Поддержите сайт: номер кошелька Яндекс-Деньги - 410011377083748

Геннадий Дмитриевич Завизионный - художник

 Геннадий Дмитриевич Завизионный блестяще закончил всемирно известное Строгановское училище, выпускники которого уже третье столетие составляют костяк мировой художественной культуры. Работать уехал в Казахстан.

Будучи по натуре человеком неуемным, много путешествовал. Спектр его увлечений, казалось, был безграничен. То он умирал от жажды в пустынях Бек-пак-Далье и Каракумах, то сплавлялся по бешеной Тунгуске, то застревал в Алтайских ледниках. Его впечатления не просто ложились на холст, он и в творчестве постоянно экспериментировал в поисках новых направлений и течений.

Из воспоминаний художника: в Строгановке был потрясающий коллектив. Мне посчастливилось заниматься у таких великих педагогов, как Барышников, Ватагин, Козлинский – друг Маяковского. Они преподавали, когда Строгановка была еще Императорским Вузом. Когда учился я, Козлинскому шел 91 год. За ним всегда шествовал ассистент, который поддерживал его, когда он склонялся перед мольбертом. Но даже в этом возрасте он был необычайно галантным мужчиной – студенткам целовал ручки, придерживаясь за ассистента, а нас, головорезов, называл сударями, что по советским временам необычно и странно.

Развал Союза стал для многих творческих людей трагедией. Однако с Завизионным не случилось внутреннего конфликта. Напротив, именно тогда родились его знаменитые работы «Идущие во тьме» (находится в художественном музее Филадельфии), «Несение креста», «Освобождение от красного», «Прогулка слепого ночью». Появились и романтические пейзажи, которые, вскоре, заняли доминирующее место в его творчестве.

Вскоре вся семья Завизионных переехала в Чехию, где началась активная выставочная работа. Выставки неизменно пользовались успехом. В Алжире, Германии, Корее, Югославии искусствоведы говорили о Завизионном, как художнике, в творчестве которого сохранены традиции древне-русского искусства, а боль за судьбу России выразилась в работах, внутренний смысл которых через особые живописные формулы заключен в символику фигуративного изображения. О нем стали говорить как о философе. Картины покупали музеи, коллекционеры. Один из арабских шейхов стал собирать работы Завизионного на религиозную тематику. Известный французский коллекционер приобрел для замка в Швейцарии 60 его полотен. Казалось, все. Жизнь состоялась…

Из воспоминаний художника: я в партии не был, но долгое время был заместителем Председателя Союза художников Казахстана. По этой причине приходилось время от времени выступать на всевозможных собраниях. Однажды меня пригласили высказать свое мнение по поводу творческой свободы художника. А времена были жесткие. Родина требовала женщин с веслом, колхозников и рабочих, передовиков Целины. Я лично в этот формат не вписывался. И во время выступления блеснул фразой: а что мы, товарищи художники, будем рисовать, когда строй изменится? В зале, как и на всех собраниях того времени, находились комитетчики. Пытать, меня правда, не пытали, но спокойная жизнь закончилась. Вместе с карьерой. Больше правительственных заказов я не получал. А через некоторое время мы с семьей приняли решение выехать за границу.

Ностальгия обрушилась неожиданно. На пике популярности. Уже была подготовлена выставка для галереи в Токио, а художника безумно потянуло в Россию. «Я вдруг понял, что без России я просто не смогу жить. – делился он своими воспоминаниями. – Жене и детям сказал: хотите – останусь. Но писать больше не смогу. Здесь воздух другой. Я хочу слышать русскую речь. Мне нужна Русская культура. Умру я без Родины».

И они вернулись. Правда, не сразу. Несколько лет жили в Белоруссии, потом – Анапа. Работа со студентами в гуманитарном институте. И снова – творчество. Теперь – море, песок, новое, ни на что не похожее небо…

Из воспоминаний художника: на последних курсах Строгановки я решил заняться наукой. Меня безумно увлек Казахский орнамент. Дело в том, что Казахи, до появления письменности, зашифровывали свои послания в рисунках ковров. Часто это была поэзия, а то и политические заявления. Литературы по данному вопросу было очень мало. Я, что называется, перебрал все песчинки степей, прежде чем изучил этот вопрос. Отчитываясь на студенческом Обществе, я представил ученому Совету свое зашифрованное послание на ковре. Это было приглашение в гости, которое отвечало всем правилам Казахского гостеприимства: «Приезжай в гости, - говорил орнамент. – Еды будет столько, что даже собакам останется!» Вот такой он, Восток.

Геннадий Завизионный: «Через столькие годы, я начинаю ощущать себя дома. У меня снова творческий подъем. И вокруг речь. Русская. И не нужны словари. Здесь, на Кубани, мои корни. И я ощущаю это. Вряд ли патриотизм заложен в нас на генетическом уровне. Это что-то другое. Наверное, как у Лермонтова: «Люблю отчизну я, но странною любовью!» и дальше, и в этом, как раз, ключ: «За что – не знаю сам» И я не знаю. Просто люблю…»

Людмила Шалагина

Комментарии

Анапа. Геннадий Завизионный

Крест Геннадия Завизионного 12 января тихо и скромно, не освещенная присутствием СМИ, в единственной картинной галерее Анапы «Белый квадрат» (а для оглашенных магазин «Беги по небу»), открылась выставка художника Геннадия Завизионного. Не собираясь никого обвинять и разбираться в причинах такого тихого открытия, замечу, что это вполне символично. Культура, как явление невидимое, открывается только тем, кому она нужна как воздух. Выставка камерная, на антресоли галереи уместилось всего семнадцать картин. Перед нами не то, что вершина, скорее маковка айсберга по имени Геннадий Завизионный. Как гласит пословица: по когтю мы узнаем тигра. Перед нами большой художник. В это понятия я включаю и биографию, и географию, и послужной список, но главное, для меня в этом определении - большое содержание, смыслы, которыми наполнен и живёт художник. Биография и география этого художника, на самом деле велика и богата. Родился в Казахстане, закончил «Строгановку», жил в Праге, Минске, сейчас в Анапе, сидел за штурвалом самолёта, десять лет изучал карате, охотник, рыбак, сплавлялся по горным рекам…., картин Завизионного нет только на трёх континентах: Антарктиде, Арктике и Австралии. Когда узнаёшь такого человека, то невольно ставишь в один ряд с былинными и мифологическими героями или великими творцами, Одиссеем, Гераклом, Джеком Лондоном, Хемингуэем, Микеланджело.

Это тот случай, когда масштаб личности и его творчество превосходит масштаб места-города, в котором он находится. Такой художник живёт вне времени, вне обстоятельств. Он задаёт и пытается ответить на самые большие и сложные вопросы бытия. Он на равных общается с великими художниками прошлого, одновременно остро реагирует на ту актуальную ситуацию, которая складывается в нашей стране (смотрите картину «Идущие во тьме»). Художник имеет гражданскую позицию, которая находит отражение в его творчестве, а это редкость. Он переживает за Россию (смотрите картину «Несение креста»).

Геннадий Завизионный,считающий своим духовным отцом Павла Филонова, вышел из шинели русского авангарда, отнюдь не является подражателем того или иного мастера. Он абсолютно свободен! Даже от себя самого, что принципиально важно. Он не становится жертвой единожды найденного художественного языка.Он одновременно не похож в картинах на самого себя, но всё же не возникает сомнения, что перед нами один большой автор.

За каждой картиной история, от глубоко личной и трогательной, когда художник работал над иконой, пятилетняя дочь, не желая отставать, нарисовала свою, Геннадий Дмитриевич испросил у неё разрешение перенести сюжет на холст, девочка благосклонно разрешила, получилась проникновенная и тонкая вещь. Совсем другая история с автопортретом, где мы видим почти иконографического мученика, с развивающимся красным платком-шарфом. За одно неосторожное высказывание, идущее в разрез с линией партии, у художника начались проблемы с «органами», он пишет свой образ, с красным полотном, символически обвивающим шею, лишь супруге удалось отговорить художника не повышать градус конфликта и, следовательно, серьёзной угрозы и убрать красную петлю с шеи. На выставке можно увидеть и картины, посвящённые древнегреческой мифологии, и тонкие картины из белого периода художника, где художник исследует природу света, как физического, так и духовного. От картин Геннадия Завизионного идёт почти зримый свет, это тот случай, когда не хочется покидать выставку. Размышляя о высоком, сомневался, что нужно говорить о мирском. Но думаю важно и в этом вопросе обозначить своё понимание и те принципы, которыми следует большой художник. Попытаюсь пройти и вас провести между Сциллой и Харибдой. Речь идёт продаже произведений искусства. Зайдя на выставку, вы обнаружите прайс. Картины художника Завизионного можно приобрести. На все вопросы лучше всего ответил Александр Сергеевич Пушкин, и на этот тоже, в знаменитой формуле «Не продаётся вдохновенье, но можно рукопись продать». От себя добавлю, что у этого художника счастливый случай – его искусство, (надо ли говорить?) абсолютно не коммерческое, но находит подлинных ценителей, которые готовы адекватно его оценить. Поэтому картины Геннадия Завизионного можно встретить и в музее изобразительных искусств Филадельфии, Нью-Йорке, Брюсселе и т.д. Нельзя не сказать о Геннадии Дмитриевиче педагоге. Собственно, в «Шолоховском» я с ним и познакомился, где мы вместе работаем на кафедре дизайна. В преподаватели редко идут люди равнодушные, работа не простая и, прямо скажем низко оплачиваемая. Поэтому там либо работают ни на страх, а на совесть, либо…не буду говорить, т.к. здесь речь идёт о педагоге с большой буквы. Геннадий Дмитриевич живая легенда, его страстно любят студенты, оно и понятно они видят перед собой творца, что бывает крайне редко. Он в свою очередь ради студентов готов на всё, в его кабинет, лучше сказать мастерской витает дух настоящего искусства и живописи! Богатейший натюрмортный фонд – это Геннадий Дмитриевич принёс из дома и керамику, и причудливые раковины, кабаки, множество драпировок. В тёплый сезон он покупает «реквизит» на рынке – арбуз, апельсины и пр., студенты пишут их, потом вместе с преподавателем устраивают совместную трапезу. Не так давно помимо обязательных занятий, Геннадий Дмитриевич открыл творческую группу, где свободно (бесплатно) учит, внимание, Творчеству всех желающих. Здесь нужно сказать, что за десятилетия собственной творческой практики выработал мощный рефлексивный аппарат над этой практикой и может приоткрыть завесу тайны творчества. В заключение скажу, что выставка продлится около месяца в галерее «Белый квадрат». И поздравить всех нас с настоящим культурным событием.                                                

Родион Кузнецов

anapa-pro.com/category/15/article/1862