Поддержите сайт: номер кошелька Яндекс-Деньги - 410011377083748

Гипотеза о том, как строили дольмены

Р и с. 1. Плиточный дольмен

Термин дольмен (от бретонского dol — стол, maen — камень) ввел в оборот французский археолог Бодэном (Baudin) в начале XIX века, означает — ка­менная плита-крыша, поставленная на стены любой конфигурации.

На территории Северо-Западного Кавказа, пред­положительно в 4—3-ем тысячелетии до нашей эры, существовала таинственная цивилизация, от которой до нас дошли странные мегалитические сооружения (мегалит — от греч. мега — огромный, литое — ка­мень), получившие в наше время название дольменов. Внешне они похожи на каменные домики или скво­речники, где каждая стена может весить десятки тонн. От народа, создавшего эти культовые сооружения, нас отделяют примерно 4—6 тысячелетий. Устное преда­ние этноса в среднем существует около 2000 лет. За­тем его следы исчезают в великом водовороте пере­мещения народов. До нас дошли только древние ады­гейские предания о карликовом народе, использующем зайцев для верховой езды, которым великаны строили дома из камней.

Дольмены предполагают существование какого-то культа, обеспечивающего социально-религиозные по­требности населяющего данную территорию этноса. Но вот о жизни самих строителей дольменов (кто они, откуда пришли, как и где они жили, чем занимались) ничего неизвестно. Нет столь же явных, как дольме­ны, жилых и военных сооружений. Очень странно, что, обладая такой совершенной технологией строитель­ства культовых сооружений, они не применяли дан­ную технологию в жилищном и военном строитель­стве. Нам совершенно неизвестен культурный фунда­мент этноса, который породил дольмены и на кото­ром возводились эти сооружения. Получается, что дольмен как культовое сооружение не на что поста­вить.

Ничего мы не знаем и об уровне технологии той цивилизации. СВ. Валганов в своей книге «Дольме­ны Кавказа — реконструкция культа», 2004 г., отме­чает, что при раскопках дольменов не было найдено ни инструментов, ни технических приспособлений, с помощью которых возводились эти мегалитические со­оружения. Потому они нас так и поражают непонятно кем, для чего и как созданные. Это дает большой про­стор для различных паранаучных фантазий, особенно бурно расцветших в начале 90-х годов прошлого сто­летия на фоне общего увлечения всем таинственным и эзотерическим. Появилась масса гипотез, объясня­ющих происхождение дольменов, — от космических до магических. Более или менее официальная точка зрения на то, как строились дольмены, звучит пример­но так: дольмены представляют собой монументаль­ные (мегалитические) постройки, сложенные из камен­ных плит и блоков или высеченные в скальном масси­ве.

При исследовании дольменов больше всего пора­зило меня такое конструктивно-идеологическое про­тиворечие: с одной стороны — сама конструкция доль­мена и его эстетическая концепция очень напоминает детские песочные или пластилиновые сооружения, наивные и незамысловатые, самодостаточные самим фактом своего возникновения; с другой стороны — поражает тот факт, что многотонные плиты, из которых сложены дольмены, подогнаны друг к другу с уникальной точностью (см. на цветной вкладке фото 9, 10). При столь ювелирной обработке стыков сами плиты, особенно наружные поверхности и нестыковые торцы, обработаны весьма грубо или вообще не обработаны. Украшение дольменов практически пол­ностью отсутствует, за исключением весьма редко встречающихся зигзагообразных узоров и треуголь­ного орнамента да еще более редких и спорных пет­роглифов. При изучении технологии строительства дольменов, мест расположения дольменных комплек­сов и особенностей выходов песчаников у меня офор­милась не совсем обычная гипотеза о том, как строи лись дольмены. В общих чертах гипотеза звучит так: блоки, из которых составлялись дольмены, не вырубались из пластов песчаника, а отливались из природ­ного песчано-цементного бетона. Основные постулаты гипотезы:

1.     Дольмены (отдельные элементы) отливались из песчано-цементной массы.

2.     Песчано-цементный раствор выдавливался из недр на поверхность непосредственно на местах гео­логических разрывов (надвигов).

Р и с. 2.
Заливка пяточного камня в земляную опалубку.

Р и с. 3.
Заливка первой боковой плиты

Р и с. 4.
Заливка второй боковой плиты.

Р и с. 5.
Установка боковых плит под углом.

Рис. 6.
Формирование опалубки грунтовой засыпкой и заливка фронтальной и задней плит.

Р и с. 7.
Заливка плиты крыши дольмена.

Р и с. 8.
Земля убирается через отверстие и дольмен готов.

Итак, опираясь на первый постулат, опишу техно­логию возведения самого распространенного плиточ­ного дольмена (дольмен строился из 6 многотонных плит: одна — фундамент, или пяточный камень, две боковые плиты, фронтальная плита, задняя плита и плита-крыша).

На месте будущего дольмена отрывался в земле котлован и в него заливался песчано-цементный раствор. Так создавался фундамент будущего строения, или пяточный камень (рис. 2). Будущие просадочные процессы могли приводить к разламыванию пяточно­го камня на несколько фрагментов. Схватывание ра­створа могло происходить в течение нескольких ме­сяцев или даже лет, и за это время будущий камень мог легко подвергаться механической обработке. При необходимости можно было нарезать стыковочные желобки и бортики.

Затем прямо на пяточном камне заливалась буду­щая боковая стенка. После того как раствор набирал необходимую конструктивную прочность, плиту с по­мощью рычагов ставили на «торец» (рис. 3). По той же технологии заливалась плита противоположной стенки и так же ставилась на «торец» (рис. 4). Качество песчано-цементного раствора было самым разнообразным, и поэтому у некоторых дольменов на боковых плитах отчетливо видна вертикальная слоистость — это свиде­тельствует о том, что структура данной плиты форми­ровалась так, если бы данная плита лежала горизонталь­но. Пример: боковые плиты центрального дольмена на реке Жане, дольмены реки Пшада.

Боковые стенки располагали на распорках, накло­няя навстречу друг другу под небольшим углом. Сна­ружи боковые стенки подпирали необработанными скальными обломками — контрфорсами (рис. 5).

Используя земляную засыпку, смесь камней и гли­ны (по данным СВ. Валганова, именно такой смесью насыпали курганообразные насыпи над дольменами), формировали опалубку для фронтальной и задней стен­ки. Причем засыпку делали не сразу на всю высоту, а постепенно, по мере заливки (рис. 6). Если переры­вы между заливками были значительными или изме­нялся состав песчано-цементного раствора, то на плите формировалась четко различимая граница (см. на цветной вкладке фото 11). Понятно, что сопряже­ние с боковыми плитами и при наличии пазов было абсолютным.

Возможно, отверстие во фронтальной плите изготавливали путем вставления в опалубку закладной (дольменные втулки) (рис. 6, 7). Но вполне возможно, что отверстие просто высверливали, пока раствор не набрал крепости.

По завершении заливки фронтальной и задней пли­ты-стенки весь дольмен оказывался погребенным под земляным курганом-опалубкой. Вершина кургана-опа­лубки выравнивалась, и на нее заливали плиту-кры­шу. Нижняя поверхность плиты-крыши — плоская, идеально соприкасающаяся с плитами-стенами (рис. 7). И в этом нет ничего удивительного. Идеальное со­прикосновение элементов при технологии заливки — естественное свойство этой технологии и, пожалуй, никого не удивит. А вот добиться такой же идеальной кладки даже из высококачественных кирпичей, изго­товленных по современным технологиям, не удастся даже самым квалифицированным каменщикам. Уже не говоря о том, как стыкуются отлитые в металлические формы с соблюдением всех ГОСТов крупногабарит­ные блоки ФБС или плиты перекрытия!

Если внимательно присмотреться к верхним пли­там дольменов, то можно увидеть четкие и явные сле­ды литьевого процесса (см. на цветной вкладке фото 12). Верхняя поверхность плиты-крыши имеет вид совершенно дикого камня. А вот боковые поверхно­сти плиты-крыши очень интересны. У некоторых очень больших дольменов, например на реке Пшада, видны следы боковой опалубки, ограничивающей растекание раствора по кругу и придающей плите-крыше прямо­угольную форму. В том же месте, где растворная «ле­пешка», формирующая плиту-крышу, была ограниче­на только пластическими свойствами раствора, видна характерная граница-отливка перехода горизонтальной плоскости-опалубки в вертикальную естественно сфор­мировавшуюся торцевую поверхность плиты-крыши (см. на цветной вкладке фото 13).

Возможно, дольмен в таком засыпанном виде сто­ял несколько месяцев или лет. Раствор набирал кре­пость. Затем оставалось дольмен откопать, через от­верстие извлечь землю из него и «сдать в эксплуата­цию» (рис. 8).

При строительстве (составных дольменов состав­ленных не из 6 плит, а из большего количества бло­ков) также заливался пяточный камень. Затем насы­палась земляная опалубка и в нее заливали раствор. Размер заливаемых блоков, видимо, определялся ко­личеством добываемого раствора либо его качеством (временем схватывания), а также временем доставки от источника до строительной площадки. Стыковоч­ные швы получались идеальные, а форма блоков мог­ла быть самой причудливой (круглые дольмены на реке Жане, составной дольмен на горе Нексис).

Корытообразные и монолитные дольмены. Ко­рытообразные дольмены высечены в виде «корыта» из цельной скалы и сверху накрыты плитой-крышей. Монолитный дольмен сохранился всего один в русле реки Годлик, целиком выточен через отверстие.

Вероятнее всего, опираясь на второй постулат, обоснование которого я дам ниже, в местах выхода песчано-цементной массы образовывались огромные скопления отвердевающего раствора. В случае, если было достаточным количество свежей песчано-цемен­тной массы соответствующего качества и удачным расположение этого природного образования, масте­ра довольно легко могли из неотвердевшего песчано-цементного конгломерата выточить и корыто, и пор­тал, и полностью замкнутую камеру.

Технология литья камня полностью объясняет фантастическое многообразие конструктивных реше­ний и качество сопряжения строительных конструк­ций.

Теперь переходим к рассмотрению второго посту­лата. Песчано-цементный раствор выдавливался из недр на поверхность непосредственно на местах гео­логических разрывов (надвигов).

Археологом Кондряковым Н.В. вместе с отцом Кондряковым В.М. в 1995 г. было произведено инте­ресное исследование. В поисках ответа на вопрос: «По­чему от поселка Дагомыс до абхазской реки Хашупсе дольменов в прибрежной части нет, хотя строительно­го материала вполне достаточно?», они нанесли изве­стные дольмены на топографическую основу в масш­табе 1:100000. На эту же карту перенесли информацию с неотектонической карты, составленной в СКТГУ в 1976 г. и геологической карты СССР, а именно геологи­ческие нарушения, представленные надвигами, сдвига­ми, сбросами и т. д. С удивлением они обнаружили, что все дольмены, откартированные ими и Тешевым М.К., стоят на линиях фронтальных частей крупных надвигов и оперяющих к ним разрывов (Кондряков Н.В. «Тайны сочинских дольменов», 2002 г.).

Полученную зависимость расположения дольме­нов относительно геологических разрывов Кондряко-вы попытались объяснить следующим образом: «При­уроченность дольменов и других святилищ к надвиго-вым зонам удивляет, и она может иметь две причины: именно вдоль этих зон чаще всего встречаются же­лезные руды, в том числе сферосидериты, окислен­ные до лимонитов; влияние могут иметь проводящие зоны надвигов, как каналы для стимуляции творче­ского потенциала».

Мне все-таки кажется, что наличие геологических разломов создавало условия для выхода песчано-це­ментной массы на поверхность. Именно в этих мес­тах, вероятно, и производилось строительство по вы­шеописанной технологии. А в тех местах, где песча­ники образовались значительно ранее, до заселения данных территорий, никто из окончательно сформи­ровавшегося песчаника ничего не выдалбливал. Про­сто не было в то время (в лучшем случае — начало бронзовой эпохи) у местного населения технологии обработки камня.

Теперь рассуждения по поводу самой «песчано-цементной массы».

О том, что она существовала, можно предполо­жить на основании двух реальных явлений нашего региона. Первое — это грязевые вулканы. Второе — это песчаные скальные массивы и камни с причудли­вой структурой.

Итак, грязевые вулканы. Условием формирования грязевых вулканов являются мощные толщи древних пластичных глин, тектонические разломы и трещины в земной коре с выделением углеводородных газов, приводящих к образованию зон высокого давления; наличие водных растворов, размягчающих глинистые породы.

В. Н. Холодов (Геологический институт РАН) в своей работе «Физико-химическая наследственность процессов осадочного породообразования в свете со­временных данных» рассматривает процессы физико-химической изменчивости осадочного породообразо­вания, в частности, в качестве примера упоминая Азо-во-Кубанский элизионный бассейн, расположенный в молодой тектонической впадине и характеризующий­ся резким длительным нисходящим тектоническим движением, в результате которого во впадине накап­ливаются сверхмощные осадочные толщи, достигаю­щие 10 км и более. Песчано-глинистые толщи в таких регионах сами становятся источником газоводных флюидов; в них глины обычно уподобляются порис­той резине, насыщенной морской водой и разнообраз­ными газовыми составляющими.

В глинистых толщах, погружающихся на глубину 5—6 км и подвергающихся воздействию высоких тем­ператур и давлений, при благоприятных условиях за­рождаются сложные газоводные растворы. Именно такие газоводные флюиды образуют зоны разуплот­нения и аномально высокие пластовые давления в гли­нах и породах-коллекторах, и именно они, а не про­стая вода отжимаются из глин в листрические разло­мы и другие тектонические нарушения и устремляют­ся по ним к земной поверхности в поровое простран­ство песчаников или карбонатных пород.

В.Н. Холодов указывает, что зоны разуплотнения, флюидизации и аномально высокие пластовые давле­ния являются очагами формирования восходящих по­токов углеводородов нефтяного ряда и высокотемпе­ратурных рудоносных растворов; кроме того, с ними генетически тесно связано возникновение песчано-глинистых диапиров — кластических даек, «горизон­тов с включениями» и грязевых вулканов.

С грязевыми вулканами понятно. Поясним, что такое диапир и дайка. Диапировая складка (диапир) (от греч. diapeiro — пронзаю) — куполовидная, анти­клинальная складка, возникшая путем выдавливания снизу высокопластичных пород (соль, глины), кото­рые при своем подъеме прорезают слои, слагающие свод складки, и образуют так называемое ядро проты­кания.

Возле каждого скопления дольменов обязательно находится песчаная возвышенность с хаотически расположенными многотонными глыбами и нигде нет признаков каменоломных работ. Типичные диапировые складки.

Дайка — узкое, протяженное геологическое тело, залегающее вертикально- или крутопадающее и секу­щее вмещающие породы. Образуется путем заполне­ния трещин расплавленной магмой или иной пластич­ной породой, которая, затвердевая, принимает пластинообразную форму. Если вмещающий материал менее устойчив к эрозии, чем порода, он со временем подвергается размыву и дайка возвышается над окру­жающей поверхностью в виде естественной «стены».

В районе Пшады за Геленджиком есть уникаль­ное природное образование — состоящий из песчани­ка скальный массив «Серые Монастыри». Это длин­ная скальная гряда от 10 до 50 м высотой и протяжен­ностью до 3 км, при этом ширина массива не более 10 метров. (См. на цветной вкладке фото 14).

Древние строители дольменов могли различать качество песчано-цементной массы, выдавленной под­земными силами на поверхность через разломы. Пор­ции готового бетона они переносили к своим строи­тельным площадкам, иногда расположенным на зна­чительном расстоянии (например, гора Нексис), и практически без какого-либо строительного оборудо­вания возводили свои уникальные сооружения, до сих пор поражающие наше воображение.

Шариков Юрий Николаевич