Поддержите сайт: номер кошелька Яндекс-Деньги - 410011377083748

Античный город "Торик", г. Геленджик

Наиболее яркие свидетельства начала освоения кавказского побережья греческими колонистами во второй четверти – середине VI в. до н.э. дают материалы из античного поселения, расположенного у входа в Геленджикскую бухту, на Тонком мысу.

С XIX в. в Геленджикской бухте целый ряд исследователей локализует античный город Торик, по Псевдо-Скилаку город с гаванью (Ps.-Scyl., 76) (Dubois de Montpereux Fr., 1839, p.57,64,106; Ашик А.Б., 1848, с.15). В 1965 г. И.Б. Брашинским проводились исследования северо-западной части Геленджикской бухты, были выявлены слои эллинистического времени. По его предположению, античный Торик следовало искать на Тонком мысу (Брашинский И.Б., 1968, с.70).

В 1971 г. в ходе разведовательных раскопок Н.А. Онайко было обнаружено античное поселение, получившее условное название Торик. Поселение располагалось на небольшом мысообразном скалистом плато. С северо-запада застройку ограничивал водоток, в древности – река. Значительная часть памятника, по оценкам Н.А. Онайко, была разрушена в результате береговой абразии.

Уцелевшая от разрушения часть поселения исследована полностью. Эта одна из самых ярких особенностей этого комплекса – общая масштабность постройки, что не характерно для архаических бытовых памятников Причерноморья. Сопоставимые жилые комплексы получают распространение в Средиземноморье и Причерноморье в эпоху эллинизма. Раскопанный комплекс (общей площадью 1540 м2, размер примерно 30х50 м) насчитывает 21 помещение, которые расположены вокруг внутреннего двора размером примерно 24х38 м.

Стены практически целиком были сооружены из местных пород камня: песчаник, также нестойкий к воздействию внешней среды (выветривания) глинистый мергель. Камни в кладках не подвергались дополнительной обработке, в основание стен закладывались более мощные блоки, мелкий камень шел в забутовку и для заполнения пустот между большими камнями. Использовался глинистый раствор.

Каменными плитками на глинистом растворе в ряде случаев был вымощен пол внутри помещений и некоторые проходы.

Сохранность стен различна, в ряде случаев стены сохранились на высоту одного метра и более. Выделяются три типа кладок, использование которых зависело от умения мастера или назначения построек.

Отсутствие черепицы и большого количества обмазки исключает наличие черепичной или глинобитной крыши. Проанализированные образцы углей указывают на использование при строительстве здания, а также для его отопления следующих древесных пород: ясень (Frakimus), тополь-осина (Populus), вяз (Ulmus), клен (Acer) и в меньшей мере сосна (Pinus).

Прослежено три строительных период. В первый период были возведены практически 16 помещений здания и один коридор.

Обычные для греческого домостроительства сырцовые и углубленные в землю постройки полностью отсутствуют. Своеобразно и объемно-планировочное решение: фиксируются нарушения геометрической строгости в планировке помещений, отсутствует строгая ориентация. Геологические особенности далеко не всегда оказались учтены: застройка осуществлялась без специальной подготовки грунта. Постройки без каких-либо фундаментов возводились на материковой скале или на скальных выступах, причем дневная поверхность при строительстве не подвергалась нивелировке. Все эти обстоятельства указывают на то, что строительство уже на первом этапе велось с большой поспешностью. Возможно, из-за сжатых сроков строительства сознательно нарушались самые существенные строительные правила. Возведение стен встык или впереплет, по мнению Н.А. Онайко, объясняется стремлением создать сейсмостойкую конструкцию[1], однако общая небрежность строительства, что отмечено и автором раскопок, позволяет усомниться в правомерности такого предположения.

Во второй строительный период представлял собой цикл восстановительных работ и некоторую перепланировку здания, что привело к небольшому сокращению общей площади здания в целом. Необходимость этих работ могла быть связана либо с просчетами при строительстве на начальном этапе, либо с демографическими изменениями или с изменениями в хозяйственной специализации поселения. После непродолжительного, по наблюдениям автора раскопок, периода существования сооружение гибнет в результате какой-то катастрофы, сопровождавшейся сильным пожаром. Отложения наносного грунта, перекрывающие слой пожара, свидетельствуют о довольно длительно длительном этапе запустения.

Новые обитатели Торика, по мнению Н.А. Онайко, были греками, но менее многочисленными и состоятельными. Они использовали только помещения, расположенные в юго-восточной стороне. Перестройке или перепланировке оказался подвергнут целый ряд уже существующих помещений: помещения «И», «Ш» и «Ф» разделены на два.

Другим направлением строительной деятельности новых обитателей поселение было укрепление внешних стен, таким образом, обезопасить себя от вторжения извне. Н.А. Онайко отметила широкое использование морских валунов при ремонте и строительстве на поселении, что, по нашему мнению, свидетельствует о сложностях в получении строительных материалов, т.е. об ограниченном доступе в континентальную часть. Продолжительность этого этапа в истории поселения, судя по небольшому объему находок, связанных с этим горизонтом, был непродолжительным.

Помещения обычно небольших размеров площадью около 17 м2. В ряде случаев площадь помещений была гораздо большей: помещение «В» (свыше 30 м2) и, пожалуй, самое крупное – помещение «Е» (свыше 40 м2). Дверные проемы в помещениях практически всегда были выведены во внутренний двор, имели ширину 1.2–1.4 м и были снабжены каменными порогами.

В зависимости от планировки, состава находок внутри и поблизости от помещения можно говорить о функциональном назначении отдельных помещений комплекса. Автор раскопа различала жилые, хозяйственные, производственные и т.н. комбинированные.

Большое значения для определения характера использования помещений играют очаги и печи. Они являются довольно распространенными объектами на этом памятнике, что свидетельствует о круглогодичном пребывании здесь жителей. Практически все очаги и печи связаны, как правило, с первым и вторым периодом бытования комплекса. Как правило, они сохраняются в виде довольно мощного слоя обожженной глиняной обмазки, поэтому не всегда возможно отделить хозяйственные очаги от производственных объектов.

Особый интерес в этом смысле вызывает помещение «И». Оно расположено в южном углу здания и выходит за пределы связанных с ним помещений. В плане помещение почти квадратное, площадью 4.5×4.5, стены в целом отличает тщательность кладки, причем три внешние стены превосходят внутреннюю северо-восточную в два раза. По мнению автора раскопа, это сооружение являлось башней, типа средневекового донжона: толщина стен могли выдержать нагрузку верхних этажей, а камни в южном углу помещения могли являться остатками нижней ступеньки каменной лестницы, ведущей на верхний уровень.

Помещение «Д» (площадь 13 м2) – одно из типичных хозяйственных помещений. Характер керамических находок и наличие печи позволяет предположить, что здесь располагалась кухня. Остатки печи 22 находились в южном углу помещения, она занимала площадь 1.35х1 м. Сохранилась часть основания – пода печи, возвышающегося над каменным полом помещения, а также остатки верхней части печи, по-видимому, дымохода. Они состоят из двух столбиков высотой до 0.5 м, шириной 0.22 м и 0.12 м с перекладиной, которая снабжена прямоугольной выемкой в верхней части. У входа и внутри помещения, зафиксирован толстый, до 0.1 м, слой золы. Аналогичное назначение имело, по-видимому, помещение «У», где также были открыты остатки печи и обнаружено большое количество фрагментов лепной керамики (горшков). В небольших отсеках устраивались хранилища. Например, в помещении «Е», где обнаружено большое количество обломков амфор.

Особенностью Торика является отсутствие каких-либо хозяйственных сооружений за пределами здания. Даже явно производственные помещения «М», «Е» и в особенности «П» с большой (размером 1.8х3.7 м) глинобитной печью, которая занимала основную часть площади помещения, находились в общей системе застройки, что далеко не безопасно, с пожарной точки зрения.

Впечатляют размеры внутреннего двора здания – свыше 900 м2. Главный вход находился ближе к западному углу здания. Он состоял из длинного (8 м) при ширине 2.2 м коридора (помещение «Т»), который выводил к реке. Во второй строительный период главного входа был смещен к юго-востоку, в помещение «Ф». Не вызывает сомнения, что для обеспечения доступа к морскому причалу вход в комплекс был предусмотрен и с прибрежной стороны.

На внутреннем дворе Н.А. Онайко прослежены остатки легких сооружений, функционировавших в первый и второй строительные периоды и интерпретированные автором как «кормушки», очаги, помещения для скота, склады.

В «комбинированных», по определению Н.А. Онайко, помещениях относятся помещения со “столиками”, назначение которых могло быть различным в зависимости от размеров, конфигурации и расположения. Полукруглая вымостка-столик, располагавшаяся в помещении «Е» рядом с очагом, по мнению Н.А. Онайко, вполне могла служить ритуальным целям.

Амфорный материал – основная категория находок в здании. Общее количество сосудов, судя по наличию ножек, может быть определено в пределах 200 экз.

Таким образом, Торик просуществовал не менее века, что свидетельствует о заинтересованности в этом и греков, и обитавших здесь аборигенных племен. С другой стороны, явная поспешность при строительстве, явное стремление местного населения к обособлению (расположение пожароопасных объектов (печей) в пределах этого пространства, отсутствие хозяйственных построек вне периметра сооружения), – все это говорит о напряженных взаимоотношениях с местным населением. Имеются прямые свидетельства конфликтных ситуаций: пожар, произошедший на поселении во вторую фазу его существования, и находка в стене 18 помещения «Б» бронзового бронзового наконечника стрелы.

Решение вопроса о присутствии на поселении аборигенного керкето-торетского населения на основании довольно многочисленных здесь обломков лепной керамики, думается, не представляется перспективным. Морфология таких лепных сосудов как горшки и миски достаточно универсальна. В позднеархаических слоях расположенной по соседству Горгиппии мы находим прямые параллели и по морфологическимобнаруженным на Торике формам, что говорит об использовании греками в быту лепной посуды.

Важные материалы к истории взаимоотношений жителей Торика с аборигенным населением могли бы дать материалы из некрополя, однако до сих пор он не открыт: возможно, он уничтожен прибоем, либо тщательно скрыт от разорения жителями.

Автор раскопок отмечает разный достаток и численность населения Торика в разные периоды его существования. В экономике жителей поселения следует выделять две составляющие: систему жизнеобеспечения и возможные источники дохода. Среди довольно немногочисленных костей домашних животных и рыб в помещениях здания преобладали кости мелкого рогатого скота[2], неоднократно встречались кости свиньи, крупного рогатого скота (коровы), лошади, а также костей птиц. Подспорьем в пищевом рационе, судя по находкам костей дельфина, клешней крабов, раковин, костей морских рыб, был морской промысел.

Специализация хозяйства – источник дохода жителей Торика вряд ли возможно охарактеризовать однозначно. Оно, наверняка, было комплексным: включало и торговую (древесина, мед, воск, рабы), и производственную (металлообработка[3], возможно ремонт и оснащение всем необходимым проплывающих судов) составляющую. Значение этого поселения, первоначально станции на пути греческих кораблей к Боспору Киммерийскому, на протяжении довольно продолжительного периода существования (вторая четверть VI – середина V вв. до н.э.), по всей видимости, менялось (Онайко 1984, 116-118). О занятиях жителей поселения на последнем этапе данные практически отсутствуют. Поселение, основанное одновременно с первыми апойкиями европейского и азиатского Боспора, просуществовавшее более века. Вне всякого сомнения, за это время здесь сложились свои традиции, нормы права, оно находилось в системе давно сложившихся дипломатических отношений с причерноморскими и, вероятно, средиземноморскими центрами. Однако превратиться в античный город Торику было не суждено. Вряд ли это можно объяснить природно-климатическими причинами, действиями северо-восточного ветра – боры, ведь на протяжении вековой истории Торика это обстоятельство не служило серьезной помехой. Более правдоподобным, судя по целому ряду косвенных наблюдений, выглядит агрессивное поведение местных племен, изменение маршрутов кораблей (не вдоль берега, а непосредственно через Черное море) и даже удаленность от боспорских центров.

 


[1] В целом регион относится к сейсмоопасным: вдоль побережья располагается Утришский геологический разлом, окаймляющий новейшую впадину Чёрного моря. В конце неогена примерно в этом месте произошел сброс по разлому большой части суши, находившейся к юго-западу и западу от современного побережья (Островский А.В. и др., 1965, с.334), что проявилось в повышении сейсмической активности региона. Фиксация силы и частоты толчков за последние сто лет показывают, что слабые землетрясения здесь бывают очень часто. В настоящее время считается, что с этим разломом могут быть связаны эпицентры 8-балльных землетрясений и выше (Островский А.В. и др., 1965, с.322). По мере удаления от эпицентра, как известно, разрушительная сила землетрясений уменьшается. Анализ проявлений тектонических процессов в этом регионе показывает, что в прибрежной зоне от Анапы до Мысхако шириной в несколько километров возможны 8-балльные землетрясения, а на остальной континентальной территории не менее разрушительные – 7-балльные.

[2] Основная масса обнаружена на юго-западной стороне двора.

[3] Одна из наиболее ярких страниц в историю развития экономики поселении были вписаны благодаря обнаружению свидетельств о существовании металлообрабатывающего производства. В частности, в помещениях «М» и «П» значительную площадь в помещении занимали печи, здесь же обнаружены остатки металлических шлаков, продукты сыродутного металлургического производства, а также капли бронзы.

Античный город Торик, г. Геленджик

Античный город Торик, г. Геленджик. План раскопок.

Источник: http://abrau-ant.ru/torik.html

 

Расположение памятника культурного наследия на карте: