Поддержите сайт: номер кошелька Яндекс-Деньги - 410011377083748

11. Берже А.П. Выселение горцев с Кавказа

 

……………………………….
И смолкнул ярый крик войны:
Все русскому мечу подвластно.
Кавказа горные сыны,
Сражались, гибли вы ужасно;
Но не спасла вас ваша кровь,
Ни очарованные брони,
Ни горы, ни лихие кони,
Ни дикой вольности любовь!
………………………………..

Пушкин

I.

Географические, этнографические и статистические данные о выселении.

Выселение горцев, заселявших Кавказ, представляет одно из замечательных исторических событий нашего времени, хотя до сих пор оно не разъяснено и не описано так подробно, как бы следовало. Полумиллионное население из многих племен, разного корня, с своеобразными этнографическими особенностями, с самобытным строем внутренней и общественной жизни, покинуло родные горы, в которых пережило длинный ряд веков и рассеялось по разным провинциям Европейской и Азиатской Турции, где частью погибло от трудностей переселения и других условий жизни, частью смешалось с разнородными племенами на местах нового водворения и с течением времени неизбежно должно утратить свои исторические предания и характеристические особенности. Филология, этнография, география и история утратили в этом богатые средства разъяснить много важных вопросов в минувшей жизни человечества, а потому на нас, современников переселения, лежит обязанность указать на его важность и занести в летопись исторических событий причины и ход этого печального выселения Кавказских народов. [162]

Не придавая представляемой на суд критики статье своей значения всестороннего исследования настоящего вопроса, я ограничусь только главными чертами события. Для более ясного уразумения фактов, считаю необходимым предпослать здесь краткий очерк страны и перечень населявших и населяющих её народностей.

Главный Кавказский хребет от Керченского пролива до Каспийского моря доступен только на одних своих оконечностях для прохода с севера на юг; в остальных частях он представляет почти сплошную массу гор, резко отделяющую северный Кавказ от Закавказья, не только в географическом, но и в этнографическом отношении. Северные склоны этого хребта, спускаясь сначала крутыми, а потом более отлогими уступами в равнину, служащую продолжением приволжских и придонских степей, образуют, с прилегающим к ним пространством, следующие части: западную или бассейн реки Кубани, восточную или бассейн реки Терека и промежуточную маловодную степь по рекам Куме и Калаусу. Северо-восточный же склон главного хребта составляет высокое нагорное пространство (Дагестан), вмещающее в себе бассейны рек Сулака и Самура.

Южный склон Кавказского хребта, спускаясь по направлению к Черному морю, образует узкую прибрежную полосу, упирающуюся в реку Ингур. Далее, на восток, находится замкнутая долина Риона, а за Месхийским хребтом лежит бассейн реки Куры, сначала нагорный, потом равнинный и степной, переходящий в Каспийскую низменность. К югу от реки Куры расстилается нагорное плато (Ахалкалакское и Александропольское), составляющее продолжение Турецкой Армении (ныне вошедшей в состав русской территории под именем Карсской области). Восточнее этого плато находится возвышенная местность при озере Гокча и реке Араксе, входящая в связь с Азербайджаном. Наконец Ленкоранский уезд есть продолжение персидского Талыша.

Вся эта громадная территория Кавказа (не считая областей Карсской и Батумской), представляющая площадь в 7 975 кв. миль или 385 887 кв. верст, ныне заселена 5 387 000 душ разнообразного населения, в числе коего считается:

Русских 1 300 000

Грузин 1 150 000

Армян 50 000

Мусульман 1 992 000

Евреев 280 000

Всего 5 387 000 [163]

Население это при столь значительной площади Кавказа дает на один километр 12,4 души. Понятно поэтому, какой ущерб экономическому развитию края должно было принести выселение горцев, достигшее в продолжение 1858 по 1865 год, по официальным сведениям, 493 194 души или 1/11 часть всего населения Кавказа.

Племена, выселившиеся в упомянутый период времени в Турцию, занимали северный склон западного Кавказа и прибрежную горную полосу между главным хребтом и Черным морем от Анапы до Гагра и котловину реки Бзыби. Мы перечислим их и укажем места, где они обитали:

1. Прибрежье Черного моря, к северу от границ Абхазии, занято было Джигетами (Саадзен, Садзуа), делившимися на а) Псху, обитавшее в котловине реки Бзыби и по реке Мзымте до мыса Адлер; б) Ачхипсоу - по верховьям рек Псху и Мзымты; в) Аибга - на пространстве между реками Бзыб и Псху и выше верховьев Хошупсе; 2) Цандрипш - между реками Бзыб и Хошупсе, и д) общества Кечьба, Аредба, Цвиджа и Бала, жившие между реками Хоста и Мзымта.

2. Убыхи - самое воинственное и предприимчивое племя на восточном берегу Черного моря. Они жили между реками Хоста и Шахе и по примыкающим к ним ущельям. Убыхи разделялись на: а) собственно Убыхов - между верховьями рек Хоста и Шахе; б) Саше - по прибрежью, между рекою Хоста и долиною реки Сочи включительно, и в) Вардане - по прибрежью от долины реки Сочи до Шахе, с её притоками включительно.

3. Шапсуги. Они разделялись на Больших и Малых. Земля больших Шапсугов находилась на нижней Кубани, по северному скату главного хребта между рекою Адагум, составлявшею западную границу между Шапсугами и Натухайцами и рекою Псекупс, отделявшею Шапсугов от Абадзехов. Малые Шапсуги жили на южном склоне главного хребта, между рекою Шахе, землею Убыхов, рекою Джубга и землею Натуханцев.

4. Натухайцы (Натхокуадж) - занимали западную оконечность понижающегося к Черному морю Кавказского хребта и южный склон последнего от Анапы до реки Джубга.

5. Абадзехи. Они жили на пространстве между реками Белой и Псекупсом и главным хребтом, отделявшими их с юга от Убыхов, с запада - Шапсугов и востока - Абазинцев.

6. Абазинцы населяли самую возвышенную полосу по северной покатости главного хребта на пространстве между верховьями Кумы, [164] Подкумка, на левом берегу Кубани и у истоков рек Лабы, Ходз и Губс. Они разделялись на кумских и кубанских абазинцев.

7. Башильбаевцы - в верховьях рек Урупа и Зеленчука.

8. Тамовцы - на верховьях Большой Лабы.

9. Кизылбековцы - за горою Ахмед, у верховьев реки Андрюк.

10. Шегиреевцы - по верховьям Малой Лабы.

11. Баговцы - у реки Ходз, па лесистой подошве горы Ашишбаг.

12. Егерукаевцы и Темиргоевцы - на левом берегу Лабы, близ впадения её в Кубань.

13. Бесленеевцы - по правому берегу Большой Лабы и по Большому и Малому Тегеням, впадающим в Уруп.

14. Мохошевцы - на левом берегу Лабы, выше Гатюкаевцев, которые жили при самом её устье.

15. Бжедухи. Они занимали земли по левую сторону Кубани, по низовьям рек Пшиша и Псекупса, до границ Шапсугов.

16. Закубанские Ногайцы заселяли левый берег Кубани от станицы Баталпашинской до устья реки Лабы и по правую сторону Кубани в Тахтамышевских аулах и под горою Бештау, близ Пятигорска.

К сожалению, мы не имеем данных определить хоть с достаточной приблизительностью численность каждого из племен, так как при совершенном отсутствии между ними государственности, сами представители их и старшины никогда не знали точной цифры своих единоплеменников. Даже число дымов, при полной свободе каждого жить и уходить куда ему угодно, не могло быть определено. Если бы выселение производилось систематически и под надзором нашего правительства, то была бы возможность определить численность каждого из племен, ушедших в Турцию, но дело в том, что выселение началось ранее появления наших войск на южном склоне Кавказа, у берега Черного моря. Горцы грузились на турецкие кочермы, выходившие из пунктов, принадлежавших еще непокорным племенам, которым решительно не было никакого интереса считать кто и зачем отправляется в Турцию. С другой стороны, при усилившемся выселении, когда наше правительство было вынуждено принять непосредственное участие в этом событии, для устранения бедственного положения горцев, столпившихся массами на берегу Черного моря, в ожидании прихода судов и без всяких средств к существованию, счет переселенцам производился не с научною, а с гуманною целью уменьшить размер бедствий переселенцев. Оттого в официальных документах более всего обращалось внимания на счетоводство, на количество выданных пособий, причем этнографические особенности [165] оставлялись в стороне. Сколько тысяч горцев было отправлено на частных, казенных и турецких судах определить можно; но кто именно отправлялся: Бжедухи, Абадзехи или Шапсуги - оказывалось известным только в редких случаях. Вот почему мы, исчисляя отдельные племена, не выставили в прилагаемой ниже ведомости ни числа дымов, ни числа душ в каждом из них, так как такие цифры были бы совершенно неточны. Мы могли составить эту ведомость по официальным документам, из которых видно, что число всех переселенцев в Турцию через порты восточного берега Черного моря с 1858 по 1865 год составляет 469 703 души. Из них приблизительно главных племен выселилось:

Натухайцев 45 023

Абадзехов 27 337

Шапсугов 165 620

Убыхов 74 567

Джигетов 11 873

Бжедухов 7 983

Но все эти цифры необходимо увеличить на 27 671 душу (Шапсугов, Бжедухов и Натухайцев), которые по окончательному расчету полковника Фадеева значатся отправленными из Новороссийска и Псезуапе. Всего стало быть с восточного берега в 1864 - 1865 гг. отправлено, под наблюдением агентов нашего правительства, 384 529 душ. Прибавив к этой цифре выселившихся с 1858 по 1864 год, по сведениям, доставленным графом Евдокимовым,

1. Абазинского племени: Кизылбековцев, Тамовцев, Баговцев, Башильбаевцев, Шагиреевцев: 4 350 семейств

– 30 000.

2. Бесленеевцев: 600 семейств

– 4 000.

3. Темиргоевцев, Егерукаевцев, Мохошевцев: до 2 000 семейств

– 15 000.

4. Натухайцев, не желавших выселиться на плоскость в 1863 году

– 4 057.

5. Бжедухов: 200 семейств

– 2 517.

6. Прикубанских Ногайцев

– 30 650

 

80 224

А всего получится

470 753 души.

Сведения эти хоть официальные, но, как видно, неточны. Кроме того есть полное основание думать, что даже в то время, когда главнокомандующим армией были назначены специальные агенты для [166] наблюдения за выселением горцев, то и они неверно показывали число душ. В докладе особой комиссии, назначенной при Окружном штабе для разбора сведений по переселению горцев, 11-го февраля 1865 года, между прочим, сказано: «Большинство квитанций и пособий переселенцам весьма сомнительного свойства. Особенного внимания в этом отношении заслуживают квитанции, представленные капитаном князем Чавчавадзе и штабс-капитаном Добжанским».

Впрочем, не смотря на вероятность некоторого преувеличения цифры пособий, число выселившихся душ в действительности не только не менее, но должно быть значительно более показанного, так как все переселенцы, отправившиеся на свой счет на турецких кочермах из портов, нам неподвластных, большей частью остались неизвестны для официальных лиц, а это составляет весьма солидную поправку некоторого преувеличения числа выданных пособий, что с другой стороны вовсе и не требовало преувеличения числа переселенцев.

Ведомость числа горцев разных племен Кавказа, выселившихся в Турцию с 1858 по 1864 год.

Название племен

В 1863 и 1864 годы

Число душ

Абадзехов: из Тамани

27 537

Натухайцев: из Анапы

--------------- Новороссийска

16 452 } 45 023

28 571

Шапсугов: из Новороссийска

------------- Туапсе

------------- Ту, Нечепсухо, Джубы и

Пшада

42 157

63 449 } 165 626

60 000

Убыхов: из Мокупсе и Сочи

---------- Сочи и Хоста

Ушли прежде из Мокупсе и Сочи

42 539

10 678 } 74 567

21 350

Джигетов: из Адлера и Сочи

------------ Псху

------------ Цандрипша

2 618

5 040 } 11 873

4 215

Ачхипсоу: из Цандрипша

4 000

Псху из Гудаута (согласно рапорту командующего войсками в Абхазии, от 20-го августа 1804 года

3 642

Итого

332 068 [167]

С 1858 по 1866 год.

Абазинское племя (Кизылбековцы, Тамовцы, Баговцы, Башильбаевцы, Шагиреевцы) 4 350 семейств – 30 000

Бесленеевцев: 600 семейств – 4 000

Темиргоевцев, Егерукаевцев и Мохошевцев до 3 000 семейств – 15 000

Натухайцев – 4 057

Бжедухов – 2 517

Прикубанских Ногайцев – 30 650

Итого: 86 224

А всего выселилось в Турцию через порты Черного моря 418 292.

После составления отчета начальника Кубанской области в ноябре и декабре 1864 года и в марте 1865 года выселилось через Новороссийск:

Абадзехов 15 811

Шапсугов 3 543

Бжедухов 5 436

Итого 24 790

Кроме того, после составления отчета об отправлении горцев полковником Фадеевым, выехало Шапсугов, Бжедухов и Натухайцев из Новороссийска и Псезуапе 52 411 душ, как это значится в ведомости, приложенной к докладу комиссии по делу о переселении горцев в Турцию (18-го февраля 1865 года); но так как при этом упоминаются 4 600 душ переселенцев, вошедших в число упомянутых выше 24 790 душ, то, по всей вероятности, все эти переселенцы числятся по последней цифре, а потому следует добавить только 52 411 – 24 790 или только 27 621.

Что даст общий итог переселенцев через порты Черного моря 470 703.

А прибавив сюда выселившихся из Большой и Малой Чечни – 221 943.

Всего – 493 194. [168]

II.

Кавказская война и её неизбежность. – Столкновения с Турцией. - Европейская дипломатия. - Вмешательство её в Кавказскую войну.

Кавказская война началась не в силу каких-нибудь политических задач или дипломатических соображений, но была естественным результатом государственного роста России. Оттого, с одной стороны, война эта тянулась так долго, а с другой, большинство не видело в ней никакой цели, никакой пользы и горько жаловалось на бесплодное истребление государственных средств, на продление ненужного кровопролития.

Уничтожение царств Казанского и Астраханского в царствование Иоанна Грозного поставило Россию лицом к лицу с полудикими народами, обитавшими у берегов Каспийского, Азовского и Черного морей. К этому именно времени относится появление наших пограничных кордонных линий из укреплений и поселений, как неизбежная мера для прикрытия внутренней страны от грабежей и набегов разноплеменных соседей. Необходимость содержать эти линии, заставляла пограничных воевод постоянно требовать у правительства высылки подкреплений войсками и поселенцами, к которым охотно примыкала вся бродячая вольница, водворяясь на привольных местах, вне строгого контроля центральной власти. Такое усиление кордонов давало возможность пограничным воеводам не ограничиваться пассивным отражением набегов, но переходить к наступательным действиям для наказания хищников, причем у них отбивались разные важные угодья. Прямым следствием этих действий было, что граница никогда не оставалась на месте, но постоянно подвигалась к низовьям Дона и предгорьям Кавказского хребта. Таким образом уже в 1567 году построена крепость на левом берегу Терека, близ устья Сунжи, которая хотя и была оставлена по просьбе султана Селима, но возобновлена в 1578 году. В том же 1567 году построен при устье Терека Терский городок и учреждено Терское воеводство, для управления Кавказскими народами, которые начали искать покровительства России еще со времени Иоанна Грозного. В таком покровительстве соседним племенам никогда не отказывалось, в предположении достичь этим путем спокойствия на границах. Но такая надежда, очевидно, никогда не сбывалась: инородцы посылали посольства, получали подарки, выдавали аманатов, принимали присягу, - но постоянно производили [169] набеги и вызывали наступательные действия наших войск, для наказания виновных и занятия новых пограничных пунктов.

Между тем, в то самое время, как Россия подвигалась к северному склону Кавказского хребта, по южную его сторону, спорили за господство персияне и турки. Последние в 1578 году снова начали занимать восточный берег Черного моря, оставшегося без хозяина после истребления генуэзских колоний. В этом же году ими построены крепости в Поти и Сухуме, и начало заметно распространяться их влияние на Кавказские племена. Таким образом принятие племен под покровительство России ставило ее во враждебный отношения к Турции.

Но еще большим поводом к столкновениям этих государств послужили христианские владения за Кавказом: Грузия, Карталиния, Кахетия, Имеретия, Гурия и Мингрелия. Еще в 1586 году Кахетинский царь Александр II испрашивал покровительства у царя Феодора Иоанновича, и с тех пор из Закавказья посольство отправлялось за посольством, с тою же просьбою против турецких и персидских утеснений, пока, наконец, в 1801 году, манифестом императора Александра I, Грузия не присоединена к России и военный действия против Кавказских племен неизбежно начались с обеих сторон Кавказского хребта.

Несмотря на это, характер Кавказской войны остался тот же, что и был в 1567 году. Начальники Кавказской линии и им подчиненные отражали набеги и наказывали хищников экспедициями. Хищники изъявляли покорность, выдавали аманатов и снова делали набеги. К этому прибавились в Закавказье военные действия против персиян и турок, у которых мы постоянно отнимали ханства и владения, признававшие их господство или состоявшие под их покровительством. Так продолжалось до Крымской войны, после которой наши войска, посланные на границу Турции, оставлены были, по ходатайству князя Барятинского, на Кавказе, и таким образом появились здесь значительные боевые силы, дававшие возможность покончить Кавказскую войну совершенным покорением всех горцев, вследствие того принципа, что «пятидесятилетний опыт убедил нас, что никакой мир невозможен с народом, который не имеет правительства и в котором не существует даже понятия о предосудительности воровства и грабежа 1. [170]

Только один раз в течении 300 лет наши завоевательные действия на Кавказе были осмыслены глубокой государственной мыслью. Гениальный преобразователь России, в своих дальновидных заботах о её будущности, постиг разом значение Каспийского моря и прилегающих к нему земель. Могучий ум его охватил всю цельность политико-экономических интересов России в Средней Азии и Индии и он сначала отправил экспедицию Бухгольца и князя Черкасского (1714-1715) чтобы, утвердившись в Хиве, послать купчину в Индию, приказав ему описывать путь и, по возможности, отыскать кратчайшее и удобнейшее сообщение Индии с Каспийским морем. Потом, при неудаче этих предприятий, сам двинулся с войсками по кавказскому берегу Каспия, завладел городом Баку и самыми богатыми прикаспийскими провинциями Персии, через которые действительно пролегает удобнейший путь из России в Тегеран, Шахруд, Герат и Кандагар. Но такая широкая задача не была понята его преемниками и в 1735 году императрица Анна Иоанновна возвратила Персии завоеванные Петром I провинции. В наше время прорыв Аму-Дарьи до Сарикамышского озера показал верность предположений Петра о повороте этой реки в Каспийское море; Хива нами занята, в Средней Азии мы дошли до верховьев Аму - и потому гениальная мысль великого венценосца на половину осуществилась путем историческими, т. е. помимо всех соображений дипломатов, как необходимое естественное условие государственного роста России. Стало быть и завоеванию Кавказа европейская дипломатия может теперь приписать глубокую политическую цель. Завещание Петра Великого исполнено, хотя оно не существовало и не существует и никто не заботился об его исполнении.

Турецкое господство над Кавказскими племенами и владениями было только номинальное, хотя турки построили крепости на восточном берегу Черного моря (Анапу, Сухум, Поти) и занимали по временам непосредственно своими войсками Закавказские провинции. Назначая пашей и созидая крепости, турки вовсе не касались реорганизации народной жизни: они только стояли лагерем и эксплуатировали, как умели, занятые земли. От этого в христианских провинциях, где не было религиозной связи между завоевателями и населением, завоевание, кроме разорения страны, ничего в ней не изменяло. Приняв покровительство и потом вступив в состав русского государства, эти провинции потеряли всякое воспоминание о турках и сношениях с ними. Только при начале подданства, лишившиеся престола цари и владетели бегали к туркам, [171] находили у них приют, помощь и производили при их посредстве набеги и волнения в прежних своих владениях, но нашим войскам не трудно было с ними справиться. Совсем иначе были отношения турок к нехристианскому населению, между которым ислам, распространяясь постепенно, сделался господствующей религией. В качестве главы правоверных, турецкий султан сделался верховным покровителем и властителем всех мусульманских племен. Пленопродавство, неизменный спутник грабежей и набегов, вошло в нравы и обычаи горских народов и распространилось даже на собственных детей. Девушки и девочки замечательных красотою кавказских племен очень легко доходили до Константинополя, наполняли там гаремы султана и знатных пашей, делались любимыми женами и, приобретя значение, выписывали к себе и сносились со своими родными на Кавказе. Мальчики, продаваемые туркам, также нередко достигали важных должностей у султана и кичились тем перед своими родичами, вызывая их в Константинополь поклониться своему величию. Таким образом, кроме общей религии, благодаря которой тысячи Кавказских правоверных пилигримов посещали Мекку и живали в Константинополе по гаремным связям и карьерам их родственников, среди горцев веками выработалось глубокое убеждение в исключительной силе и могуществе султана, в лице которого сосредоточивалось понятие о верховном главе религии, об истинном, естественном покровителе и источнике всех благ. На таком убеждении не трудно было основать сильное политическое влияние Турции между мусульманскими племенами, тем более, что военные действия и успехи русских невольно заставляли горцев искать внешней опоры и покровительства.

Впрочем, турецкое правительство не придавало сначала большого значения господству над кавказскими племенами и почти не противодействовало распространению русской власти. Трудно решить: происходило ли то от небрежности и непонимания, или было результатом уверенности в несокрушимости сопротивления горцев русскими и в непоколебимой преданности их султану, как главе правоверных. Во всяком случае, вся политика турецкого правительства относительно кавказских горцев заключалась не в непосредственной помощи, а в усилении нравственной связи с ними, при посредстве высылаемых из Турции проповедников ислама, которые везде, где было возможно, устраивали при мечетях школы, укрепляли ислам и проповедовали о могуществе султана и необходимости сопротивления русским. Только во второй половине прошлого столетия, когда победы Румянцева и Суворова потрясли турецкое могущество [172] и Россия завладела Новороссией и Крымом, - Турция обратила внимание на распространение наших завоеваний на Кавказе, тем более, что по Кучук-Кайнарджинскому миру 1774 года, Порта Оттоманская обязалась оставить Гурию и Имеретию. В 1781 году была построена крепость Анапа и Турция предприняла непосредственный военные действия против нас, но с 1790 года, когда на Кубани был разбить Батал-паша, серьезных операций со стороны этой державы на северном Кавказе не было, хотя всякая война наша с нею непременно сопровождалась большими военными столкновениями на Закавказской границе.

Во второй же половине прошлого столетия, благодаря проектам князя Потемкина, появился на сцену так называемый восточный вопрос, и с этого времени начинаются заботы европейской дипломатии о кавказских горцах. Сначала, в виду отдаленности, недоступности и неизвестности этого края, они только указывали Турции на важность поддержки и господства над горцами, для противодействия России, в полной уверенности, что затея покорить свободный племена, населяющие недоступные горы, послужит к ослаблению России. Но постоянные наши успехи, как на северном Кавказе, так и в Закавказье, заставили, наконец, соперничествующее английское правительство принять непосредственное дипломатическое участие в охранении независимости кавказских племен. Случай к этому представился при заключении Адрианопольского мира 2-го сентября 1829 года, по которому Турция уступила России, вместе с крепостями Анапою, Сухумом и Поти, все свои права на кавказский берег Черного моря. Англия не признала за Турцией права сделать такую уступку и, стало быть, отказалась признать право России на восточный берег Черного моря. В виде исключения, Англия на этот раз была права de jure. Турецкий султан считал себя властелином на кавказском берегу, где у него были крепости с турецкими гарнизонами, но он в действительности только и владел территорией, занятой этими крепостями, - следовательно, только и мог уступить эту землю России. Племена же, обитавшие на восточном берегу, были политически совершенно независимы и только в силу религиозных понятий признавали главенство султана, как верховного представителя религии. Но если папа не сохранил за собою права раздавать католические государства даже во время самого высокого могущества папского престола, то, конечно, за падишахом еще менее было возможно признать подобное право относительно совершенно независимых мусульманских народностей. Непризнание Англией нашего права оставлено было императором Николаем [173] без всякого внимания и с 1829 года мы начали прочно занимать восточный берег укреплениями, причем, для скорейшего покорения горцев, воспрещен был приход к нему всех иностранных судов, которые очевидно могли бы подвозить горцам боевые припасы и усилить их сопротивление. Для наблюдения же за исполнением этой меры было учреждено крейсерство военных судов вдоль всего восточного берега. Британское правительство не могло объявить за то России войны, но желая фактически показать, что оно не признает нашего права воспрещать иностранную торговлю с независимыми Черкесскими племенами, снарядило в 1836 году, под купеческим флагом, шхуну «Vixen», на которой отправился к горцам эмиссар английского правительства Бель. Судно это пришло в Геленджик, но здесь было взято нашими крейсерами, как приз отведено в Севастополь и продано там с аукционного торга. Бель, по счастью для себя, был в это время на берегу и потому избег прогулки в Сибирь, которая положена у нас по закону для контрабандистов. Он оставался между горцами около трех лет, стараясь соединить разделенные взаимными распрями прибрежные племена и организовать единодушное восстание и ожесточенную войну против России, но это ему не удалось и он благополучно возвратился в Англию, описав подробно свои похождения 2.

Английское правительство отказалось от всякого участия в снаряжении Vixen'а и признало захват шхуны нашими крейсерами правильным, так как почти не протестовало против продажи его с аукционного торга, но с этих пор уже не посылало своих судов, довольствуясь доставлением горцам оружия и боевых припасов через Константинополь и порты Анатолийского берега, на турецких кочермах, принимавших весь риск путешествия к восточному берегу на собственный страх.

Франция еще позднее вмешалась в дела кавказских горцев, именно во время Наполеона III. Создав принцип национальностей для основы государства, Наполеон предполагал употребить его для ослабления России восстановлением Польши на западе, поддержанием независимости горцев и усилением влияния и владений Турции на юге. В воображении его Крым и Закавказье, или по крайней мере часть его (Кутаисская губерния), прилегающая к Черному морю и границам Турции, должно было отнять у России и [174] возвратить прежнему хозяину - султану. Поэтому перед Крымской войною начались интриги Франции для восстановления против России горцев при посредстве Турции. Но такой фантастический проект, основанный на ложном представлении о действительном положении народов и земель, которыми думал распоряжаться французский император, конечно, исполнен быть не мог. Перед Крымской войной, или вернее, перед появлением союзного флота в Черном море, сняты были нами все укрепления береговой линии, а после десанта в Крым, союзные дипломаты явились на восточном берегу и предложили горцам избавить их навсегда от русских, если они примут покровительство Англии. Горцы, однако, не попали в ловушку. Они объявили на такое предложение, что против русских они собственно ничего не имеют, но воюют с ними потому, что они занимают их земли, и что если французы и англичане сделают то же, то они будут с ними драться также ожесточенно, как дрались с русскими. Поэтому идея принять горцев под покровительство всей Европы или Англии и Франции и не допустить России завладеть Кавказом, так и осталась в проекте. Тогда задумана была экспедиция Омера-паши в Сухум, с целью занять Абхазию и всю Кутаисскую губернию. В Сухуме у нас было, если не ошибаюсь, всего два батальона больных лихорадкою солдат, которые, благодаря стараниям бывшего владетеля князя Михаила Шарвашидзе, отступили без сопротивления Абхазцев к Мингрелии и заняли позицию на Ингуре. Омер-паша преследовал их с 28 батальонами турок и вздумал форсировать переправу через Ингур. Целый день 4 орудия и два батальона держались и не допустили переправы. Вся прислуга при орудиях и лошади были перебиты; из батальонов остались только две роты, и те ночью отступили. Омер-паша занял Зугдиди, двинулся к Кутаису, но бездорожье и лихорадки, при сильных дождях, сделали невозможным его дальнейшее движение, и если бы бывший начальник войск в Мингрелии князь Мухранский имел у себя состоявшую по спискам милицию, то, конечно, ни одно турецкое орудие и ни один человек из отряда Омера-паши не возвратился бы в Сухум. Таким образом попытка Англии и Франции вмешаться в Кавказскую войну произвела действие, совершенно обратное тому, которого предполагалось достигнуть. Она не только не ослабила, но усилила обаяние русского могущества. «Сам великий султан, с помощью англичан, французов и итальянцев, рассуждали горцы, пришли уничтожить Россию и, наобещавши всякого блага, ушли с позором домой, предоставив русским делать, что они хотят на Кавказе». Убеждение [175] это весьма много ослабило веру горцев в свою несокрушимость и облегчило вторичное покорение восточного берега после Крымской войны. Все знают, что в это время прибрежные горцы сражались далеко не с таким ожесточением, как во время существования черноморской береговой линии.

После Крымской войны Англия учредила консульства в портовых городах восточного берега и с помощью этой меры и воздействия на Турцию путем интриг возбудила против России горцев. Наполеон же, несмотря на неуспех вмешательства в дела кавказских племен, не оставлял своей мечты произвести единовременное восстание в Польше и на Кавказе, и не удержался от непосредственного действия снаряжением под рукою смешной экспедиции Лапинского 3 (Тезик-бея) в 1863 году и сношеньями с горцами через французского консула в Трепизонде, посылавшего на северо-восточный берег эмиссаров. Из них последний, Подайский, жил в Трепизонде даже во время переселения горцев и употреблял всевозможные интриги для удержания их на месте, чтобы иметь всегдашний повод создавать затруднения России 4. Замечательно, что в это время практичная Англия примирилась с фактом выселения, показывала полное пренебрежение к участи горцев и искала других более действительных средств к противодействию России. Английский посланник в Константинополе Сир-Бульвер (Sir Bulwer) сам сообщил нашему поверенному Новикову, что вожди горцев старались заинтересовать его участью своих соплеменников, но он отказался принять их просьбу. «L'Angleterre, m'a-t-il dit, dans sa franchise de l'intimite, пишет Новиков, aurait pu tirer parti de ces peuplades pendant la guerre de Crimee; aujourd'hui c'est trop tard et il ne s'agit que de faciliter, dans la mesure du possible, leur emigration 5».

Во всяком случае нельзя не признать, что вмешательство Турецкой и Европейской дипломатии в дела горцев не принесло и не могло принести им ничего кроме зла, так как оно происходило не в интересах их или с какою-нибудь гуманной и нравственной целью, а явилось, как средство загребать жар чужими [175] руками. Горцы и в глазах турок, и в глазах Европы представляли только средство для противодействия России, и в пользовании этим средством ни Европа, ни Турция не обнаружили никакой жалости. Воображение доверчивых честных горцев постоянно возбуждалось блистательными и игривыми обещаниями помощи и участия при посредстве разных эмиссаров, и когда выселение горцев уже началось, европейская дипломатия уверяла переселенцев, что Россия не имеет права их переселять, что весной (1863 года) придут европейские комиссары для размежевания их с русскими6 и т. п. Даже во время самого разгара переселения эмиссары турецкого правительства подстрекали горцев к выселению, как можно судить по прокламации к черкесам турецкого комиссара Мухаммеда Насарета 1-го июня 1863 года:

«Берите ваши семейства, говорится в прокламации, и все необходимые вещи, потому что наше правительство заботится о постройке для вас домов и весь народ наш принимает в этом деятельное участие. Если тяжебные дела задержат вас до весны, то по окончании их поспешите переселиться с таким же рвением, как предшественники ваши».

Ад. П. Берже

Продолжение следует.


Комментарии

1. Письмо начальника штаба Кавказской армии генерала Карцева к управляющему русской миссией в Константинополе от 23-го августа 1863 года, № 17.

2. Bell James Stanislaus, Journal of a residence in Circassia, during the years 1837, 1838 and 1839. London, MDCCCXL.

3. Lapinsky (Tesik-bey), Theophil, Oberst und Commandant einer polnischen Truppen-Abtheilung im Lande der unabhaengigen Kaukasier. Die Bergvoelker des Kaukasus und ihr Freiheitskampf gegen die Russen. Nach eigner Anschauung geschildert. Hamburg. 1863.

4. Письмо нашего консула в Трепизонде Мошнина к генералу Карцеву, от 28-го ноября 1863 года.

5. Депеша Новикова к вице-канцлеру, от 14/26 апреля 1864 года, № 63.

6. Письмо графа Евдокимова к генералу Карцову, от 5-го января 1863 года, № 32.

А. П. БЕРЖЕ

ВЫСЕЛЕНИЕ ГОРЦЕВ С КАВКАЗА

III 1

Причины выселения горцев. — Успехи русского оружия. — Перемена системы войны. — Казачья колонизация. — Неизбежность безусловной покорности горцев. — Обольщение их собственными представлениями о могуществе и величии Турции и участии Европы.

Окончание крымской войны, как сказано выше, доставило возможность усилить военные действия, задержав на Кавказе все войска, которые были двинуты во время войны на закавказскую границу с Турцией. Назначение князя Барятинского главнокомандующим кавказским корпусом и выбор им в начальники штаба генерала Д. А. Милютина, сумевшего централизировать все самостоятельные действия отдельных начальников и направить их на исполнение одного общего плана покорения Кавказа, содействовало окончанию завоевания края. Но едва ли все это привело бы к решительным результатам, если бы не был совершенно изменен прежний образ ведения войны и принята система водворения прочных казачьих поселений в завоеванных местах, приведенная в исполнение (с 1800 года) графом Евдокимовым. Вот как объясняет неизбежность этой системы начальник штаба генерал Карцов в письме к управляющему русскою миссией в Константинополе 2.

«До 1860 года цель наших действий на Кавказе состояла в том, чтобы экспедициями, предпринимавшимися в места, занятые горцами, наносить им возможно частые поражения и, убедив их [338] в превосходстве наших сил, заставить изъявить покорность. Результатом этих экспедиций было то, что ближайшие к нам общества, жившие на равнинах, то покорялись, то снова восставали и постоянно нас грабили, сваливая вину на соседей, живших выше их, в горах. В минувшую (Крымскую) воину все общества, бывшие покорными, одновременно восстали и пришлось снова покорять их».

«Стало очевидно, что при дальнейших действиях, по прежней системе, на каких бы условиях ни покорялись нам горцы, покорность эта продолжалась бы только до тех пор, пока они сами желали бы соблюдать ее, а первый выстрел на Черном море и даже какое-нибудь вымышленное письмо султана или прибытие самозванца-паши, снова могло бы возбудить войну. Если даже мы заняли бы горы укреплениями и провели бы к ним дороги, то все-таки приходилось бы постоянно держать в горах огромное число войск и не быть покойным ни одной минуты».

«Вследствие этого осенью 1860 года решено было прекратить бесполезные экспедиции и приступить к систематическому заселению гор казачьими станицами; горцев же выселять на плоскость, подчиняя тем нашему управлению».

Предложенный графом Евдокимовым план бесповоротного окончания кавказской войны уничтожением неприятеля замечателен глубиною политической мысли и практическою верностью. Нельзя не признать, разбирая историю кавказской войны, что военные экспедиции причиняли большие расходы людьми и деньгами и что прочное водворение русской власти на Кавказе могло распространяться только благодаря колонизации. Самые блистательные подвиги наших генералов и изумительный героизм и самоотвержение войск не оставило ничего, кроме славных страниц в истории. Ужас, внушаемый экспедициями непокорным племенам, проходил очень скоро: они отдыхали от понесенных потерь, восстановляли трудом все истребленное огнем и мечем, и вновь готовы были вступить в бой с нашими войсками, пополненными новыми рекрутами из России. Но там, где за военным набегом следовало прочное водворение, там русское владычество оставалось навсегда. Не было примера, чтобы поселение, основанное на земле непокорных горцев, было оставлено нами: как ни трудно было жить в нем, но эти трудности преодолевались назначением гарнизонов в опасные места и движением войск вперед, для покорения новых мест, обеспечивавших занятый пункт.

Эта система практиковалась с первого появления русских на [339] Тереке, в 1567 году, но она практиковалась в силу необходимости, не как цель, а как неизбежное последствие необходимости обеспечить границу. Только в новейшее время, с 1769 года, начата искусственная колонизация с целью водворения русского владычества поселением, по повелению императрицы Екатерины II, 517 семей волжских и 100 семей донских казаков, на реке Тереке, которым и повелено именоваться Моздокским полком. В 1792 году переселено также, по повелению той же императрицы, 3 000 семей донских казаков в Черноморье и водворено здесь войско Черноморское. Этих примеров совершенно достаточно, чтобы показать, что система колонизации для прочного покорения Кавказа не только была давно известна, но и практиковалась в больших размерах во время кавказской войны. Тем не менее заслуга графа Евдокимова нисколько не уменьшается. Колонизация, представляя сложную и трудную государственную меру, по своему гражданскому характеру требует много усилий со стороны администрации и имеет очень мало шансов для наград, которые так легко достаются во время военных действий. Оттого колонизация как система покорения Кавказа, предоставляя все будущему и не представляя блистательных отличий в настоящем, никогда не отличалась сочувствием боевых кавказских генералов. Все они, пользуясь разъединенностью различных частей Кавказа, постоянно предполагали экспедиции, преследовали хищников за набеги и составили славную эпопею кавказской войны, но редко кто из них думал о гражданском устройстве занятого края и о его будущем. Солдатские слободки при гарнизонах укреплений возникали сами собой вследствие необходимости, но на них меньше всего обращалось внимания. Да и до сих пор, нельзя не сознаться, еще не сделано ничего, чтобы поднять умственный и нравственный уровень населения этих зачатков русских городов и ускорить развитие его материального благосостояния. Князь Барятинский и граф Евдокимов — оба составили себе карьеру на Кавказе и знали все недостатки и весь вред разъединенности и бесцельности военных действий отдельных начальников по их собственному почину. Оба они одинаково ясно понимали, что после крымской войны наступило самое благоприятное время для окончания кавказской войны и потому совершенно естественно, что предложенная графом Евдокимовым система действий заслужила одобрение князя Барятинского. 24-го июня 1861 года состоялся Высочайший рескрипт об увеличении льгот и пособий казакам кубанского казачьего войска, переселяющимся на передовые линии, а 10-го мая 1802 года уже было [340] Высочайше утверждено положение о заселении предгорий западной части кавказского хребта кубанскими казаками и другими переселенцами из России.

Исполнение этого плана начато еще ранее. В конце 1857 года переселена графом Евдокимовым часть населения Большой и Малой Чечни на новых указанных ей местах и в том же году заложена станица Родниковская на Большой Лабе. В мае 1858 года заложено 6 новых станиц Урупской казачьей бригады на реках Урупе, Тегене и Большом Зеленчуке и затем закладка их продолжалась постепенно, по мере движения наших войск вперед.

Взятие в плен Шамиля, 25-го августа 1859 года, позволило ослабить военные действия на восточном Кавказе и сосредоточить все внимание на окончательное покорение западного Кавказа, который получил особенное значение после крымской войны, указавшей, что северо-восточный берег Черного моря может быть избран для десанта неприятелем и потому прочное его занятие необходимо в интересах обеспечения всего Кавказа. Уничтожение нашего черноморского флота и стеснительные условия Парижского трактата не дозволили нам, как это было прежде, базироваться на Черное море и неизбежно заставили признать правильность плана, задуманного графом Евдокимовым: базироваться при покорении западного Кавказа на кубанское казачье войско и линиями новых поселений стеснять постоянно горские племена до полной невозможности жить в горах. Поэтому, мы только заняли со стороны Черного моря: на юге Сухум и Гагры, необходимые для владения Абхазией, а на севере Анапу и Новороссийск, и затем усиленным крейсерством и частыми десантами беспокоили непокорные прибрежные племена; главные же военные действия происходили на северном склоне кавказского хребта, где наши войска систематически подвигались вперед, опираясь на существующая поселения и устраивая новые линии. При самом начале исполнения этого плана, горцы поняли, что их ожидает и вследствие этого в 1861 году три главные из племен: Шапсуги, Абадзехи и Убыхи составили союз, отправили депутацию к Государю Императору и предлагали покорность с разными условиями. Но от них потребовали безусловной покорности и прямо объявили, что они должны выселиться из гор. Горцы взялись за оружие и весь 1862 год напрягали все усилия, но не могли остановить движения наших колонн от Анапы к востоку и от Лабы к западу и вытесненное отсюда население в числе 50 000 [341] душ, изъявив безусловную покорность, поселилось на Кубани и при устьях рек, в нее впадающих 3.

Таким образом военные успехи наши привели горцев к неизбежной покорности. Они, конечно, покорились бы этой тяжкой участи, не смотря на привычку к полнейшей свободе и своеволию, если бы их не сбивали с толку европейская и турецкая дипломатия. Им столько веков внушали, что могущественный султан, верховный представитель ислама, никогда не оставит их своею помощью, а европейские державы, в своих интересах, не могут допустить России овладеть Кавказом; — что такое убеждение не в силах была поколебать самая очевидность фактов. Горцы видели невозможность противостоять русским, но свято верили в близость внешней помощи. Граф Евдокимов глубоко верно оценил такое настроение их и те бесполезные кровавые жертвы, к которым вело оно, и придумал очень правильный исход из этого трудного, для обеих сторон, положения, именно: выселение в Турцию.

«Такая мера, — писал он к начальнику штаба кавказской армии, — при настоящем положении туземцев, принесет нам великую пользу и даст возможность, как горцам выйти из настоящего их напряженного положения, так и нам более свободно развивать русскую колонизацию в предгорьях западной части кавказского хребта» 4.

Мысль графа Евдокимова получила первое приложение при покорении восточного Кавказа. Покойный фельдмаршал князь Барятинский разделял его основательность и еще весною 1860 года предполагалось направить в Турцию, через закавказский край, 3 000 семей с левого фланга.

Дабы ускорить вопрос о переселении горцев и устранить затруднения со стороны Турции, в 1860 году был послан в Константинополь генерал-майор Михаил Тариеллович Лорис-Меликов. Ему было поручено разъяснить нашему поверенному князю А. Б. Лобанову-Ростовскому те затруднения, в которые мы могли быть поставлены, если бы Порта отказалась принять переселенцев.

Генерал М. Т. Лорис-Меликов превосходно исполнил это поручение и вместе с князем Лобановым-Ростовским выхлопотал у [342] Порты дозволение прибыть 3 000 семействам, которые Турция обязалась поселить вдали от наших пределов. После того переселение продолжалось в 1860, 1861 и 1862 годах, не возбуждая дипломатической переписки 5.

Впрочем, отправление этих семейств через Закавказье было отменено и вслед за тем главнокомандующий совсем воспретил переселение с восточного Кавказа, дозволив его только с западной его части.

Что касается Порты, то она никогда не изъявляла прямого согласия на переселение, хотя принимала горцев, уходивших с Кавказа под предлогом поклонения гробу Мухаммеда. В 1859 году она обнародовала правила по предмету колонизации кавказских выходцев и просила наше правительство, чтобы переселения эти совершались не разом, а малыми партиями.

Тем не менее турецкое правительство и его эмиссары не переставали волновать горцев обещаниями всех благ в случае переселения, так как в начале, предполагая, что это переселение будет совершаться постепенно и не потребует особых усилий и средств, правительство смотрело весьма благоприятно на прилив горцев в Турцию, как на меру, доставлявшую ей прекрасные боевые силы и средства увеличить преобладание мусульманского населения в среде христианских племен Балканского полуострова и в малой Азии 6.

С другой стороны и главное кавказское начальство не желало лишиться энергического и многочисленного населения. Кроме того явилось опасение, что турецкое правительство поселит горцев вдоль закавказской границы и создаст тем большие затруднения в будущем 7.

«Переселение непокорных горцев в Турцию, — писал граф Евдокимов 8, — без сомнения, составляет важную государственную меру, способную окончить войну в кратчайший срок, без большого напряжения с нашей стороны; но во всяком случае, я всегда смотрел на эту меру, как на вспомогательное средство [343] покорения западного Кавказа, которая дает возможность не доводить горцев до отчаяния и открывает свободный выход тем из них, которые предпочитают скорее смерть и разорение, чем покорность русскому правительству. По моему мнению, сколько бы ни вышло от нас туземцев и где бы ни поселило их турецкое правительство, хотя бы на южной границе в соседстве закавказских провинций, они не могут нам принести существенного вреда. Неприязненные их действия против нас могут иметь место только при войне с Турцией, но и тут горцы, поставленные в иные условия жизни и оскудевши в материальных средствах, не составят для нас грозной силы, которая вынудила бы прибегать к каким-нибудь усиленным мерам».

Вследствие этого письма и, имея в виду, что всякое противодействие намеренью горцев переселиться, при том крайнем положении, в которое они поставлены действиями наших войск, было бы в отношении к ним только излишней жестокостью, князь Орбелиани разрешил переселение, причем. приняв в соображение, что оно может достигнуть значительных размеров, сообщил об этом нашему послу в Константинополь, для устранения затруднений, которые Порта могла бы противопоставить переселению 9.

Это было действительно необходимо, так как до сих пор, если Порта и возбуждала жалобы на выселение горцев с Кавказа в Турцию, то в виду того, что переселялись отдельные семейства и общества, уходившие под предлогом путешествия в Мекку, все такие жалобы устранялись под предлогом веротерпимости, в силу которой мы не могли воспретить мусульманам исполнять их религиозный долг. Но когда выселение предполагалось целыми племенами и размеры его было трудно предвидеть, то и политическая предусмотрительность и человеколюбие одинаково обязывали нас предупредить Порту об ожидаемом наплыве переселенцев.

«Командующий войсками в кубанской области граф Евдокимов, — писал генерал Карцов к нашему поверенному в Константинополе 10, — доносит, что на северном склоне кавказского хребта нет более неприятелей. Шапсуги частью переселены на Кубань; остальные, до последнего человека, выселились на юго-западный склон. Абадзехи, стесненные с двух сторон, изъявили совершенную покорность. Теперь войскам нашим предстоит [344] очищать береговую полосу. Одна часть их, поднявшись вверх по Пшишу, уже стала на вершине хребта, разрабатывает дорогу и спускается в Туапсе; другая колонна, поднявшись на хребет от укр. Григорьевского, начала спускаться к устьям реки Джубы».

«Задача кавказской армии близится к концу. Стесненные в узкой прибрежной полосе, горцы, при дальнейшем наступлении войск, будут поставлены в отчаянное положение. Немногие из них могут согласиться покинуть живописную природу родины, чтобы переселиться на прикубанскую степь. А потому, в видах человеколюбия и в видах облегчения задачи, предстоящей нашей армии, необходимо открыть им другой выход: переселение в Турцию. Мы опасаемся затруднений со стороны турецкого правительства против такой высылки народа целыми массами, тем более, что горцы хотят ехать только в два пункта: Константинополь и Трепизонд; других мест они не знают и знать не хотят».

Вопрос о выселении горцев подвергся в Константинополе обсуждению совета министров и решение его сообщено через нашего поверенного в делах при Порте Оттоманской 11.

«Турецкое правительство не отказывалось принять в свои пределы кавказских горцев, желающих переселиться массами. Но при этом оно считало необходимым: 1) чтобы Константинополь и Трепизонд не были единственными пунктами сосредоточения и водворения переселенцев. Турецкое правительство предоставляло себе право избрать места для их водворения, и 2) чтобы Порте был дан срок до мая 1864 года».

«Не могу скрыть, — писал далее Новиков, — что весь план выселения горцев в Турцию приводит здешнее правительство в большое смущение».

Смущение это охватило не только Турцию, но и европейскую дипломатию, особенно французскую, созидавшую планы противодействия России при возбуждении горцев. Действительно, заседание совета турецких министров было в том же году, как совершена при содействии Наполеона III пресловутая экспедиция Лапинского, которая достигла результатов, совершенно обратных предполагаемым.

«Известие о сделанной в земле Убыхов высадке и доставленных туда запасов оружия, — писал генерал Карцов к [345] Новикову 12, — быстро разнеслось между горцами и в первую минуту оживило их надежды, при внешней помощи, на успех сопротивления. Но потом они скоро поняли действительное значение доставленной помощи и потому признали за лучшее просить пощады».

«Турки знают об успехах нашего оружия, — писал Новиков к генералу Карцову 13, — иностранные представители молчат, но английская колония относится с завистью и недоброжелательством к нашим успехам».

В депеше от 4 (16) мая 1864 года к вице-канцлеру Новиков подробно описывает свой разговор с французским посланником маркизом де-Мутье (Marquis de Moustier), при посещении турецкого министра иностранных дел Али-паши и делает такое заключение:

«Видимо, что покорение Кавказа произвело сильное и неприятное впечатление на французское правительство. Франция огорчается не уничтожением последней преграды между нами и Турцией, а тем, что мы получили возможность противодействовать ее завоевательным стремлениям на Востоке Она сожалеет о благоприятных шансах диверсии на Кавказе для восстановления независимости Польши, при содействии Турции, увлеченной против России. Все эти иллюзии теперь очевидно уничтожены».

Впрочем, как турецкой, так и европейской дипломатии только и оставалось смущаться и огорчаться успехами нашего оружия. Если они не могли воспрепятствовать самому процессу завоевания, то естественно вековые усилия России должны же были привести к неизбежному концу и завоевание Кавказа сделаться совершившимся фактом. Сожалеть должно только о самих горцах, которые обманывали себя так долго ложными надеждами на чужую помощь и не подчинились исторической необходимости поступиться своеволием для мирного восприятия гражданственности. Всегда и везде мелкие полудикие народности поглощались более сильными народами и если утрачивали при этом национальные особенности и обычаи, то за то получали право на умственное и нравственное развитие и приобретали более высокую степень материального благосостояния. Так было бы и с горскими племенами Кавказа, без участия в их судьбе Турции и европейской дипломатии, которые только и могли усилить их настоящие потери и страдания, и приготовить в будущем совершенное исчезновение их, как отдельных племен у народностей. [346]

IV

Выселение горцев. — План окончательного покорения Западного Кавказа. — Предоставление свободного переселения в Турцию н слабое но этому противодействие горцев. — Положение горцев при выселении. — Переезд на кочермах в Трепизонд. — Положение их в Трепизонде.—Вмешательство Турецкого правительства и иностранных дипломатов. — Карантин. — Направление горцев на Самсун и Константинополь. — Необходимость пособия со стороны нашего правительства. — Регулирование выселения. — Высылка Турецких и русских военных судов. -Кюстенджи и Варна. — Перевозка горцев на пароходах русского общества пароходства и торговли. — Усилия нашего правительства облегчить положение горцев. — Расходы по выселению их. — Заключение.

1862-1865.

Официально выселение черкесских племен, как военная и политическая мера, началось в 1862 году, когда 10-го мая состоялось высочайшее утверждение постановления Кавказского комитета о переселение горцев; в действительности же оно последовало вслед за усилившимися военными действиями на северном Кавказе, после крымской войны. Потеряв еще тогда уверенность в своих силах и предвидя неизбежность подчинения русской власти, наиболее зажиточные и предусмотрительные из горцев начали вывозить свои семейства в Турцию, продавая на месте, с выгодою, свое имущество. Такое неспешное и слабое переселение давало туркам возможность радушно принимать и щедро помогать переселенцам при новом водворении, но с течением времени выселение приняло размеры, поставившие в затруднение и наше, и Турецкое правительства, которые не в силах были оградить горцев от страданий и бедствий, вызванных непониманием действительности и их фанатическими надеждами.

Впоследствии, к политическим и нравственным стимулам выселения, о которых упомянуто выше, присоединились причины экономические. Они выразились в том, что более почетные и влиятельные из горцев, после освобождения крестьян в России, боясь, с принятием нашего подданства, лишиться своих подвластных, стали уходить в Турцию, увлекая за собою невежественную массу, доверявшую их уму, знанию и опытности. Эти именно лица и должны считаться инициаторами выселения. Влияние их на народ было неотразимо. Руководствуясь личным интересом, они употребляли все усилия, чтобы запугать желавших перейти к нам произволом [347] русских властей, солдатчиною и необходимостью отказаться в будущем от мусульманской религии, сносились с турецким правительством, ездили в Константинополь, представлялись султану, его сановникам, иностранным послам, принимали у себя всяких эмиссаров, придавая им несвойственное значение и пр. При таких обстоятельствах все предложения нашего правительства горцам о свободном выселении их на плоскость, где им бесплатно отводились в собственность участки, мало достигали цели. К тому же, самый размер надела, по 6 десятин на душу, казался слишком ничтожным горцам, привыкшим свободно размещать свои хозяйства на земле, никому не принадлежавшей. Вот почему выселение к нам горцев, не смотря на все желание нашего правительства, состоялось в размерах весьма ограниченных и не превзошло 100 тыс. душ, т. е. 1/6 часть всего горского населения.

Между тем быстрота, решительность и успех военных действий графа Евдокимова и его сподвижников на северном Кавказе, после пленения Шамиля, в связи с водворением новых казачьих станиц, учреждением новых линий 14 и истреблением непокорных аулов — неизбежно должны были навести панику на горцев и поставить их в безвыходное положение. В феврале 1859 года изъявили покорность Кизылбековцы, Башильбаевцы, Тамовцы и часть Бесленеевцев: в июне того же года Бжедухи; в августе Темиргоевцы, Махошевцы, Егерукаевцы, Бесленеевцы, Шагиреевцы и Закубанские кабардинцы; в ноябре Абадзехи; в январе 1860 года Натухайцы и Псховцы и тогда же заложены новые станицы на верхнем Урупе, Малом Тегене и Шебсе. В мае 1861 года перенесены казачьи поселения на левый берег Лабы и началось переселение Бесленеевцев и других мелких обществ, здесь расположенных. В 1862 году заняты казачьим населением большая часть Натухайского округа и предгорья главного кавказского хребта между реками Большой и Малой Лабой и Белой. Горцы собирались массами, составляли союзы, производили ожесточенный нападения на наши войска и поселения: но с каждым разом все более и более убеждались в невозможности удержать наше наступательное движение. Положение их становилось невыносимым и граф Евдокимов, вполне оценив это, нашел блистательный из него выход предоставлением свободы выселения в Турцию лицам, не желавшим принять русского подданства. [348]

«Военные затруднения в покорении Западного Кавказа, можно утвердительно сказать, писал граф Евдокимов к генералу Карцову 15 уже миновали; колонизация должна совершиться в наступающем году, мирным путем, но остается не малое еще дело умиротворить совершенно край и положить твердые начатки к развитию благосостояния покойной жизни туземцев и сделать их навсегда безвредными для России. Если бы горцы имели ясное понятие о гражданской жизни и желали бы искренно одних мирных занятий, разумеется, дело устроилось бы без особых хлопот. Они могли бы выйти к нам в то время, когда возможны были полевые работы, и нашли бы в назначенном для них поземельном довольствии свободный простор, потому что земли не занятой еще много в районе Кубанской области. Но дикость нравов, совершенное недоверие к нам и желание необузданной свободы долго будут служить препятствием к скорому водворению между ними гражданственности и преданности к нашему правительству. Волнуемые различными слухами извне, они то готовы переселиться к нам, то просят уволить их в Турцию, надеясь либо протянуть время, либо найти там для себя обетованную землю».

Вследствие этого граф Евдокимов находил, что спокойствие в среде такого населения немыслимо и чтобы раз навсегда покончить с западным Кавказом, считал неизбежным обессилить горское население до того, чтобы интриги извне не имели здесь почвы. Особенно важным он признавал выселение горцев со стороны морского берега, видя в этой мере необходимую для нас государственную задачу, разрешение которой можно достигнуть поощрением к выселению небольшою «премиею» до 10 тысяч семей горцев, хотя, судя по слухам, он думал, что выселение может приобрести значительно большие размеры.

Разделяя вполне мнение графа Евдокимова, главнокомандующий армией писал к военному министру о необходимости назначить 100 тысяч рублей в пособие переселенцам.

«Мера эта, — говорит главнокомандующий 16, — избавит нас от таких личностей, который отличаются фанатизмом и вредным для нас влиянием на соплеменников и ускорит окончание войны, а, следовательно, уменьшит издержки, с нею сопряженные». [349]

Таким образом наше правительство, очевидно, никогда не думало изгонять горцев, как писалось тогда в европейских газетах, но желало лишь окончания тяжкой вековой войны на Кавказе и прочного покорения беспокойных обществ, предоставляя им все средства к мирному и удобному водворению на плодоносных, черноземных землях долины реки Кубани и впадающих в нее рек. Если же такой мирный переход горцев к гражданственности не совершился, то винить в том, по всей справедливости, следует не нас, а турецкое правительство и европейскую дипломатию, которые в этом случае вовсе не думали о благоденствии горцев, но пользовались ими как средством противодействия развитию России, забывая, что это средство представляло не мертвую массу, а целые племена, в высшей степени способного и энергического населения, которое истреблено безвозвратно тогда, когда во имя гуманности и цивилизации, оно должно было жить и, оставив свои дикие нравы и порядки, воспринять цивилизацию, хотя бы это и совершилось насильственным водворением их на плоскости, не допускавшем продолжения безнаказанных грабежей и междоусобиц.

Наступление наших войск, предпринятое с целью окончательного покорения Западного Кавказа, сопровождалось, как было уже сказано, требованием безусловной покорности, которая выражалась согласием горцев выселиться из гор на плоскость в указанные правительством места и подчиниться во всем русской администрации. Не желавшим исполнить это требование, предоставлялась свобода выселения в Турцию, на собственный счет и страх. Более состоятельные люди приступили к выселению тотчас же, отправляясь из незанятых нами приморских пунктов на турецких кочермах. Число таких переселенцев нельзя определить даже приблизительно: оно никому не было известно и останется неизвестным точно также, как и места, куда они прибыли в Турцию и где водворились. Горцы, не имевшие состояния, увлекаясь примером богатых людей, бросали свое малоценное имущество и выходили к морскому берегу в ожидании прихода турецких судов и возможности перебраться на них в Турцию. Скопление этих несчастных постоянно увеличивалось, а, вместе с тем, усиливались их страдания и лишения. То, что делалось в незанятых нами пунктах берега, можно только предполагать, но горцы, выселявшиеся через Тамань, Анапу и Новороссийск, бедствовали на глазах русской администрации и не могли быть оставлены без помощи. Граф Евдокимов возбудил было вопрос о перевозке горцев в Турцию на казенный счет на пароходах Русского Общества Пароходства и [350] Торговли, но оно потребовало такой высокий фрахт, что услугами его воспользоваться было невозможно 17 и потому в 1862 году наняты были в Керчи частные суда, с помощью которых тогда же перевезено 130 душ Бжедухов из Тамани, по 6-ти рублей, и 100 душ Натухайцев из Новороссийска, по 2 рубля 50 копеек. А как цены эти оказались слишком высокими, то были приглашены новые хозяева, согласившиеся перевозить горцев: на пароходе по 4 рубля 50 копеек, а на парусных судах по 4 рубля. В то же время наш консул в Трепизонде Мошнин, в тех же видах употреблял все усилия, чтобы направить из Анатолии к Кавказскому берегу возможно большее число турецких судов. Между тем ожидание войны в 1863 году и приведение Кавказской армии на военное положение несколько приостановили выселение и горцы начали перебираться на указанные им места при Кубани, получая пособие от правительства, но не оставляя, однако, своего настроения выселиться в Турцию, которое только усиливалось внешним возбуждением и наступлением наших войск. Зима 1862-1863 года была особенно холодная и горцы лишены были всякой возможности сопротивляться.

«Военные действия, производимые нашими войсками с разных сторон в неприятельском крае, — писал граф Евдокимов к генералу Карцову 18, — поставили значительную часть горского населения в положение безвыходное, которое еще более усилилось суровою зимою и сильными морозами. Теснимые нашими войсками, туземцы выходили к нам с единственным желанием найти у нас какой-нибудь приют от 20° мороза и прокормиться у своих единоверцев до весны, чтобы потом устроиться на указанных местах 19».

Граф Евдокимов разрешил горцам размещаться на зимовку в мирных, уже существующих аулах. Такое распоряжение имело результатом, что все они стали свободно, без особых стеснительных административных мер, перебираться из гор, как целыми аулами, так и по одиночке. Но все это не прекратило выселения, [351] которое, по просьбе турецкого министра иностранных дел, было только приостановлено до весны 20.

При этом сами горцы, выходя к нам с покорностью, ставили условием, чтобы им дозволяемо было воспользоваться отъездом в Турцию на казенный счет, что и вносилось в выдаваемые им свидетельства 21.

Подобного рода покорность, очевидно, не могла остановить наших военных действий, но требовала их решительного продолжения, для окончательного покорения Западного Кавказа. К марту месяцу 1864 года весь северный склон Кавказского хребта и прибрежье до Псезуапе были очищены от горцев, которые частью выселились на Кубань, частью разместились по мирным аулам и вышли на морской берег в ожидании прихода кочерм для переезда в Турцию 22. Оставались только в верховьях рек Мзымты и Бзыби племена Убыхов, Джигетов, Псху и пр. Против них решено было направить одновременно войска с разных сторон. Отряд генерала Геймана 16-го марта занял форт Лазарев, а по изъявлении Шапсугами покорности — форт Головинский, после чего должен был двинуться вверх по реке Шахе до снеговых гор Оштен, устроив в то же время линию временных кордонов, для прикрытия новых казачьих поселений до реки Туапсе; затем, поднявшись по Шахе, спуститься к верховьям реки Сочи и соединиться там с отрядом генерала Граббе, разрабатывавшим дорогу по Пшишу и Туапсе, который в свою очередь, оставив на перевале четыре батальона, имел перейти к верховьям реки Белой, в начале мая перевалить через главный хребет у горы Оштен, перейти к верховьям Малой Лабы и, соединившись с войсками, разрабатывавшими здесь дорогу, двинуться в долину верхней Бзыби, выгнать общество Псху и прокладывать дорогу к Сухуму. Во время этих действий 6 батальонов, расположенных в Кутаисском генерал-губернаторстве, должны были двинуться из укр. Гагры в землю Джигетов, а 8 батальонов гренадерской дивизии, при 8 орудиях, высадиться со стороны моря в середину земли Убыхов 23. [352]

Горцы, сознавая невозможность сопротивления столь значительным силам, сосредоточенным против них, не допустили исполнения задуманного плана. Заняв укр. Головинское, генерал Гейман двинулся со своим отрядом в землю Убыхов, самого воинственного и известного храбростью племени на восточном берегу Черного моря. Убыхи встретили его с оружием в руках, но потерпев 19-го марта поражение при реке Годлихе, изъявили покорность под условием выселения в Турцию. Движение всех отрядов, согласно изложенного плана (исключая десанта, который сделался ненужным) продолжалось вполне успешно и 21-е мая 1864-го года считается днем покорения Западного Кавказа и окончания Кавказской войны.

Быстрота и решительность действий наших войск возбудили панику в горцах, спешивших во что бы то ни стало покинуть свои родные горы и добраться до морского берега, чтобы выселиться поскорее в Турцию. Они побросали при этом все свое имущество, исключая скота, который был согнан к берегу, но за невозможностью взять его с собою или сбыть кому-нибудь, составлял только лишнюю тягость и затруднение. Разоренные, без продовольствия, без денег и даже без одежды, горцы переносили всевозможный лишения на открытом морском берегу, где расположены были таборами. Все это началось еще в 1863 году и скоро переселение достигло непредвиденных размеров. Горцы уходили отовсюду, куда появлялись наши войска 24. Между тем зима, какой не запомнят в Анатолии с 1810 года, до крайности затрудняла сообщение Турции с Кавказским берегом. В начале января 1864 года в одном из самых неудобных для каботажных судов месяцев, из одного Трепизонда отбыло более 100 баркасов 25. Истощенные тяжкими лишениями, на берегу, в ожидании прихода судов из Турции, горцы не выдерживали бедственного плаванья в зимнее время, заболевая и умирая массами, как при переездах, так и по высадке на берегу, где, между ними развились сильнейшие тиф и оспа. В каком размере происходило истребление этих несчастных, можно судить по следующей выписке из письма нашего консула в Трепизонде 26:

«В Батум переселение началось только в последнее время. Горцев прибыло туда около 6 000 чел.: до 4 000 душ отправлено [353] в Чурук-су, на границы. Горцы пришли со скотом. Средняя смертность 7 чел. в день. Скот изнурен и падает».

«Сначала выселения в Трепизонде и окрестностях перебывало до 247 000 душ: умерло 19 000 душ. Теперь осталось 63 290 чел. Средняя смертность 180-250 чел. в день. Их отправляют во внутрь пашалыка, но большей частью в Самсун».

«В Керасунде около 1 500 душ».

«В Самсуне и окрестностях с лишком 110 000 душ. Смертность около 200 чел. в день. Свирепствует сильный тиф».

«В Синопе и Инеболи около 10 000 душ».

«За ноябрь и декабрь 1863 г. прибыло в Трепизонд 100 кочерм. Отправлено в Константинополь и Варну 4 650 чел. Средним числом умирало в день 40 — 60 чел. Находится еще в Трепизонде 2 050 человек 27.

Как велика была нужда горцев, можно видеть из следующего официального документа:

«11-го декабря пароход привез в Варну 850, а другой 180 чел. Турецкие власти приняли сначала горцев очень ласково. Когда прибыл другой пароход, турки, по случаю бывшей тогда холодной погоды, развели огонь на пристани, но когда лодочники начади высаживать голых, слабых, больных и до 40 трупов, умерших за одну ночь, они перепугались заразы и не хотели принимать переселенцев. Вообще горцы здесь в бедственном положении и пользуются частной благотворительностью. Селяне, как христиане, так и мусульмане, вспоминая у них размещение Крымских татар 1860-1861 гг., крайне неблагоприятно смотрят на прибывающих 28».

«Порта рада переселению и принимает меры к его облегчению, но генерал-губернатор ленив и на его совести лежит вся болезненность и смертность. Переселенцы помещены в грязи и скучены, — отсюда ужасающая смертность, за которую бы в других государствах привлекли местные власти к уголовной ответственности. Едва ли не нарочно мертвых зарывают в лучшем христианском квартале. Консул выразил свое удивление генерал-губернатору, но он объявил, что ему до черкесов нет никакого дела» 29.

Великий визирь, по поводу эмиграции высказал, что эти люди [354] изнурены голодом и приносят с собой заразу, так что экипажи перевозивших их судов, вследствие тифа, пришлось возобновить 30.

«Лагерь в Ачка-кале (близ Трепизонда) совсем предполагается уничтожить, так как там нельзя жить от нечистот и трупного разложения. Чтобы воспользоваться порционами горцы не убирали своих мертвецов из палаток и часто скрывали их, зарывая в самих палатках» 31.

«Население испугано переселением и вознаграждает себя покупкой невольниц, на которых цены сильно упали. На днях паша купил 8 самых красивых девушек по 60-80 рублей за каждую и посылает их для подарков в Константинополь. Ребенка 11-12 лет обоего пола, можно купить за 30 — 40 рублей» 32.

«Так как горцам обещана свобода от военной службы на 20 лет, то в Трепизонд приехал Али-паша с целью формировать войска из добровольных охотников. В Ачка-кале завербовано 500 человек. Горцы охотно идут на службу и турки отлично одевают и кормят новобранцев. Люди на подбор и очень веселы; их отправляют в Константинополь. С целью усилить желание поступить на службу, воспрещено продавать мужчин; зато женщин продают и отправляют в Константинополь целыми партиями. В Трепизонде даже можно видеть партии в 40-50 женщин, предводимых одним хозяином» 33.

«Положение горцев ухудшается. Паше приказано не отправлять их более в Константинополь, но задерживать в Анатолии. Он отвечал, что средства пашалыка истощены; что он не может держать горцев и просил высылки пароходов, не отвечая за последствия. Пароходы пришли и взяли несколько тысяч горцев, которым уже перестали давать чистый хлеб, но смешанный с кукурузой. Был случай голодной смерти. Тиф слабее, оспа свирепствует» 34.

«Перевозимые на нашем пароходе «Бомборы» горцы до того бедны, что им нечего есть, почему начальник Даховского отряда приказал наиболее нуждающихся довольствовать по морскому положению 35». [355]

«В рекруты турки берут только неженатых и потому горцы продают своих жен и детей и поступают на службу 36».

Нельзя решить, когда бедствия горцев достигали более ужасающих размеров: в 1863 или в 1864 году. Если в 1863 году выселялись наиболее состоятельные горцы и скопление их в Анатолии и Европейской Турции не достигло еще, как в 1864 году, таких громадных размеров, которые лишили турецкое правительство всякой возможности своевременно подавать помощь переселенцам, то с другой стороны, их неожиданное прибытие на мелких судах, которые ради дешевизны нередко перегружались невозможным числом пассажиров, вызывали чрезмерную болезненность и смертность и уничтожили всякую вероятность на устройство их на новых местах, без помощи турецкого правительства. Помощь эта дорого стоила туркам. По свидетельству нашего консула в Трепизонде в марте месяце 1863 года турецкое правительство тратило ежедневно до 1 000 золотых меджидие. Одного хлеба выдавалось в день более чем на 20 000 пиастров 37. Водворение горцев, по словам нашего поверенного в Константинополе, было сопряжено с громадными расходами, так что наличных средств Порты не хватало и она предполагала заключить специальный заем для этой цели в один миллион турецких лир или до шести миллионов рублей металлических 38. Определить по нашим официальным сведениям действительный размер расходов турецкого правительства по приему и водворению горцев невозможно, да и едва ли в самой Турции существуют какие-нибудь документы, по которым этот вопрос можно было бы разрешить точно и верно.

Хороший прием и достаточное пособие горцам, подобно тому, как и самое их выселение, было весьма желательно турецкому правительству, но оно вовсе не ожидало поголовного выселения черкесов. Смотря сначала на выселение, как на весьма благоприятный для нее шанс усилить мусульманский элемент, для подавления райи, она привлекла горцев, не рассчитав своих наличных средств, заигрывала с переселившимися, заставляя христианское население снабжать их необходимым помещением и всем, что нужно для водворения; она продолжала даже высылать эмиссаров для усиления выселения, но когда сотни тысяч душ обедневших и изнуренных черкес бросились разом в Трепизонд и [356] Константинополь, Порта не только не была в состоянии удовлетворить их нужды, но увидела в горцах опасность для внутреннего спокойствия.

«Турецкое правительство, — писал наш поверенный в Константинополе 39, — желает перевозить горцев в разные пункты, чтобы не селить их сплошными массами, для предупреждения могущей произойти от того опасности для общественного порядка и для государственной власти».

«Из Трепизонда горцев направляют прямо к Карсу и Арзингану, отчего по всей дороге страшные разбои, — писал Мошнин к генералу Карцову 40. На черкесов никакого суда нет и местные власти их боятся. Эмин-паша ничем не занимается, кроме черкесских дел и то затем, чтобы составить капитал на счет переселенцев».

«Предполагается, — доносит наш консул в Эрзеруме 41, — поселить до 4 000 семей горцев, разместив на 30 домов одно черкесское семейство, для его содержания, выдачи ему посевов, постройки дома и пр. 1 500 семей должны быть отправлены в Ван и Гекияри; остальные будут размещены в Карсском санджаке и Эрзерумском вилайете, за исключением Баязетского округа, занятого по преимуществу кочующими Курдами».

Такой способ поселения горцев и благодетельствование им на счет коренного, в особенности христианского населения, естественно должен был внушить глубокую вражду между ним и пришельцами. Горцы водворялись везде силою и как турецкие власти не всегда могли справиться с противодействием жителей, то переселенцам оставалось одно: расправляться с ними самим; но и такая задача совершенно противоречила всем надеждам их на счастливую, безмятежную жизнь в Турции. Поставленные в такое положение, они скоро поняли, как глубоко ошиблись и недовольство их выразилось прямым сопротивлением всем распоряжениям к их водворению турецкого правительства, которое, дав разрешение принимать прибывающих с Кавказа горцев, не имело никакого понятия о размере переселения. Пользуясь совершенною свободою выселяться и услугами турецких каботажных судов, всегда посещавших Кавказский берег, черкесы направлялись прежде всего в [357] два пункта: Трепизонд и Константинополь, так как других городов в Турции они не знали 42. Нахлынув сюда всей массой, они поставили местные власти в крайне затруднительное положение. Водворять переселенцев в порядке между коренным населением или отдельными колониями с политической целью в виде военных поселений на границе с Россией и впереди Болгарского населения в Европейской Турции, оказывалось положительно невозможным, так как никаких планов и предположений о распределении переселенцев не было и не могло быть сделано. Все это составлялось и предполагалось уже в то время, когда выселение достигло больших размеров и переселенцам пришлось стоять таборами на берегу моря близ Трепизонда и Константинополя, перенося всевозможные лишения и бедствия. Болезненность и смертность между переселенцами достигли, как сказано, ужасающих размеров и угрожали заражением всего населения эпидемией тифа и оспы. «Недоумеваю, что будет делать турецкое правительство с выходцами, — писал Мошнин к генералу Карцову 43. — Они тратят большие деньги, по распоряжаются дурно. Горцы очень стеснены в их жилищах и между ними развиты тиф и оспа. Для Трепизонда это сущее наказание. Сюда едет из Константинополя член санитарного комитета Бароцци инспектором по карантинной части».

Бароцци прибыл в Трепизонд в марте месяце и иностранные правительства предписали своим консулам помогать ему. Бароцци начал с того, что перевел всех горцев за город и настоятельно требовал, чтобы более их не привозили в Трепизонд, а направляли прямо в лагерь при Ачка-кале, рассчитывая таким неудобным путешествием отнять у черкесов охоту к переселению. Но, конечно, подобная хитрость, неизвестная горцам перед отправлением с Кавказа, не могла остановить их выселения, а только вызывала совсем ненужные лишения и страдания, прогрессивно ухудшавшие положение и санитарное состояние переселенцев. Пособия турецкого правительства были недостаточны и не всегда доходили до переселенцев, число которых никому не было известно и постоянно увеличивалось. Порта обратилась к нашему правительству с просьбой остановить или. как выразился Фуад-паша, «reagir [358] contre cette hevre d'emigration 44». Наш поверенный в делах в Константинополе отвечал на это, что русское правительство ничего не может сделать, так как большая часть выселяющихся уходит из пунктов, нами не занятых и принадлежащих непокорным племенам. В ответ Новикову генерал Карцов писал: «Турецкое правительство само возбуждало всегда между горцами симпатии к Турции и вражду против русских. Переселение есть результат этих возбуждений и разубедить горцев не ехать в Стамбул и Трепизонд Кавказское начальство бессильно 45».

Впрочем, европейские дипломаты по обыкновению в таком затруднительном положении не оставили Порту без своих советов и содействия, но как всегда это делалось не с целью вывести Турцию из затруднения, а воспользоваться случаем, чтобы сделать зло России. Выселение горцев, упрочивая за нами Кавказ, казалось им бедствием, которое необходимо устранить. Поэтому французский, английский и в особенности итальянский послы и консулы в Трепизонде и других городах употребляли все усилия, чтобы удержать горцев, внушая им мысль возвратиться назад и отстаивать свою независимость 46. Особенно, конечно, является странным, что более всех хлопотал об этом итальянский консул и польский выходец Подайский. Но горцы слишком хорошо знали численность наших войск и ход военных действий на Кавказе, а потому одним красноречием трудно было убедить их в необходимости приняться за новую войну с Россией. Итальянский консул (Бозио) не допускал, однако, мысли, что он поступает безрассудно и неуспех своей пропаганды сваливал на то, что горцы такая дрянь, на которую никогда нельзя рассчитывать 47.

Участие иностранных консулов в судьбе переселенцев во всяком случае не могло принести никакой пользы, так как они не имели средств оказать им материальную помощь, в каковой единственно и нуждались горцы. Мечты о будущих дипломатических комбинациях только сбивали с толку самих консулов и вызывали бесчеловечные распоряжения, обрушившиеся на переселенцев новыми бедствиями. Так, например, как будто в видах [359] заботливости об охранении здоровья жителей Трепизонда, по требованию иностранных консулов, черкесы были поставлены лагерем в Ачка-кале (в одном часе расстояния от города) и Сари-дере (в трехчасовом расстоянии), в местах, известных своим вредным климатом. Результат был тот, что с начала переселения до мая 1864 года из прибывших в Трепизонд переселенцев умерло более 30 000 чел. Не меньшее зло причинило горцам учреждение 15-ти-дневного карантина для судов, приходящих с Кавказского берега, произведенное тоже по требованию иностранных консулов, в видах предохранения населения от тифа и оспы. Карантин этот был фикцией, так как никаких карантинных мер не принималось местными властями; суда имели постоянное сообщение с берегом и только не смели выгружать переселенцев, положение коих после переезда на каботажных судах, при тесноте места и при изнурении, делалось страшной пыткой.

«Бароцци, как французский подданный, совершенно в руках французского консула в Трепизонде — Шефера, — писал Мошнин к генералу Карцову. — Он видимо желал удержать горцев на Кавказе, в виду нынешних политических событий в Европе. Оттого и придумано воспрещение отправлять кочермы к Кавказскому берегу, которое мне удалось отменить. 15-ти-дневный карантин, без соблюдения карантинных мер, выдуман тоже только для стеснения горцев. В Платане (гавань подле Трепизонда) стоят 54 баркаса, которым не дают ни чистого, ни карантинного свидетельства 48».

Такое затруднение в отправлении кочерм вынудило нашего консула в Трепизонде договорить частный пароход «Хидаети-Бахри», который решился отправиться на Кавказ за горцами. Турецкое правительство тоже не бездействовало: оно употребляло кочермы и военные пароходы для отвоза поселенцев из Трепизонда в Батум, Самсун и другие пункты Анатолии и направления их во внутрь страны, а также для перевозки их из Константинополя в Анатолию и, кроме того, старалось направить переселенцев в Варну и Кюстенджи, чтобы заселить ими Добруджу и Болгарию, где оно весьма боялось усилившегося христианского населения. Зверское истребление христиан в названых местах башибузуками, преимущественно из горцев, доказывает, насколько Порта сумела воспользоваться переселением горцев, для исполнения политических задач на Балканском полуострове. [360]

Однако этих средств турецкого правительства было недостаточно, чтобы предотвратить бедствия горцев и дать правильное течение ходу переселения. В марте месяце 1864 года, после изъявления покорности Убыхами, все Кавказское побережье стало принадлежать de facto России, а 28-го апреля последовало приказание главнокомандующего об определении особых доверенных лиц для наблюдения за выселением горцев и правильной выдачей им пособия при отправлении. С этой целью были назначены: в Анапу и Новороссийск полковник Фадеев, в Тамань капитан-лейтенант Корганов, а в Туапсе и Джубгу подполковник Батьянов. Остановить панику горцев и задержать их безрассудное бегство при появлении вблизи русских войск, не было никакой возможности. Они собирались на берегу моря без всяких продовольственных средств и даже без одежды. Чтобы предохранить их от голодной смерти и прикрыть их хотя какой-нибудь одеждой для дальнейшего отправления, в Сухуме были спешно закуплены 200 мешков хлеба и 1 000 аршин простой бумажной материи, которые тогда же были отправлены к подполковнику Батьянову 49. При таком положении, горцам необходима была помощь нашего правительства и в ней им не было отказа. Беднейшим выдавали провиант и денежное пособие в размере от 10-ти рублей на семью, до 2-х рублей на душу, причем перевозка в Турцию производилась на казенный счет. Скажем более: главнокомандующий Кавказской армией в бытность у реки Пшад, приказал находящихся на берегу близ Новороссийской бухты разных племен горцев пользовать и довольствовать в госпиталях, до выздоровления, на счет казны. При выселении Джигетов, имевших на берегу много скота, которого перевезти им не было возможности, сделано распоряжение, в видах соблюдения интересов переселенцев, о продаже его и даже заключен контракт с гражданином Николадзе и с майором Колосовским о покупке ими всего скота по установленной цене. Но самым большим благодеянием для горцев все-таки оставалось прекращение их бедственной стоянки на берегу моря и перевозка их в Турцию, для окончательного там водворения. С этой целью были не только зафрахтованы в «Обществе пароходства и торговли» три парохода и заняты все наши свободные паровые [361] суда, но даже разрешено, по соглашению с Портой, употребить на перевозку переселенцев, как турецкие, так и русские военные суда, сняв с них предварительно, вопреки Парижскому трактату, боевые вооружения 50. Всеми этими мерами к концу 1864 года выселение горцев было почти окончено. Оставалась только часть Абадзехов, Шапсугов и Бжедухов около Новороссийска, для которых там было собрано 20 паровых и парусных судов. Из них 8-го ноября было отправлено на турецком пароходе 2 500 душ, а 12-го числа нагружено на другой пароход 4 000 душ, но поднявшаяся буря помешала судам выйти в море. Одно из них «Нусрети-Бахри», 17-го ноября было выброшено на берег и разбито, причем из 470 душ спасено 170, а остальные погибли. Несчастье это остановило дальнейшую отправку горцев на парусных судах, так что в декабре вывезено на турецких пароходах Таиф, Меджидие и Саик-Шады только 6 000 душ; остальные же 4 600 остановлены до весны и размещены по соседним казачьим поселениям, где они были приняты с полным радушием. Казаки усыновляли круглых сирот и делали все, чтобы облегчить страдания их случайных гостей, так что многие из бедных отказались от переселения в Турцию, а водворились в Крымской станице и Анапском поселке 51.

Справедливость такого радушия со стороны казаков свидетельствуется донесением наместнику кавказскому комиссара, назначенного турецким правительством по делу переселения горцев, Хаджи-Гейдул-Хасан-эфендия 52, в котором он красноречиво излагает благодарность горцев. Размещенным у казаков горцам выдавался провиант из казенных магазинов, а больные и слабые помещались для пользованья в военных госпиталях. Все же остальные горцы перевезены в Турцию в мае 1865 года на турецких пароходах.

Вообще нельзя не признать большой гуманности в отношениях русского правительства к переселенцам. Были приняты все меры к доставлению им возможных удобств, что много уменьшило их бедствия и лишения, хотя, конечно, при спешности дела, [362] неизвестности числа и материальных достатков горцев, всегда были возможны ошибки в частных случаях. Из записки капитана генерального штаба Смекалова 53 видно, что при отправлении переселенцев из Новороссийска были беспорядки, которые могли признать умышленными со стороны местной администрации: богатые отправлялись бесплатно на турецких пароходах, забирая даже семена для будущих посевов, а бедные оставались без хлеба на берегу моря; число наличных горцев и умерших показывалось неверно и пр. Все это было однако же слишком преувеличено в Константинопольских газетах и особенно в Английском Levant Herald'е, где, между прочим, много говорилось о помощи переселенцам со стороны турецкого правительства и благотворительности турок. В действительности подобного ничего не было и хлеб или сухари никогда горцам не высылались из Турции, но получались из Новороссийского провиантского склада.

Все расходы по пособиям переселяющимся горцам со времени регулирования этой операции назначением наместником кавказским особых лиц для наблюденія за нею, составляют 289 678 рублей 17 копеек.

_________________________________

В июне 1864 года я отправился из Закавказья через Константинополь в Грецию, а оттуда в Италию. Это было вслед за окончанием войны на Западном Кавказе и в самый разгар выселения горцев в Турцию. Следуя вдоль Анатолийского берега, я встречал их во множестве в открытом море и был очевидцем их горестного положения в Батуме и Трепизонде. В ноябре того же года, на возвратном пути из Европы, я видел их при несравненно еще худшей обстановке в Рущуке и Силистрии. Но никогда не забуду я того подавляющего впечатления, какое произвели на меня горцы в Новороссийской бухте, где их собралось на берегу около 17 000 человек. Позднее, ненастное и холодное время года, почти совершенное отсутствие средств к существованию и свирепствовавшая между ними эпидемия тифа и оспы, делали положение их отчаянным. И действительно, чье сердце не содрогнулось бы при виде, например, молодой черкешенки, в рубищах лежащей [363] на сырой почве, под открытым небом, с двумя малютками, из которых один в предсмертных судорогах боролся с жизнью в то время, как другой искал утоления голода у груди уже окоченевшего трупа матери. А подобных сцен встречалось немало и все они были неминуемым следствием религиозного фанатизма и непоколебимой уверенности горцев в ожидающей их в Турции будущности, которую в таких ярких красках им рисовали османские эмиссары.

Сваливать вину в постигших горцев несчастиях на нас, как это, между прочим, делали европейские газеты и дипломаты было не трудно, но все эти обвинения оказывались по меньшей мере ни на чем не основанными. Император Александр II, гуманнейший из венценосцев XIX века, был слишком далек от политики Филиппа III, знаменитого своим королевским поведением 22-го сентября 1609 года, которым он нанес смертельный удар Маврам так безжалостно выброшенным из Испании на пустынные берега Африки.

Александр II желал лишь окончания вековой борьбы с черкесами, с единственною целью открытия им широкого пути к развитию между ними мирной гражданской жизни на привольных землях долины реки Кубани и ее притоков. Исполнителем своей державной воли он избрал графа Евдокимова, который в своих воззрениях на интересы государства стоял настолько же неизмеримо выше герцога Лермы или какого-нибудь Дон-Жуана-де-Рибейры, насколько черкесы в культурном отношении уступали Маврам — этой лучшей части населения Пиринейского полуострова. Только будущему историку предоставляется произнести беспристрастный приговор и оградить Россию от несправедливых нареканий по поводу события, составляющего, без сомнения, одну из самых грустных страниц в нашей исторической летописи.

Мы имели в настоящей монографии в виду одно только выселение черкесских племен: что же касается оставления Кавказской территории другими горцами, то это составит предмет другой статьи, которая не замедлит явиться на страницах уважаемого журнала «Русская Старина».

Ад. П. Берже.

Тифлис.
1881 г.

Текст воспроизведен по изданию: Выселение горцев с Кавказа // Русская старина, № 2. 1882

Комментарии

1. См. «Русскую Старину» изд. 1881 г., том ХХХIII, (январь), стр. 161-176.

2. Письмо генерала Карцова к управляющему русской миссией в Константинополе, от 23-го августа 1863 года, №17.

3. Письмо генерала Карцова к управляющему русской миссией в Константинополе, от 23-го августа 1863 года, №17.

4. Письмо графа Евдокимова к генералу Карцову, от 25-го июля 1862 года, №40.

5. Отзыв князя А. Б. Лобанова-Ростовского, от 15-го декабря 1859 года, № 389.

6. Депеша Новикова к вице-канцлеру, от 14 (26) апреля 1864 года, №63.

7. Письмо командующего армией князя Орбелиани к графу Евдокимову, от 11-го сентября 1862 года. № 2065.

8. Письмо графа Евдокимова к генералу Карцову, от 5-го сентября 1862 года, № 1604.

9. Письмо князя Орбелиани к графу Евдокимову, от 11-го сентября 1862 года, № 2065.

10. Письмо ген. Карцова к Новикову, от 19-го октября 1863 года, №8.

11. Письмо Новикова к генералу Карцову, от 23 декабря (5 декабря) 1863 года.

12. Письмо генерала Карцова к Новикову, от 19 октября 1863, №8.

13. Письмо Новикова к генералу Карцову, от 5 (17) апреля 1864 года.

14. В 1857 году заложено Майкопское укрепление. Нижне-Адагумское и Родниковская станица на реке Лабе; в 1858 году заложены 6 новых станиц по Урупу, Тегеню н Зеленчуку и т. д.

15. Письмо графа Евдокимова к генералу Карцову, от 19-го сентября 1863 года, № 1532.

16. Отзыв главнокомандующего к военному министру, от 10-го ноября 1863 года, № 115.

17. Общество требовало 20 тысяч рублей в месяц за пароход под 1 000 пассажиров или 10 тысяч пудов багажа.

18. Письмо графа Евдокимова к генералу Карцову, от 5-го января 1863 г., №32.

19. Князь Орбелиани предписал генерал-интенданту, от 29-го декабря 1862 г., № 2826, отпустить графу Евдокимову 10 тысяч рублей на вспомоществование выходящим к нам с покорностью горцам.

20. Отношение Новикова к кн. Орбелиани, от 20-го ноября 1862 года, №777.

21. Отношение графа Евдокимова к генералу Карцову, от 7-го января 1863 года, № 43.

22. Отзыв главнокомандующего Кавказской армией к военному министру, от 26-27-го марта 1864 года, № 523.

23. Отзыв главнокомандующего Кавказской армией к военному министру, от 26-27-го марта 1864 года, № 523.

24. Письмо ген. Карцова к Новикову, от 12-го декабря 1863 года, № 14.

25. Письмо Мошнина, от 9-го января 1864 года, №9.

26. Письмо Мошнина к ген. Карцову, от 10-го июня 1864 года, № 276.

27. Письмо Мошнина к ген. Карцову, от 28-го декабря 1863 года, № 563.

28. Донесение вице-консула в Варне к поверенному в делах в Константинополе, от 18-го декабря 1863 года, № 211.

29. Письмо Мошнина к ген. Карцову, от 28-го декабря 1863 года, № 563.

30. Депеша Новикова к вице-канцлеру, от 7 (19) января 1864 года, № 3.

31. Письмо Мошнина к генералу Карцову, от 13-го мая 1864 года, № 236.

32. То же, от 11-го декабря 1863 года.

33. То же, от 22-го апреля 1864 года, № 187.

34. То же, от 8-го июля 1864 года, № 315.

35. Рапорт начальника войск Кубанской области, от 30-го апреля 1864 года, № 535.

36. Письмо Мошнина к ген. Карцову, от 24-го июня 1864 года, № 293.

37. То же, от 18-го марта 1864 года, № 101.

38. Письмо Новикова к ген. Карцову, от 30-го июня 1864 года, № 419.

39. То же, от 18-го апреля 1864 года, № 242.

40. Письмо Мошнина к ген. Карцову, от 18-го июня 1864 года, № 288.

41. От 21-го июля 1864 года, № 118.

42. Отношение ген. Карцова к Новикову, от 12-го декабря 1863 года, № 14.

43. Письмо Мошнина к генералу Карцову, от 21-го февраля 1864 года.

44. Депеша Новикова к вице-канцлеру, от 7-го (19-го) янв. 1864 года, № 3.

45. Отношение ген. Карцова к Новикову, от 12-го декабря 1863 года, № 14.

46. Письмо Мошнина к генералу Карцову, от 28-го ноября 1863 года.

47. Тоже, от 21-го февраля 1864 года.

48. Тоже, от 18-го марта 1863 года, № 101.

49. Рапорт начальника Сухумской морской станции, от 13-го июня 1864 года, № 951.

50. Отношение Новикова к генералу Карцову, от 4-го апреля 1864 года, № 208 и его же донесение вице-канцлеру, от 31-го марта (12-го апреля) 1864 года, № 55.

51. Рапорт наказного атамана Кубанского войска начальнику штаба, от 10-го января 1865 года, № 9.

52. От 6-го марта 1865 года.

53. От 10-го декабря 1864 года.

 Источник :-- Докумкнты Кавказ:    http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/kavkaz.html