Поддержите сайт: номер кошелька Яндекс-Деньги - 410011377083748

Заселение Анапы в 30-е годы XIX века

28 июня 1828 г. наказной атаман Черноморского казачьего войска Алек­сей Данилович Бескровный (Безкровный) получил рапорт есаула Залесского, командира 9-го пехотного полка, располагавшегося в Анапе. В ра­порте говорилось о том, что «крепость Анапа 12 числа сего месяца пополуночи сдалась на капитуляцию с 30-ю знаменами, с 4000 гарнизоном, 84 пушками, четырьмя пороховыми погребами, наполненными снарядами, арсеналом с оружием, запасами продовольствия». После оставления Анапы турками в крепости расположился русский гарнизон. Строения крепости были сильно разрушены и средствами гарнизона едва ли могли быть восстановлены, и в августе 1828 г. сюда была экстренно направлена инженерная команда — обеспечить восстановительные работы 

После заключения Адрианопольского мирного договора Россия была заинтересована упрочить свои позиции на Северном Кавказе. Чтобы пресечь влияние турок на горские племена и прекратить контрабандную торговлю рабами, которая, несмотря на официальную отмену, все еще имела место, в период с 1830 по 1842 гг. на побережье было создано 17 укреплений, составивших Черноморскую береговую линию. Решено было заселить отвоеванные у турков и горцев земли малороссийскими казаками — переселенцами, тем самым, разрешив важную внутригосударс­твенную проблему — обеспечение свободной землей казаков из наиболее густозаселенных районов Украины. Одним из мест, предложенных для заселения казаками из украинских губерний, была бывшая турецкая крепость Анапа.

В 1829 г. появляются первые правительственные распоряжения о заселении Анапы. 21 сентября управляющий Главным штабом Его Импера­торского Величества А. И. Чернышев, согласно Высочайшему повелению, сделал распоряжение за № 1829 и № 1958 на имя Главнокомандующего Отдельным Кавказским корпусом генерала-фельдмаршала Паскевича-Эриванского «составить проэкты планам и сметам» для осуществления сле­дующего замысла — водворить в бывшей турецкой крепости около 800 (а в последующих документах — 1000 — В. Т.) семейств малороссийских переселенцев. В ответ на это распоряжение Паскевич нашел необходимым образовать в Анапе Временный Комитет, который впоследствии был переименован в Анапский Строительный Комитет. Председателем его был назначен комендант крепости генерал-майор Вышеславцов, членами Комитета — инженер Данилов и артиллерии поручик Новицкий, который ранее был командирован в Анапу для обозрения окрестностей и составления описания местности. В обязанности Комитета входило обеспечение жильем, земельными угодьями, орудиями труда, продовольствием, водой и другим необходимым для жизни переселенцев, забота об их акклиматизации и здоровье.

Но осуществить в ближайшие годы предполагаемое переселение не удалось по той причине, что на землях в окрестностях Анапы жили черкесы-натухайцы. И немного находилось желающих менять привычный образ жизни на неведомый уклад в необжитых окраинах Российской империи. С новой силой вопрос этот возникает в документах 1832 г.

21 января 1832 г. командир Отдельного Кавказского корпуса генерал от инфантерии барон Розен в донесении генерал-адъютанту Чернышеву объясняет все преимущества и недостатки поселения в Анапской крепости 1000 семейств малороссийских переселенцев. С одной стороны — открытые равнинные земли в окрестностях Анапы благоприятны для землепашества и скотоводства и, таким образом, как нельзя больше подходили для заселения их казаками, привыкшими к такого рода работам. А с другой стороны, сложность заключалась в том, что малороссийские казаки совершенно отвыкли от военной жизни, а поселение их на этих землях было сопряжено с опасностью нападения прибрежных горцев. Спокойная мирная жизнь была невозможна до полного усмирения живших рядом натухайцев. «Почти каждая фуражировка, отправляемая ныне из Анапы за дровами бывает сопровождаема перестрелкою», а посевы земледельцев и заготовки сена переселенцев, предполагалось, непременно «будут подвергаться истреблению», — сообщалось в донесении. На основании вышеупомянутого донесения Чернышев представил в Комитет Министров соответствующую записку от 6 марта 1832 г. за №700.

В свою очередь, Комитет Министров сделал выводы о целесообраз­ности привлечения в Анапу переселенцев из Малороссии и признал возможным переселение в бывшую турецкую крепость 1000 семейств малороссийских казаков, но с предварительным поселением 69 семейств из числа мастеровых казаков для построения остальным жилищ. В виду местных затруднений и опасности нападения со стороны черкесов Комитет распорядился привлечь для построения домов также 60 военно-рабочих.

Учитывая вышеупомянутые затруднения, «единственным на первый раз средством к основанию российского населения», помимо малороссийских казаков, Комитет Министров считал привлечение в эти места черноморских и донских казаков ввиду того, что земли их были расположены гораздо ближе, и их перемещение позволяло избежать напрасных трат государственной казны. К тому же, казаки эти имели навык к военной жизни и могли защитить себя от набегов горцев. Кроме того, Комитет Министров предполагал допускать к поселению и «казенных крес­тьян, по какому-либо случаю добровольно» пришедших на эти земли, водворяя их на тех же основаниях, что и прибывающих в кавказские полки. Причем, не рекомендовалось «делать розыскания о паспортах» этих лиц по той причине, что оглашение таких действий могло привлечь сюда людей из близлежащих губерний, скрывавшихся «от законных преследований обществ своих или владельцев», и «край сей наводнился бы людьми бесполезными, ненужными и даже вредными».

Эти рекомендации должны были соблюдаться до того времени, «когда край сей будет приведен в совершенное устройство и безопасность от набегов, предположив для сего примерно 25-летний срок».

Переселение было назначено из тех уездов Полтавской губернии, где было наибольшее число малоземельных крестьян (Зеньковского, Роменского, Кобеляцкого, Кременчугского, Лубенского и Хоролевского). В приглашениях к переселению, заверенных подписью и печатью Малороссийского военного губернатора, указывались все выгоды и льготы казакам, а также расходы, которые государство возлагало на себя. Доверенные чиновники следили за тем, чтобы не было никаких притеснений и «принуждения к переселению» со стороны местного начальства. В течение месяца подавались списки желающих переселиться. Предпочтение отдавалось тем семьям, в которых было больше мужчин средних лет (25-35 лет). Также малоземельные семьи предпочитались тем, которые имели достаточно земли. Кроме того, предпочитались те семьи, которые не имели долгов, а также в которых никто из членов семьи не был судим.

В Государственном архиве Краснодарского края сохранился именной список мастеровых казаков и их семейств из Полтавской губернии, поже­лавших переселиться в Анапу. Список датирован 24 мая 1832 г. В нем зна­чатся 123 семейства, в которых 371 человек мужского и 316 женского пола. Известно, что в путь казаки отправились лишь в количестве 69 семейств: по всей вероятности, остальные не были одобрены к переселению.

Прибыли в сборное место — г. Кременчуг к 15 июня 1832 г., дата от­правления была назначена на 22-26 июля. Переселенцев разделили на две партии, каждую из которых сопровождал чиновник, принимавший партию от исправляющего должность Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора. Каждая партия следовала по строго установленному маршруту, тщательнейшим образом разработанному от г. Кременчуга до г. Керчь-Ениколе. Каждому чиновнику, сопровождавшему пересе­ленцев, или партионному начальнику, выдавалось: из казны по 500 руб. на покупку соли для казаков и предметов, необходимых в пути следования (например, «дегтю для возов и веревок»); копия маршрута; список всех семейств с указанием количества скота у каждой семьи; а также открытый лист, по предъявлению которого местное начальство тех населенных пунктов, через кои пролегал путь, обязано было обеспечить переселенцев ночлегом, отвести пастбищные места и водопои для скота.

В пути следования, со дня перехода за Днепр, всем переселенцам возрастом более 7 лет, независимо от пола, выдавалось продовольствие по полному солдатскому пайку, а для детей младше этого возраста — по половине пайка. Для обеспечения казаков продуктами, по маршруту их следования местным начальством заготавливался «в натуре провиант, равномерно мясную порцию по полфунту на пять дней в неделю, а для мущин сверх того по три винных порции». Детский паек разрешалось отпускать деньгами для приобретения других, более необходимых продуктов — «для улучшения пищи», по усмотрению местного начальства. По прибытии переселенцев в Крым и Черноморию рекомендовалось обращать особое внимание на то, чтобы не употреблялись в пишу рыба, фрукты, а также простая вода для питья во избежание заболеваний. А если это­го избежать не удавалось, то больных обязывалось принимать в местные госпитали, лазареты и больницы.

16 июня 1832 г. Анапский Строительный Комитет передал для исполнения Анапскому Временному Правлению распоряжение, обязывающее обеспечить строительство 200 домов для переселенцев, каждый на два семейства. Для осуществления этого в Анапу было прислано 60 плотников 1-й пехотной дивизии: 30 рядовых нижних чинов Крымского пехот­ного полка и 30 — Севастопольского полка.

На тот случай, если ко времени прибытия переселенцев дома для них не будут готовы, Комитет предположил разместить их «в Тамани, по Черноморским куреням, с тем, чтобы по мере возможности переводить в Анапу». К такой мере пришлось прибегнуть, так как дома для казаков в действительности не были закончены ко времени их прибытия. 7 марта 1833 г. Председатель Анапского Строительного Комитета Вышеславцов в рапорте Командующему Войсками на Кавказской линии и Черномории Велья­минову сообщил, что устроено только 21 дом и просил допустить в Анапу пока не более как 42 семейства. В ожидании поселения переселенцы были расквартированы в Таманском округе, часть из них отправилась в Черноморию на заработки.

Строительные материалы для домов закупались в Ростове. Фундаменты домов делали «из дикого камня на извести или на глине с песком». Камень добывали здесь же, в самой крепости, «из разоренных турецких строений». Покрытие полов в домах вначале предполагали делать дощатым, но, учитывая то обстоятельство, что малороссияне в хатах своих деревянных полов не делали, а также, желая избежать «напрасной траты казны», решено было оставить земляные полы с обмазкой глиной.

К лету 1833 г. в Анапе построили лишь 21 деревянный дом. 17 июля Командующим Черноморской береговой линией генерал-лейтенантом Малиновским было сделано освидетельствование построенных для пересе­ленцев домов. Малиновский нашел их в неудовлетворительном состоя­нии: «венцы досчатых стен в столбах не могут иметь надлежащей осадки, под оконными косяками и в пазах столбов повисли, от чего досчатые венцы... не могут лежать плотно, и наружный воздух свободно повсеместно проходит во внутренние помещения дома...». Анапскому Стро­ительному Комитету было вменено в обязанности обеспечить обмазку стен с наружной стороны силами казенных рабочих, а стены и потолки внутри помещений «для сбережения излишних расходов» решено было поручить «каждому хозяину из малороссиян... с платою за каждую половину дома по сорока рублей». Надзор за всеми строительными работами осуществлял «строитель тех домов» инженер-подполковник Акинчиц (Окинчиц).16 мая 1833 г. Строительным Комитетом было получено разрешение Командующего Войсками на Кавказской линии и Черномории Вельяминова перевести из Таманского округа в Анапу не более 42 семейств мало­российских переселенцев — по числу построенных для них домов, «дабы они могли по возможности обеспечить себя сеном для прокормки в зимнее время скота и хворостом для огородов и дворов», а также прочим необходимым для жизни, потому как Анапский гарнизон был не в состоянии сделать это из-за малочисленности и из-за «неприязненности соседственных к Анапе горцев».

Итак, согласно дозволению графа Вельяминова, летом 1833 г. из Таманского округа в Анапу были водворены первые мирные переселенцы — 43 семейства мастеровых казаков (132 мужского и 108 женского пола), прибывших сюда из Полтавской губернии Малороссии. Одно из семейств было представлено в единственном лице — 20-летним Герасимом Кныш. Именной список этих семейств хранится в Государственном архиве Краснодарского края, копия — в фондах Анапского археологического музея.

Таким образом, можно утверждать, что первый этап заселения Анапы был тщательно организованным мероприятием, производившимся по Высочайшему повелению и под контролем. Первые мирные переселенцы-мастеровые были родом из Полтавской губернии. А несоответствие количества намечаемых переселенцев и прибывших к месту назначения говорит о непопулярности идеи заселения малярийного в ту пору края, к тому же опасного в военном отношении, среди малороссиян.

Вера Токарева
по материалам документов
Государственного архива Краснодарского края