Благовещенской 2 145

21 950

Число разного скота

В станицах: Лошад. Рог. скота Овец Свин.

Александровской 2 147 274 42

Николаевской 4 56 7 15 76

Витязевой 60 2105 300 295

Суворовской 3 1200 230 335

Благовещенской 10 381 275 163

При ее поселках 11 162 - 147

90 4562 1094 1058

К тому же 1 января 1852 года запасного хлеба как в наличности, так и в ссудах находилось:

В станицах: Озимого, четв. Ярового, четв.

Александровской 9 18

Николаевской 256 146

Витязевой 234 274

Суворовской 150 335

Благовещенской 65 220

714 993

Справочные цены

В станицах:

Александровской - рожь 3 руб.,

пшен. от 7 до 8 руб.

Николаевской - рожь 2 и 2 руб. 50 коп.,

пшен. 5 и 7 руб.

Витязевой - рожь 2 руб. 20 коп. и 2 руб. 47 коп.,

пшен. 5 и 6 руб.,

овес 2 руб. 50 коп.,

ячмень 1 руб. 85 коп.

Суворовской - рожь 2 руб. 26 коп. и 2 руб. 50 коп.,

овес 1 руб. 62 коп. и 1 руб. 85 коп.

Благовещенской - рожь 2 руб. 31 коп. и 2 руб. 85 коп.,

пшен. 5 руб. 76 коп. и 6 руб. 14 коп.,

овес 2 руб. 41 коп. и 2 руб. 93 коп.,

ячмень 2 руб. 31 коп. и 2 руб. 80 коп.

В Закубанском поселении церквей еще не устроено, а находятся молитвенные дома в следующих станицах: Николаевской во имя св. Николая (к этому приходу при­числена и станица Александровская); в Витязевой — во имя св. Георгия; в Суворовской - во имя Св. Троицы и в Благовещенской - во имя Благовещения.

Управление станицами

Для управления станицами и для надзора за поселянами назначаются из войск Береговой линии особые офицеры в должность станичных начальников. Они находятся в станицах Витязевой, Суворовской, Николаевской и Александровской; Благовещенская же управляется атаманом. Кроме того, в каждой станице существует так называемое станичное правление, оно состоит из атамана и судей. Как атаманы, так и судьи избираются обществом на три года и утверждаются в должностях начальником Черноморской береговой линии по представлению Анапского правления закубанских поселян. Станичные правления соответствуют волостным правлениям в селениях государственных крестьян и подчинены Анапскому правлению закубанских поселян, права и обязанности которого утверждены Положением о заселении и гражданском управлении на северо-восточном берегу Черного моря 15 декабря 1846 года. Анапское правление подчинено начальнику Черноморской береговой линии как главному начальнику Гражданского управления на северо-восточном берегу Черного моря.

Защита станиц от набегов горцев

Станицы как находящиеся в близком соседстве с непокорными горцами устроены наподобие военного лагеря: окружены рвом и оградой из хвороста и терновника; на бастионах поставлены орудия числом от 3 до 5, за исключением станицы Благовещенской, защищенной лиманами. Сначала и в ней находилось 2 орудия, но с построением станиц Витязевой и Суворовской и устройством жилищ на Счастливом острове и Благовещенской Стрелке эти два орудия сняты, ров засыпан, и в тепереш­нее время Благовещенская станица во всем подобна рус­ским деревням.

Для защиты станиц назначены как пешие, так и конные войска; кроме того, и сами поселяне назначают­ся в ночные караулы и резервы в помощь военному гарнизону. Для помещения выстроены в станицах за счет казны казармы.

Обработка полей и огородов, а также пастьба скота производятся, за исключением окрестностей Благовещенской станицы, под военным прикрытием. Для этого с восходом солнца делаются казачьи разъезды по окрестным местам и выставляются пикеты вблизи черкесских полей; потом вывозится из станицы одно полевое орудие с достаточным числом пешей команды; орудие это находится вблизи места, где происходят работы поселян или пастьба скота. Сверх того, каждый поселянин имеет при себе заряженное ружье. Несмотря на все эти предосторожности, необходимость заставила построить сигнальные укрепления и редуты. Они следующие:

1) Алексеевское укрепление подле реки Анапка, на половине дороги от Анапы в Николаевскую станицу;

2) редут Шахопсин в 4 верстах от крепости, на первом возвышении Хендерейских гор;

3) редут Сефербеевский в 2 1/2 версты за станицей Николаевской, вверх по течению реки Анапка;

4) сигнальный редут в 2 1/2 версты от станицы Витязевой, на возвышенном кургане близ дороги в Анапу;

5) таковой же редут в 3 верстах от станицы Суворовской, вблизи черкесских полей;

6) каменная башня возле Нашенбургской батареи.

Цель устройства этих постов состоит: в обозрении окружающей местности для предупреждения внезапных нападений горцев; в обеспечении сообщений поселян с ближайшими местами; в извещении сигнальными выстрелами о скопище горцев, а во время самого нападения - в подкреплении действий отрядов; в прикрытии полевых работ и пасущихся стад и в обеспечении безопасности почтовой и проселочных дорог. Сигнальными выстрелами из редутов крепость и станицы извещаются о всяком набеге горцев, и тотчас же высылаются со всех мест отряды. Сигнальные редуты бывают заняты войсками с самого открытия полевых работ до окончания оных; на зимнее же время войска возвращаются к своим местам, за исключением редута возле Витязевой станицы, который охраняет дорогу в течение круглого года. В башне же воинская команда находится только днем, а на ночь отправляется в ближайшее Нашенбургское укрепление. Нашенбургское укрепление построено в 1837 году на возвышенности Известкового хребта, в 5 верстах от Анапы. От почтовой дороги оно отделяется тинистым болотом, на котором в настоящее время устроена прочная гать. Польза от этого укрепления состоит в наблюдении пространной местности по дороге к Витязевой станице, где обычно пасутся анапские табуны, и за рекой Анапка, откуда горцы делали частые нападения на наши отряды и табуны. Здесь находились старые печи, в которых турки выжигали известь. И теперь заготовляется здесь известь для казенных построек в количестве до 75 тыс. пудов, более половины которой отправляется в другие укрепления по восточному берегу Черного моря, а остальная часть расходуется на месте. Здесь же добывается для казенных построек и известковый камень хорошего качества.

Меры правительства к улучшению нравственности поселян

Закубанское поселение первоначально носило название Анапское поселение и было подчинено начальству Кавказской области; но в 1842 году передано в ведение начальника Черноморской береговой линии.

Бывший начальник этой линии генерал-адъютант Анреп не замедлил обратить внимание на улучшение нравственности этой разнохарактерной и разноплеменной толпы пришельцев. Закубанское поселение, как и выше сказано, составилось из русских, малороссиян, уроженцев Литвы и Польши, цыган, выкрестов из евреев и пр. Часть из них была привлечена в Анапу слухами о вольности и богатстве полудикого края или бедствиями голода и нужды в прежних местах их жительства; многие беглые крестьяне, скрывавшиеся от своих помещиков, или преследуемые законом преступники приписывались в поселение под фальшивыми именами и прозваниями. Сброд таких людей, конечно, не мог заключить в себе никаких нравственных элементов, необходимых для всякого благоустроенного гражданского общества, и потому, чтобы это поселение могло со временем принести пользу, соответствующую цели его учреждения, и вознаградить сделанные для него правительством пожертвования, генерал-адъютант Анреп полагал необходимым приступить к коренному его преобразованию через приличное воспитание детей обоего пола, дабы создать новое поколение с новыми понятиями, основанными на твердых правилах религии и нравственности. С этой целью представил он проект об учреждении школ для детей поселян в Анапе и станицах Николаевской, Витязевой и Благовещенской. Предложение это удостоилось высочайшего утверждения в 1843 году. На содержание школ назначено ежегодно по 2840 руб. серебром из сумм анапского питейного откупа и, кроме того, единовременно отпущено для первоначального устройства каждой школы по 200 руб. серебром из тех же сумм.

Школы эти с устройством помещений открыты в июне 1845 года.

При первоначальном составлении проекта о школах Суворовская станица, тогда еще не существовавшая, в виду не имелась; с устройством же этой станицы ее поселяне выстроили за свой счет особое турлучное здание, предназначавшееся для общественной сходки, но покуда просили открыть в этом доме школу до постройки для нее особого помещения.

Обстоятельство это было доведено до сведения наме­стника Кавказского, и его светлость князь Михаил Семенович (Воронцов.- П. К.) 20 марта 1846 года предписал открыть школу и в Суворовской станице на тех же самых основаниях, на которых учреждены они в других станицах. Школа эта открыта 8 мая того же года.

Воспитание детей в школах Закубанского поселения состоит в обучении их чтению и письму по-русски, четырем правилам арифметики и, в особенности, Закону Божьему, кроме того, обучают девочек разным женским рукоделиям, а мальчиков под руководством опытных поселян - сельскому хозяйству и производству полевых работ.

В этих школах обучаются дети от 7- до 14-летнего возраста и живут при своих родителях, приходя в школу по утрам и после обеда.

В каждой школе полагается два учителя: один - Закона Божьего, а другой - русской грамоты и арифметики, он же и надзиратель; в женских отделениях есть особая надзирательница. Законоучитель большей частью священник или диакон, а учитель выбирается из церковнопричетников или из грамотных и благонадежных поселян. Надзор за школами поручается благочинному Закубанского поселения под непосредственным ведением Анапского правления закубанских поселян. В 1846 году, с учреждением городов Анапы, Новороссийска и Сухум-Кале, Анапская поселянская школа обращена в мещанскую и передана в ведение местного городового начальства.

В 1851 году в этих школах было:

учащих - 14

учащихся:

мальчиков — 232

девочек — 134

Из них выпущено по экзамену с довольно хорошими аттестатами: мальчиков — 31, девочек — 31.

Меры правительства к поддержанию народного здравия

С учреждением станиц Закубанского поселения ме­стное начальство не упустило из виду необходимости при­нять меры к поддержанию народного здравия, которое легко могло пострадать вследствие непривычки поселян к новому климату.

Сначала по распоряжению бывшего начальника Чер­номорской береговой линии генерал-лейтенанта Раев­ского были взяты из станиц Витязевой, Николаевской и Благовещенской три мальчика для обучения при Анап­ском военном госпитале фельдшерскому искусству. Из­держки на это воспитание отнесены были на обществен­ные суммы тех станиц, к которым мальчики принадле­жали. Но так как расход этот для общества, только что возникшего, был весьма обременительным, то в 1846 году по представлению начальства Черноморской береговой линии последовало высочайшее повеление, чтобы для по-дания помощи жителям закубанских станиц избирае­мы были через четыре года способные мальчики из каж­дой станицы по одному для приготовления в фельдшера при том же госпитале. Издержки на их содержание и покупку необходимых инструментов определено произ­водить до известного времени из сумм анапского винно­го откупа, по окончании же обучения увольнять их от всех общественных повинностей и, сверх того, старшим фельдшерам производить жалованье из тех же сумм по 30 руб. серебром, а младшим - по 15 руб. в год; меди­каменты и припасы отпускать по каталогу, для этапных команд утвержденному.

Вследствие такого повеления в настоящее время каж­дая станица имеет собственного фельдшера, который, кроме исполнения фельдшерских обязанностей и подания в болезнях первой необходимой помощи поселянам, занимается также оспопрививанием.

Главный надзор за станичными аптеками и за действиями фельдшеров возложен на одного из военных медиков, состоящих при Анапском военном госпитале; в этом же госпитале в случае трудных болезней закубанские поселяне пользуются за счет казны.

Русские пленные, выселенные за Кубань из Цебельды

Проследив начало и развитие поселения за Кубанью, нелишним считаю сказать несколько подробнее о русских пленных, выселенных туда из Цебельды и слившихся после в одно целое с прочими закубанцами. Эти пленные, взятые цебельдинцами в боях с нашими отрядами или купленные ими в разных местах Кавказа, были расселены по всей Цебельде; жили они собственным хозяйством и были рабами своих владельцев. Цебельдинцы по примеру всех горских племен женили их на собственных крестьянках или же на приобретаемых пленницах. Живя долгое время, иные пленные до 30 лет, среди магометан, а иногда и среди не имеющих никакой определенной веры, они совершенно потеряли народный русский характер, почти забыли родной язык и даже веру отцов своих.

С целью избавления от рабства наших соотечествен­ников и обращения их к религии предков в 1837 году, во время покорения Цебельды, выговорено было у жителей ее условие возвратить наших пленных; а в следующем году по высочайшему повелению дозволено, согласно желанию сих последних, оставить их с семействами в этом крае, с тем, однако же, чтобы они соединены были в одно отдельное селение, которое наименовать Богоявленским; в самом же селении построить церковь.

Военные обстоятельства края изменили это предположение. Пленные не были выданы, и только немногие русские семейства стараниями нашего правительства могли спастить бегством от рабства, в котором так долго томились; их поселили в Марамбе, месте пребывания цебельдинского пристава.

В 1840 году, по усмирении вновь вспыхнувшего в Цебельде возмущения, опять повторено требование об освобождении всех находившихся там русских пленных; но пока соседственное Цебельде Дальское ущелье, более неприступное, не было усмирено, требование это исполнялось весьма медленно и неохотно. После наказания Дала освобождены русские семейства, находившиеся в этом ущелье, а вместе с тем смирились и цебельдинцы и выдали нам всех своих пленных. Избегнув тяжкого продолжительного рабства, новые поселенцы усердно принялись строиться около воздвигнутого в том же году укрепления Марамба, под защитой которого вскоре возникло русское селение Богоявленское. Однако и здесь новые поселенцы недолго наслаждались спокойствием: враждебные нам племена начали беспокоить их с первых же дней поселе­ния, беспрерывно поджигали их жилища, отбивали скот и даже многих взяли опять в плен; а в мае 1843 года абреки совершенно сожгли и само селение.

После этого всех богоявленцев перевели на временное жительство в укрепление Дранды, а так как здесь помещения для них были весьма тесны и неудобны и не было для скота пастбищных мест, то по распоряжению бывшего Главноуправляющего Грузией генерал-адъютанта Нейдгардта перевезли их в Анапу и разместили в домах, первоначально выстроенных для малороссийских переселенцев.

В августе 1844 года высочайше утверждено Положе­ние Военного совета о расселении богоявленских поселян по станицам Анапского поселения с выдачей им от казны пособия на каждое семейство: безвозвратно на построение жилищ, покупку семян и заведение плугов по 54 руб. 50 коп. ассигнациями и заимообразно на 4 года без процентов на покупку скота и хозяйственных принадлежностей по 125 руб. ассигнациями.

При исполнении этого повеления, богоявленцы просили поселить их в одной станице для взаимного пособия друг другу, подобно тому, как они жили в Абхазии. Просьба эта была уважена, и их поселили в числе 21 се­мейства в Николаевской станице.

С началом весны 1845 года они принялись за новое хозяйство и в том же году построили для себя 16 каменных и турлучных домов, а осенью засеяли озимый хлеб на 55 десятинах.

Со времени освобождения их из плена по 1 сентября 1846 года выдавались им за счет казны кормовые деньги: взрослым по 8 коп., а малолетним по 4 коп. серебром в сутки.

Записки Кавказского отдела Императорского русского географического общества (Далее: ЗКОИРГО)/ Под ред. графа В. А. Соллогуба, действ, чл. Императ. русск. геогр. общ-ва, А. А. Харитонова, правителя дел Кавк. отд. общ-ва. Тиф­лис: Типография наместника Кавказского, 1853.

* * *

Приводится по изданию: Ландшафт, этнографические и исторические процессы на Северном Кавказе в >XIX - начале XX века. Нальчик, Эль-Фа, 2004

текст обработан Виктором Чащиным, историком-краеведом