Поддержите сайт: номер кошелька Яндекс-Деньги - 410011377083748

4. Филипсон Г.И.: 1859-1860 гг. – Предположения о военных действиях

Григорий Иванович Филипсон (1809—1883) — русский генерал, сенатор, участник Кавказской войны.

1859-1860 гг. – Предположения о военных действиях и занятиях войск на Правом крыле Кавказской линии с осени 1859 г. по 1 декабря 1860 г., составленные генерал-лейтенантом Филипсоном

 

Система военных действий на Правом крыле Кавказской линии остается неизменною, пока не выполнятся предприятия, утвержденные г-м Главнокомандующим Кавказской армиею в прошлом году. Положительная цель этих действий была изложена в предположении моем на 1859 год, представленном на благоусмотрение его сиятельства от 10 июня 1858 г. № 2931.

 

Как и в прошедший год, все наши усилия должны быть направлены на два театра военных действий: один обнимает пространство, заключающееся между Адагумскою линиею, низовьем Кубани и северо-восточным берегом Черного моря, другой же заключается в нагорной полосе между верхнею частью течения р. Белой и Малой Лабы. Поэтому мы должны будем действовать двумя самостоятельными отрядами: со стороны Черномории и со стороны Лабинского округа.

 

Опустошительная осенняя экспедиция прошлого года поставила натухайцев в бедственное положение. Несколько раз этот народ, легкомысленный и изменчивый, начинал переговоры о покорности, но они не достигали конца, потому что новые внушения из Константинополя или новые басни, выдуманные Сефербеевым, возрождали в народе нелепые надежды и заставляли отлагать покорность в ожидании переворота в этом крае и прибытия внешней помощи. К этому надобно присовокупить, что Адагумская линия не доведена еще до такого положения, чтобы совершенно отделить землю натухаевцев от земли шапсугов, а [109] потому сии последние воспользовались распущением отряда и с декабря же месяца прошлого года Карабатыр-Заноко с большим скопищем шапсугов начал ходить по земле натухайцев и грабить всех тех, которые подозревались в сношениях с нами или склоняли народ к покорности. В этом помогали ему и многие из самих натухайцев, из страсти к хищничеству или по закоренелой вражде к ним. Естественно, что при таком положении решительный шаг к покорности натухайцы могут сделать в то время, когда будут избавлены от страха разорения со стороны шапсугов, для самостоятельного же действия у этого народа не достает единства и воли. Лучшие их люди перебиты или переселились к шапсугам; из наличных старшин нет ни одного, который бы имел решительное влияние на народ. Теперь у них происходят значительные сборы, на которые, по их приглашению, явились не только шапсуги, но абадзехи и убыхи с целью испытать решительное действие против Адагумского отряда и в случае неудачи начать переговоры о покорности.

 

Между тем переселение натухайцев к шапсугам продолжается постоянно, и хотя занятие нашим отрядом выходов из ущелий Баканского и Неберджанского весьма стеснило их движение, но по сделанной мной рекогносцировке оказалось, что на незанятом пространстве Адагумской линии у них есть еще две арбяные дороги чрез Неберджай: при входе в тесницу (в 13-ти верстах от укр. Крымского) и чрез так называемую Георгиевскую поляну (в 11-ти верстах от укр. Константиновского). В этих местах в будущем году предполагается возвести отдельное укрепление. Таким образом будут решительно преграждены все удобные пути из земли натухайцев к шапсугам, а постройкою нескольких промежуточных башень и блокгаузов будет довершено полное устройство Адагумской линии. В видах ускорения завоеванием натухайской линии предполагается произвести в оной усиленную зимнюю экспедицию. Почти с уверенностью можно сказать, что натухайцы поспешат отвратить новое грозящее им бедствие полною покорностью, но только самые обстоятельства могут указать: на каких условиях может быть принята эта покорность. Известный взгляд английского правительства на права наши на северо-восточный берег Черного моря может, в случае безусловной покорности натухайцев, заставить нас изменить принятую систему относительно этого края и, вместо заселения оного казачьим сословием, дозволить население там покорных натухайцев большими аулами на достигнутых местах и с возможными обеспечениями верности этого народа, легкомысленного и вероломного, но по крайнему положению своему между нами и сильными непокорными племенами заслуживающего сострадания. Избрание этой или другой системы может указать нам только ход предстоящей зимней экспедиции в этом крае.

 

Со стороны Лабинского округа цель военных действий в существе своем останется неизменною; положительно необходимо [110] для упрочения нашего владычества на пространстве между Лабою и Белою, подвигается казачьим населением вперед к сей последней реке со стороны существующих поселений Кавказского линейного казачьего войска. Здесь должно стараться не оставлять туземцев на постоянном жительстве в нагорной полосе между Белой и Малой Лабой, во-первых, потому, что, имея это население впереди, хотя и покорное, в труднодоступной местности, мы никогда не можем ручаться за безопасность наших казачьих станиц, возведенных между Кубанью и Лабою, и должны будем держать там много войск для их обороны, во-вторых, что с возведением в будущем году предполагаемых мною еще 2-х станиц, как будет объявлено ниже, мы в 1861 г. должны будем перенести казачье население за Большую и Малую Лабу, что, естественно, затруднительно будет исполнить, прикасаясь границ враждебного и, в случае даже покорности, ненадежного туземного населения, а в-третьих, потому, что, изгоняя из гористой местности непокорные племена беслинеевцев, махошевцев, егерукаевцев и других, живущих между Малою Лабою и Белою, мы не ставим их в безвыходное положение, как натухайцев, которым некуда деваться, но указываем для поселения их свободные земли, высочайше назначенные для туземцев, между Урупом и Кубанью и между сею рекою и Тарсом или мокрым Зеленчуком; или, наконец, даже свободные земли между Лабою и Белою на север от прямой дороги, идущей из ст. Лабинской к Майкопскому укреплению. В этих местностях вновь покорившиеся племена, поселенные в больших аулах, будут лучше наблюдаться и находиться непосредственно в наших руках.

 

Существенная цель военных действий со стороны Лабинского округа, как сказано выше, осталась неизменною, но в подробностях исполнения она должна совершенно измениться, против предположения прошлого года. Минувшие осенние и зимние действия Майкопского и Лабинского отрядов были в строгом смысле подробными рекогносцировками, до того времени совершенно неизвестной нам страны, заключающейся между Малою Лабою и Белою, и уяснили нам, какой способ действий мы должны предпринять в этом крае для достижения предположенной цели и какие средства должны находиться в наших руках.

 

Главное средство для изгнания непокорных племен из вышеобозначенной нагорной полосы, без сомнения, заключается в лишении горцев насущных потребностей жизни, отнятием от них пространств, удобных для хлебопашества и скотоводства, ибо одних крепких мест для жизни недостаточно. Просеки, сделанные в прошлом году Майкопским и Лабинским отрядами с северной стороны полосы лесов, тянущиеся от Майкопа по направлению к Лабинской станице, без сомнения, сделали нам доступными многие поляны, на которых горцы имели свое хозяйство, но ближайшее знакомство с краем показало, что многочисленные поляны находятся в самой полосе лесов и, наконец, за лесами к югу, по направлению к Черным горам, откуда многочисленное [111] туземное население получает источники для своего существования. Завладеть этими полянами, не давать горцам ни сеять, ни жать, ни косить, значит решить ту задачу, которая указана г-м Главнокомандующим.

 

Само собою разумеется, что устройство просек в известных направлениях, дабы открыть доступы к аулам непокорных горцев и к их полям, и проложение удобных операционных путей будут служить целью действий Лабинского отряда, но привести это в исполнение должно на других основаниях, чем было предположено в минувшем году, ибо новый образ действий горцев показал, какие средства должны находиться в наших руках, чтобы нам не быть поставленными в такое положение, в каком были зимой Майкопский и Лабинский отряды по недостатку сена.

 

Горцы, уничтожив сами свои сена и запасы, заставили нас кратковременно углубляться в их страну, не предпринимая постоянных и долговременных действий проложением просек или устройством дорог, ибо мы должны были получать фуражное довольствие с Лабинской линии, слишком удаленной, чтобы служить удобной операционной базой, следовательно, при таких условиях нельзя было ожидать положительного результата.

 

Вследствие сего, по соображении всех вышесказанных условий, я полагаю необходимым открыть осенние и зимние действия в нагорной полосе между Белой и Малой Лабой одним самостоятельным отрядом, сосредоточив его предварительно на Малой Лабе и заготовив в окрестностях Каладжинского укрепления все запасы – боевые и продовольственные, а также в большом количестве сено, потом, заняв в центре непокорного населения сильную позицию на уроч. Хамкеты, устроить здесь укрепленный лагерь, куда свезти все запасы провианта, овса и сена на 2 1/2 месяца, по числу отряда, по распоряжению провиантского ведомства. Тогда, опираясь на этот пункт, начать наступательные действия против горцев, прорубая просеки, истребляя их аулы и запасы, одним словом, предпринимая все движения, какие потребуются по соображению местных обстоятельств. Имея один самостоятельный отряд на уроч. Хамкеты, я не вижу необходимости действовать другим со стороны Майкопского укрепления вверх по р. Белой, во-первых, потому, что это поведет к раздроблению наших сил и, следовательно, к большим потерям; во-вторых, что необходимо устраивать другой такой же укрепленный лагерь на Фюнтфе и свезти туда тоже все необходимые припасы, для сего у нас, при всей пользе такого предприятия, недостало бы войск, и, в-третьих, что, став твердою ногою на Хамкетах, обстоятельства, может быть, позволят нам пройти от этого пункта к Фюнтфу с большею удобностию и с меньшею потерею, чем от Майкопа.

 

Таковые осенние и зимние действия будут вместе с тем приготовительными для летних операций, ибо с весны 1860 г. я предполагаю необходимым приступить к возведению на [112] уроч. Хамкеты сильного укрепления на один баталион пехоты и два недвижимых орудия, обратив, таким образом, его в постоянный опорный пункт на все то время, пока достигается предположенная цель военных действий на пространстве между Малою Лабою и р. Белою. Устройство же сообщения сего укрепления с Лабинской линиею будет, разумеется, идти в связи с постройкою оного.

 

В укреплении на Хамкеты ни в каком случае не нужно иметь постоянного гарнизона сильнейшего состава, чем показано выше. Это укрепление должно быть только опорным пунктом с большими складами, артиллерийскими и провиантскими, для того, чтобы к нему можно было всегда стянуть, смотря по надобности, более или менее сильный отряд, который может помещаться около укрепления лагерем в палатках или в бараках. Гарнизон в один батальон и два орудия должен только быть как бы постоянным караулом при провиантском и артиллерийском складе. Этим достигается: 1) уменьшение расходов при постройке укреплений; 2) что будет более свободных войск при занятии в будущем времени пунктов впереди Хамкеты или в стороне оного; и 3) устраивая укрепление на такой незначительный гарнизон, мы вместе с тем не лишаемся выгоды большого укрепления с значительным подвижным резервом, ибо я полагаю иметь всегда, кроме зимы, сверх гарнизона при укр. Хамкеты подвижной отряд, подобно тому, как это было при Псебайском и Майкопском укреплениях.

 

Все, что выше изложено, будет служить целью осенних и зимних действий войск Правого крыла Кавказской линии, летом же 1860 г. должны исполняться другие предприятия, относящиеся к довершению начатых укреплений передовых линий, до постройки новых станиц и до других работ, как изложено будет ниже...

 

Занятия и действия войск Правого крыла летом 1860 г. с 1-го апреля по 1-е декабря будут состоять в следующем:

 

1) В довершении Константиновского укрепления и Константиновской морской станции.

 

2) В окончательном устройстве Адагумской линии постройкою промежуточных укреплений и башень между укр. Крымским и Константиновским.

 

3) В возведении отдельного укрепления на уроч. Хамкеты на один баталион пехоты и на два подвижных орудия.

 

4) В рубке леса в Тебердинском ущелье и сплаве оного по Кубани, что будет возложено на Тебердинский отряд по примеру настоящего года.

 

5) В устройстве штаб-квартиры 19-го стрелкового батальона на левом берегу Кубани против ст. Тифлисской, так как этому батальону, не имеющему никакого помещения, должно устроить постоянный штаб.

 

6) В постройке двух новых станиц для окончательного устройства нашего казачьего населения на пространстве между [113] Кубанью и Большою Лабою. Поселенцы для этих станиц, по примеру сего года, будут назначены по распоряжению Главного Штаба Кавказской Армии, а потому я не определяю, какого рода переселенцы должны быть назначены в эти станицы.

 

7) В охранении наших передовых укрепленных пунктов от неприятеля, в ремонтных исправлениях и в окончании невозведенных зданий в штаб-квартирах Крымского, Кубанского и Севастопольского пехотных полков средствами своих гарнизонов, без назначения особых отрядов.

 

8) В охранении наших кордонных линий от вторжения неприятельских партий.

 

Таким образом, в конце 1860 г. мы окончательно устроим наше местное вооруженное население до Большой Лабы, станем твердою ногою в нагорной полосе между Белой и Малой Лабою и отделим Адагумскою линиею землю натухайцев от других народов. Результаты от исполнения сих предприятий скоро выкажутся и уяснят нам дальнейший образ наших военных действий.

 

По обширности предположенных зимних военных действий все почти действующие войска Правого крыла Кавказской линии, за малым исключением, примут в них участие, как непосредственным нахождением в отрядах, так и в резервах в конвоировании колонн и проч. ...

 

Госархив Краснодарского края, ф. 347, оп. 2, д. 39, л. 23–38