Анапа. Отдых в Анапе.
Вы можете заполнить форму заявки на отдых в Анапе

Задать интересующие Вас вопросы об отдыхе в Анапе и снять жилье в Анапе вы можете:
написав  e-mail:
order@anapahome.ru
или по тел. в Анапе:
+7 (918) 648-00-58

 

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ГОРОДА АНАПЫ
Третий поход. 1791

Главная: "До звезд рукой подать": история Анапы: Военно-исторический очерк города Анапы - Третий поход. 1791

Третий поход

1791

Неудача двух военных предприятий против Анапы создала этой крепости славу неприступной, а вместе с тем должна была усилиться дерзость горцев и турок против России. Требовалось восстановить наш престиж в прикубанском крае, для чего и был назначен новый поход к Анапе, по счету третий, оказавшийся самым кровопролитным, но еще не окончательным. К этому вре­мени турецкий гарнизон в Анапе был усилен; крепость против прежнего, как доносил Гудович, укреплена гораздо больше и ров сделан глубже.

При назначении генерал-аншефа, впоследствии графа, И.В. Гудовича командующим войсками Кубанского и Кавказского кор­пусов, ему было дано приказание князем Потемкиным употребить особое старание к «открытию самой ранней кампании на Анапу, дабы истребить сие гнездо турок»'. Гудович прибыл на линию в конце января 1791 года и тотчас же стал готовиться к походу2.

'Дубровин «История войны», т, I, стр. 269.

2 Подробная биография графа И.В.Гудовича дана в периодическом издании «Кавказцы» (1858 г.) под редакцией полковника С.Новоселова. Там же поме­щен и портрет графа Гудовича. Подлинные (черновые) донесения Гудовича о Кавказе и о покорении Анапы хранятся в Рукописном отделении Библиотеки И. Академии Наук под заглавием «Бумаги Ивана Васильевича Гудовича, со вступ­ления его в управление линии Кавказской, с 1791 года», № 33. Там приложен большой и подробный план Анапы и расположение перед ней русского войска. Рукопись в формате листа, переплетена и содержит 319 страниц. Поход Гудови­ча описан Е.Д.Филициным в «Кавказском Сборнике», т. XVI11.

9 мая Гудович двинулся от Темишбека к Анапе, имея отряд из 11 батальонов пехоты, 1900 человек егерей, 24 эскадронов кавалерии и 20 орудий. Из Кубанского корпуса на соединение с Гудовичем был отправлен ген.-м. Загряжский с 4 батальонами пехоты, 20 эскадронами драгун, 2 донскими казачьими полками и 16-ю орудиями полевой артиллерии.

Численность отряда Гудовича приведена в таблице, помещенной на плане осады Анапы

 

Лите­ры

Из каких команд составлены колонны

Число людей

Начальники колонн и

штаб-офицеры

при них

Под чьей

главной

командой

состояли

А

В первой колонне

Владимирского пехотного

полка

Егерей Первого батальона

Воронежского батальона

слева

400

200

200

от кургана

Полковник Чемоданов Премьер-майор Стеллих

Обеими колоннами и резервом командует генерал-майор Булгаков

 

 

800

 

 

В

Во втор Драгунских полков пеших:

 

200 200 200 200

те

Полковник МухановПремьер-м. барон Герсдорф

 

 

 

 

 

 

 

 

 

800

 

 

С

В резерве за эти,

Егерей Первого батальона Егерей Четвертого батальона Воронеже, пехотного полка Владимире, пехотного полка

чи двум

31 269 240

60

я колоннами

Подполковник Лебедев Премьер-м. Ланг

 

 

 

 

600

 

 

D

В треть

Егерей Четвертого батальона Тифлисского пехотного полка

ей коло

200

600

чне

Подполковник Келлер Секунд-м. Штралборн

Обеими колоннами и резервом командует генерал-майор и кавалер Депрерадович

 

 

800

 

 

Е

В четвер

Нижегородс. пехотного полка Тифлисского пехотного полка

 

VOU КОЛ

675 125

800

онне

Полковник Самарин Премьер-м. Клекер

 

F

В резерве за третьей

Егерей Первого батальона Казанского мушкетере, полка Ладожского пехотного полка

и четве

200 276

124

'ртой колоннами

Премьер-м. Веревкин Секунд-м. Меркулов

Генерал-майор

и кавалер Депрерадович

 

 

600

 

 

G

В пято

Волжского казачьего полка Хоперского казачьего полка Кошкина казачьего полка Брянского мушкетере, полка

й KOflOHh

200 200 100 200

е

Подполковник граф Апраксин

Командует генерал-майор и кавалер барон Шиц

 

 

700

 

 

H

Вр

Брянского мушкетере, полка Таврических егерей пеших Тавр, егерей конных с пиками Кинбурнского Драгуне, полка

В четыре первые колонны по двенадцати  штурмовых  лест­ниц, а в пятую — восемь. При каждой колонне должно быть по двенадцать человек с то­порами.

нерве

200 200 100 100

Подполковник Штемпель

 

 

 

 

600

 

 

 

 

 

 

 

1

 

В больш

Егерей Второго батальона Владимире, пехотного полка Казанского пехотного полка

Драгунских полков:

ом резв)

400 436 164

Бригадир Поликарпов

Подполковники: Сенненберг при егерях Винов при пехоте Нелидов при

кавалерии

Секунд-м. князь Арбелианов

 

 

 

1000

588 200 212

 

 

 

Всего:

Полевой Артиллерии 16 орудий

 

 

 

 

 

1000

 

 

 

 

2000

 

 

Против черкес

i

I Ладожского Пехотного Полка

1200

 

 

1 Егерей Второго батальона

100

 

 

 

 

 

 

Командуе! и кавале

 

 

 

 

1300

 

 

 

 

 

Драгунских полков:

 

 

 

 

 

 

550

 

 

 

 

 

423

Бригадир князь

■о  -.

 

397

Щербатов Подполковники:

W 2

 

 

 

 

1370

 

 

 

 

 

Карабинеров Растовского

214

Разумовский

S 2 5 ш

 

Казаков Волжского полка

105

Львов Брант

тз

 

Казаков Хоперского полка

131

 

 

 

Казаков Гребенских Казаков Кошкина Казаков Давыдова

Всего:

255 315 454

 

 

 

 

1474

 

 

 

 

4144

 

 

 

УВагенбурга

12

 

 

 

Егерей Второго батальона Егерей Четвертого батальона Тифлис. Пехотного полка Карабинеров Нарвских

12 10 206 99

 

 

 

 

327

 

 

 

Тут же остаются три полевые и     два     полковые     орудия. Сверх того, все слабые у дол­жностей находящиеся и дво­ровые люди должны быть с ружьями, на которых и раз­дать амуницию сверх налич­ного   числа   людей   находя­щуюся.

 

 

 

 

Таким образом, подробный перечень устанавливает цифру нижних чинов отряда Гудовича 1271 человек.

29 мая Гудович переправился через р. Кубань на левый бе­рег. В одном переходе от Анапы у деревни Аддалы при Нарп-сухо присоединился (8 июня) к Гудовичу ген-м. барон Шиц с отрядом, высланным из Крыма через Тамань. В этом отряде находились: один баталь­он таврического егер­ского корпуса в 800 чел., с четырьмя пуш­ками, один мушкетер­ский полк, 10 эскадро­нов кавалерии (5 эск. конных егерей и 5 эск. конных драгун), 300 донских казаков, 10 орудий полевой артил­лерии (пять 12— фун­товых пушек и пять полукартаульных еди­норогов) и 90 штурмо­вых лестниц. 9 июня, после небольшой стычки с горцами, ко­торые намеревались воспрепятствовать переправе войска через р. Hapncyxo, Гудович расположился в виду Анапы, гарнизон которой состоял из 10000 турок и 15000 татар и горских племен, находившихся под коман­дой трехбунчужного паши Мустафы; там же был и упомянутый выше шейх Мансур. В крепости было 83 пушки и 19 мортир, значительные продовольственные и боевые запасы. Турки всегда защищались в укреплениях упорно и отважно, что доказали они и в Анапе.

Началась осада с юго-восточного фронта, т.е. с открытой полевой стороны крепости, наиболее доступной. Гудович своим отрядом разъединил гарнизон крепости и горцев, хотя не мог прервать сообщения между ними морем. 11 июня несколько ты­сяч черкес, собравшись на горах, хотели стремительным натис­ком пробиться в крепость; но потерпели большой урон, у них убито 11 начальников и панцирников и немалое число других горцев. Турки вышли из крепости навстречу своим союзникам, однако были прогнаны обратно в крепость. На 13 июня устрое­ны две батареи, одна со стороны наступления отряда, другая на стрелке, идущей к бугасу; на каждой установлено по 10 полевых орудий, из которых было брошено в крепость много бомб и ядер. Нападение черкесов опять отбито с большим для них уроном. В ночь на 15 июня начато возведение новой батареи в 250 саженях от крепости, но происшедший от неприятельских бомб взрыв двух полковых пушечных ящиков, задержал работы. 18-го с но­вой батареи началась канонада крепости, неприятель отвечал, но пальба его постепенно ослабевала. С тех пор турки вовсе пе­рестали выходить из крепости, и только черкесы пытались тре­вожить отряд. 19 июня был открыт огонь по крепости, отчего в ней начались пожары, во время которых произошло много взры­вов/Неприятельские батареи совсем замолкли. 20 июня Гудович отправил к паше письменное предложение сдать крепость во из­бежание кровопролития, но паша ответил отказом. Тогда Гудович решился на штурм. К этому его еще побуждало полученное им известие о движении турецкого флота на помощь к Анапе. Штурм был назначен ночью на 22 июня.

Турки защищались так отчаянно, что успех атаки долго ка­зался сомнительным, но в 8 часов утра Анапа была в руках рус­ских. Неприятель потерял убитыми и ранеными до 8000 человек; взято в плен 13488 человек, в их числе Мустафа-паша, его по­мощник (сын Батал-паши), много турецких чиновников и шейх Мансур, который был отправлен в Петербург, затем помещен в Шлиссельбургскую крепость, где и умер в 1794 г.1. Трофеи наши: 95 орудий, 130 знамен2, значительные боевые и продовольственные запасы. Урон нашего отряда был очень значителен3.

1 Дубровин «История войны», т.П, стр.86. В тех же бумагах Гудовича при описании Кавказской линии находим следующее сообщение: «Живущий небольшой народ около самой Анапы, прозываемый Шегачи, на землях которого и Анапа была построена, мало значащий, но владелец оного прозываемый Мухамед Гирей Занов, один из важнейших и значащих уважаемой прежде отменно Портою Оттоманской, бывший во время осады крепости Анапы в оной, имевший особливую от султана грамоту, которая и представлена была от меня покойному генералу фельдмаршалу, взят был раненый в плен, присягал  на верность Вашему Императорскому Величеству и потом отпущен с прочими амана­тами восвояси» (стр. 14-15).

2 Знамена хранятся в Тифлисе, в Храме Славы.

3 По Дубровину, 930 человек убитых и 1995 раненых. См. Историю войны. II, стр. 270-275. У Потто («Кавказская война», I, стр. 199) потеря обозначена иная: 93 офицера и до 4000 нижних чинов, «следовательно половину отряда». Подобные донесения Гудовича князю Потемкину напечатаны в «Собрании разных полученных от главнокомандующих армиями и флотами ко Двору донесений» ч. II, СПб, 1796, стр. 107-117. Там потери обозначены следующие: убитых
штаб-офицеров 2, обер-офицеров 21, нижних чинов 1215; раненых штаб-офицеров 10, обер-офицеров 61, нижних чинов 2401 человек. В других сочинениях цифры разные.

Рапорт от генерала Гудовича к князю Потемкину от 22 июня из Анапы': «Повеление вашей Светлости исполнено, сего дня в 7 часов утра Анапа взята. Штурм был жестокий и кровопролит­ный, неприятель оборонялся отчаянно 5 часов. Ров глубокий и широкий, по большей части одетый камнем четыре раза; победа была сомнительна, наконец, благословением Всевышнего, со­вершено благополучно, в крепости взято 71 пушка, 9 мортир, 160 знамен; во время самого жестокого штурма я был атакован сзади несколькими тысячами черкес с турками и пушками, но оные были прогнаны с большим уроном. Урон наш не велик, а особливо в раненых. Турков было 10000 и татар, черкес и других 15000 вооруженных; побитых и потопившихся в море неприяте­лей число велико. В плен взято несколько тысяч турок, команду­ющий трехбунчужный паша Мустафа, Батал-паши сын2 и много чиновников. Посланного с сим астраханского драгунского полку секунд-майора князя Арбелианова, отличившегося храбростью и усердием, имею честь рекомендовать Вашей Светлости. Вслед за сим поспешу сделать обстоятельное донесение».

Донесение к Императрице Екатерине Второй от кн. Потем­кина от 4 июля 1791 года3:«Сейчас получил я из Анапы от генерала Гудовича с секунд-майором князем Арбелиановым, отправленным по окончании штурма, краткий рапорт, которой при сем имею счастье поднес­ти Вашему Императорскому Величеству; подробное известие пришлется от него немедленно.

Сильный неприятель весь или побит или пленен. Черкесы по взятии города все разбежались в горы. Приобретенная в Анапе артиллерия отменно хорошая и больших калибров, медная.

Помянутый курьер, князь Арбелианов, в проезд чрез Яниколь известился, что Черноморский Вашего Императорского Ве­личества флот вышел уже из Севастополя в море.

Воинство Вашего Императорского Величества, столь храб­ро подвизавшееся при покорении Анапы, а с оным и себя повергаю чрез сие к священным Вашего Императорского Величества стопам».

1  Военно-Ученый Архив Гл. Упр. Генер. штаба. Отдел 2-й, дело № 892, лист 567. Сообщено В.Р.Апухтиным.

2  Из сочинения Джевдета видно, что сын Батала-паши звался Тайяр-паша (t.VII, стр.173).

3  Военно-Ученый архив, л. 566.

 

В «Русском Архиве» (1876 г., т. III, стр. 261-262) напечатано письмо Гудовича к графу К.Г.Разумовскому от 24 июня 1791 г. из Анапы, о взятии этой крепости. В этом письме Гудович сооб­щал, что «пять часов продолжался жестокой ружейный и картеч­ный огонь, и победа была сомнительна». Далее: «Во всю мою жизнь не находил я себя в таком критическом положении... Не­приятеля побито на месте более 8000, много потоплено в море; в плен взято: сераскир, трехбунчужный паша.., шах Мансур, много черкес чиновников и более 7000 пленных... Урон наш тоже немал: убитых и раненых до 2000».

Участь Анапы имела последствием удаление из Суджука ту­рецкого гарнизона. Когда прибыл туда отправленный Гудовичем подполковник Сенненберг с отрядом, то нашел крепость пус­тую, дома были сожжены, пороховые выходы взорваны, причем оказались убитыми несколько турок, трупы которых оставлены на месте; крепостных пушек найдено 28 и 2 мортиры. За невоз­можностью взять орудия, Сенненберг заклепал их, испортил, одну часть бросил в колодцы и засыпал землей, другую утопил в море. Разрушив бастион, отряд вернулся в Анапу1.

Через 12 дней после взятия Анапы показался турецкий флот2, который стал на якорь верстах в 15 от берега. В журнале Гудови­ча о появлении турецкого флота записано так: «Июля 3-го числа примечено вдали в море, верстах 50 от Анапы к стороне Таври­ды, до 30 неприятельских судов, из числа оных один карлыгач3, отделясь, лавировал под крепостью Анапою, приказано было не стрелять по нем иначе, как в то время, когда они подойдут под самые близкие выстрелы и когда ловко будет опрокинуть в один раз, он на то понадеясь и вертясь несколько времени перед кре­постью, ночью стал подходить к оной, и как по смелому его приближению приметно было, что он не знает о взятии Анапы, то наши не стреляли и как он стал близко крепости, тогда закри­чали ему по-турецки, он остановился и приехали с оного на лодке к крепости чауш-баша с 14 людьми, в то время наши по мел­кости в сем месте к лодке бросились и их взяли, а потом и кар-лыгач с остальными 4 людьми отдался в плен. Карлыгач неболь­шой меры, двухмачтовый, о двух пушках и очень хорошо отделан» (стр.156).

1      Журнал Гудовича.

2      П.Г.Бутков говорит, что 3 июля примечено в Черном море, верстах. 50 от Анапы, до 32 неприятельских судов, бывших, как узнали впоследствии, под командой Сары-паши (ч. II, стр. 239). В различных сочинениях время появления турецкого флота указывается очень неопределенно или разноречиво. Например, Висковатов утверждает, что турецкий флот появился на другой день после штурма Анапы («Северн. Пчела», 1828 г., № 78), что неверно.

3      Турецкое слово карлыгач значит «ласточка».

На следующий день, когда к флоту было прибито множе­ство трупов1, турки убедились в участи Анапы, подняли на кораблях паруса и удалилась от города2.

Штурм Анапы обыкновенно сравнивают со штурмом Изма­ила, но некоторые военные историки находят это дело бесцельным; однако падение Анапы побудило турецкое правительство поспешить с заключением мира с Россией: уже в августе были подписаны предварительные статьи договора, который и был заключен в Яссах 29 декабря.

Гудович за этот подвиг получил орден св. Георгия 2-й ст. и богатую шпагу3; его сподвижники были щедро награждены4.

Так как удерживать Анапу в русских руках в виду не име­лось, то Гудович велел крепость срыть, батареи взорвать, рвы и колодцы засыпать, пороховые погреба и палисады уничтожить, дома жителей истребить огнем5.

10 июля русские войска оставили Анапу и 16 сентября при­были на линию.

В труде В.А.Потто «История 44-го драгунского Нижегород­ского полка» (т.И, СПб, 1893) при описании участия этого полка в штурме Анапы приложена картина «Драгуны на штурме Анапы 1791 г.», но без указания о происхождении этой картины и о месте ее нахождения; она изображена здесь в уменьшенном виде.

1 Многие из жителей во время штурма спешили сесть на суда и, переполняя их, тонули в морских волнах

 2       А.В.Висковатов «Взятие Анапы в 1791 году» («Северная Пчела», 1828 г., №№ 85,); Потто «Кавказская война», I, стр.200.

3 Дубровин «История войны», II, стр.276. У Потто — золотую, украшенную лаврами и бриллиантами, шпагу (стр.200).

4 См. Донесение Гудовича, напечатанное в «Собрании донесений», ч.2, стр. 108-117.

5 Бутков «Материалы для новой истории Кавказа», ч.2, стр.240; Потто «Кавказская война», I, стр.200.

Драгуны на штурме Анапы 1791 г.

План атаки крепости Анапы 1791 г. июня 22-го хранится в Военно-ученом архиве Главного Штаба (см. «Каталог Архива», составленный капитаном Бендером , т. I. (СПб, 1905, № 1122-4). Он издан Бутковым в большом размере в его сочинении, а в уменьшенном — в «Военной энциклопедии» (СПб, 1911, т.3 стр. 419) под словом «Анапа».

Существует немецкая гравюра, изображающая осаду Анапы Гудовичем (прил.1). Все в этом рисунке фантастично, начиная с очертания берегов Черного моря, продолжая планом крепости и кончая многочисленным русским флотом, которого во время похода Гудовича совсем не было.

Верхняя надпись в переводе:

«Карта лежащих на Азиатской стороне по берегу Черного моря го­рода и крепости Анапы, которая была взята штурмом 20 июня Импера­торским российским Кубанским и Кавказскими войсками, под предво­дительством генерала-аншефа Гудовича».

Нижняя:

«А. Русская флотилия. В. Позиция русских на суше. С. Турецкие батареи на морском берегу. D. Атака Анапы, которая была защищаема 10000 турок и 15000 черкесов. Е. Вылазка во время штурма нескольких тысяч турок и татар с пушками, которые, однако после решительного отпора отступили обратно. После почти 5-часового штурма эта крепость, наконец, была взята; предводитель, трехбунчужный паша Мустафа, и гарнизон были пленены. Взяты 71 большая желтой меди пушка, 9 мор­тир и около 100 знамен».

Ныне в Анапе именем графа Гудовича названа улица, расположенная вдоль крепостного вала.

По Ясскому миру Анапа возвращена Турции. Турки тогда же поспешили восстановить крепость и ее стены, о чем свиде­тельствует мраморная плита с турецкой надписью, укрепленная в свое время на воротах оборонительной стены, а ныне храняща­яся в Одесском музее. Перевод, помещенный в Записках Одесского общества Истории и древностей, не точен, почему дается новый, исполненный С.М.Шапшалом.

Посередине плиты изображен султанский шифр: «Султан Селим-хан, сын Мустафа — всегда победоносный». Направо арабское изречение: «Стало то, чего желал Бог». Налево тоже арабское изречение: «Нет силы, кроме как у Бога».

Турецкие стихи:

1-4. Царь султан Селим-хан, обладатель целого моря подданных — да укрепит Аллах твердыню его царства и самую жизнь его до страшного суда — доставляет народу безопасность неукос­нительно занимаясь реставрацией пограничных крепостей.

5—8. Под сенью его ожили все окраины и границы, а враги веры — на краю гибели и уничижения. Ныне, отстроив Анапскую крепость, он доставил радость населению ее. Ее основание — о, чудный план!

9—12. Лопнут по всем направлениям, точно пузыри, куполы девяти небес, когда комендант подожжет фитиль; и, смотря с Черного моря на пламя в момент разбрасывания им ночью огня, коварный враг должен уподобить это грому и молнии.

13—16. О, Сурри! Посвятили ей2 один целый стих, а я подо­брал второй и теперь стало две великих хронограммы: «Султан Селим заново соорудил Анапскую крепость». 1212. «Укрепление выстроил хан Селим, и стала Анапа бесподобной». 1212

2 Ей — то есть дате сооружения крепости.

1 Буквы последних двух стихов, переведенные на цифры, дают 1212 год, который начался в мае 1797 г.

 

О первых трех походах русских на Анапу упоминает и Джевдет в своей Истории, именно в четвертом томе. Чтобы не ослабить впечатление от турецкого рассказа дроблением его на три части, мы приводим повествование этого автора без перерыва. Сущность рассказа Джевдета заключается в следующем:

По Кучук-Кайнарджийскому миру Кабарда отошла к русским, которые и принялись строить там крепости. Посредством переговоров им удалось отклонить кабардинцев от сопротивле­ния. Кабардинцы дали русским проложить дорогу в Грузию, куда русские собирались послать войско; но в это время объявился Мансур. Они пошли против него и потерпели неудачу. Тогда кабардинцы собрались вокруг Мансура и напали на крепость Кызлар-калеси, нанеся русским большой урон. Русские опять уладили дело путем переговоров, только из дагестанцев Амэ-хан да кади племени Акуша устояли и с 25000 пошли на Тифлис. Они захватили крепость Гюмюшханэ в области Тифлиса и имеретинскую крепость Дахан, но под влиянием вали Сулеймана паши вскоре умиротворились. Все это стало причиной перего­воров между Россией и Портой, во время которых садр-азам и другие вельможи решили на всякий случай подготовить дагес­танцев и кабардинцев. Собрав для них подарки, они отправили к ним несколько человек с неким Мухаммед-беем. Племена за­волновались. Русские их стращали, но бесполезно (стр. 480). Вместе с Мухаммед-беем горцы отправили послов по 2 человека от племени, наказав им просить присылки войска в 5-10 тысяч человек. Когда послы прибыли в Порту, русский посланник ос­тавался в Балык-ханэ2. Лишь стала известна просьба лрибыв-ших, как в Анапу назначили трапезундского вали Косе Муста-фу-пашу с 1000 солдат. Посланцы при своем возвращении заста­ли его уже в Анапе с несколькими сотнями людей, что случилось в мухарреме 1202 года (октября 1787 г). В то время 15000 русских солдат перешли Кубань и начали враждебные действия против черкесского племени Бесени. Около 40 дней они были заняты только одним племенем. Черкесы просили помощи из Анапы, но так как Анапа была не настолько сильна, чтобы подать по­мощь, то им послали Мухаммед-бея с извещением, что вскоре прибудет помощь со стороны Порты. Тогда же узнали, что рус­ский фельдмаршал Потемкин назначен на Узу-калеси, а гене­рал Текелли на Анапу. Мухаммед-бей снова был послан в Стамбул. Так как сердар Юсуф-паша находился с султанским лагерем в Софии, Мухаммед-бей отправился туда. В результате вышел приказ находившемуся в Джанике Батталу Хусейну-паше4 из находящегося у него войска 10.000 направить к Узу-калеси, 10000 — в султанский лагерь, а самому с 10000 снарядиться в Анапу. Что же касается кабардинцев и других племен, то им были посланы грамоты с тем же Мухаммед-беем. Он поехал в Джаник к Баттал-паше, но тот принял его нелюбезно и всячески оттягивал время, так что Мухаммед-бей уехал один (стр. 481). Между тем, горцы опять просили помощи против русских и снова ездил к ним Мухаммед-бей с извещением о назначении в Анапу Баттала паши. Это известие так подействовало на горцев, что они, собравшись в количестве 15000 человек, пошли на русских. Битва у местечка Уюн длилась восемь часов. Почти все московиты погибли, да и из горцев было убито несколько героев. Так как у них не было пушек, то они отступили. Русские направились к Анапе, узнав, что в ней почти никого нет и, не переставая преследовать гор­цев, осадили крепость, но встретив упорное сопротивление, от­ступили и опять с хитростями стали искать перемирия. Горцы не хотели этого и, принимая во внимание затруднительность поло­жения, опять послали Мухаммед-бея в Стамбул. Мухаммед-бей доложил в Порте о том, как отнесся к нему Баттал-паша (стр. 482) и просил сераскира-пашу послать с ним отряд в Анапу для ободрения гарнизона и окрестных жителей. С ним было послано 300 человек. А в то время к Косе-паше в Анапу пришел человек из племени Хатукай с известием, что русские напали на них. Паша медлил принять меры, и Мухаммед-бею пришлось угова­ривать его помочь хатукайцам. Было послано несколько сот че­ловек под начальством Ипекли-задэ Мустафы-паши. Но другие племена не пришли на помощь к хатукаям, и отряд из Анапы, видя невозможность сражаться с превосходящими силами врага, вернулся обратно (стр. 483).

 

2 Посланник Булгаков писал графу Безбородко, что высидел в Едикуле 812 дней. («Сборн. И.Русск. Ист. общ.», т. 47, стр.207).

3 Крепость Очаков. («Зап. Одесского общ. Ист. и Др.», т. 1, стр.258):

4 Сын Джаникли Али-паши. Джаникский хаджи Али-паша принадлежал к ■" деребеям (особого рода вассалы султана); у него были сыновья: Батал-naiiia и Микдат-паша. По свидетельству Джевдета, когда умер Али-паша, правителем Эрзерума и Трапезунда был назначен управитель паши, Сары Абдуллах-паша, ему же было поручено начальствование над войском в Анапе; но он не выполнил поручений Порты относительно Анапы и ему в 1206 (1791-1792) г. отрубили голову. Тем временем Батталь-паша бежал в Россию. Его сын Хайр-уд-Дин-~бей выпросил себе у Порты отцовские владения — Джаник. Жители были недовольны правлением дома Али-паши, и Хайр-уд-Дину отрубили голову. Младший брат его, Тайяр.-бей, впоследствии достиг степени визиря (т. V, стр.102-103). О Батал-паше, умершем в 1801 г., см.

Хлопоты Мухаммед-бея побудили Порту дать решительный приказ Баттал-паше выступить к Анапе. А в то время русские во второй раз осадили крепость, но встретили отпор, как от гарни­зона, так и от окрестных племен.

Джевдет упоминает, что Джавид Ахмед-бей так описывает события 1204 года: 15-го джемаз-иль-ахира (в феврале 1790 г.) русские в количестве 12000 отборного войска под начальством Булгакова1 Генерал-майор Булгаков принадлежал к деятельным участникам войн на северном Кавказе в это время, но самостоятельным начальником отряда не был и Биликова (очевидно, Бибикова) напали на деревню Махуш, а потом заняли земли живших на Кубани племен Касай,Кас-пулат и Туруз. У этих племен жил сын Арслан Гирея, Селим. Его и еще 12 мурз русские сделали проводниками и направились к Анапе. Когда это узнал Баттал-паша, он назна­чил «башбогом» (полковником) Ипекли Мустафу-пашу и, при­соединив к нему начальника тюфенкджи, послал на врага с вой­ском и с 7-ю пушками, а живущих вокруг крепости ногайцев и «островитян»1 ввел в крепость. Русские же, несмотря на сопро­тивление, которое затруднялось зимней погодой, шаг за шагом подвигались вперед и дошли до места, называемого Буган-бугазы, в 4 часах от Анапы. Баталл-паша вышел с войском и 10 пуш­ками из Анапы в деревню Шайка 2 2 По-видимому, это деревня Зана.в 1 '/2 часах от Анапы, и при­готовился к битве. Русские победили (стр.489), Баттал-паша вер­нулся в крепость. Русские отражены от крепости и вернулись в деревню Шайка. Баттал-паша выслал на них Мустафу-пашу, и опять мусульмане были побеждены и вернулись в Анапу, а рус­ские приступили к крепости и доходили до самых пушек, но были отражены. Говорят, что в этом сражении у русских было 2000 убитых, да до 3000 раненых. Их преследовал Мустафа-паша и после битвы у Джане-богаза  русские с потерями вернулись на ту сторону Кубани (стр.489).

.К Анапе подошел капудан-паша с эскадрой. Махмуд Хасеги привез султанский фирман. Медлить было невозможно, и Ват­там -паша выступил из Анапы. К нему по одному присоединя­лись и черкесские эмиры. Паша обходился с черкесами грубо, ссорился с другими начальниками, тянул время и дошел до Ку­бани в 63 дня, что можно было бы пройти в 12 дней. Кабардин­цы уговаривали пашу поторопиться занять окрестные укреплен­ные места; но паша давал надменные ответы. Когда он собрался перейти в Кабарду, получили известие, что там стоит 4-5 тысяч русского войска (стр. 491). Паша, ссылаясь на то, что нужно их устранить, послать туда своего тюфенкжи-баши с 400-500 чело­век, хотя ему и советовали пойти на русских всей массой. Тот небольшой отряд, к которому присоединились некоторые горцы («из людей племен»), не мог вынести огня русских и вернулся, а русские бросились за ним на лагерь. Так как находившиеся в лагере люди были не подготовлены к битве, то они отступили к Кубани, а Баттал-паша со своими приближенными сдался врагу. Войско с большими трудностями добралось до Анапы на 18 день. Разбитое войско в 12 часов прошло расстояние, которое  прежде с пашей проходило в 18 дней. Когда пришли к бесени, горцы посоветовались и решили просить назначения другого се-раскира.Так описано в истории Эдиба, говорит Джавид-бей (стр. 492). Но от некоторых очевидцев я слышал, говорит Джевдет, что Баттал-паша добровольно избрал плен, так как боялся, что у Махмуда Хасеги, прозывавшегося «Палач Махмуд», есть приказ казнить его. К тому же бывший кехья его отца, Сары Абдуллах-паша, был назначен вали Эрзерума и Трапезунда и его признавали еще способным к управлению Анапой. Сам же Баттал-паша с 30000^ войском переходил Кубань и однажды разбил русских.

В письмах анапского дефтердаря Мемиш-эфенди (говорит Джевдет) дело описывается так: «я изложил капудану-паше, когда он прибыл в Анапу, на сколько опасен для государства Бат­тал-паша. Тот известил, что обо всем он уже написал в Порту. Комендант Сугуджака Ипекли-паша стал визирем. Когда он впол­не вошел в свою должность, он не пощадил ни военных людей, ни частных». И еще писал Мемиш-эфенди кехье матери-султан­ши, Махмуд-бею: «21 зульхидже 1204 г. (август 1790 г.) в Анапу приехал тебдиль-хасеги (чиновник, наблюдающий за правиль­ностью мер и весов на базаре) Махмуд-ага. Он нелюбезно обо­шелся с пашей-изменником, грозил ему, что-де ты убеги хоть до Москвы, я тебя найду. На пашу напал страх. При таких обстоя­тельствах (турки) вышли из Анапы, дошли до черкесского пле­мени Кемергуй. Там был главой Хаджа! Гирей-султан сын Селим ju, Гирей-хана, трд раза бывшего ханом в Крыму (стр. 493). И ему Махмуд-хасеги говорил неподходящие~к еТсГдостоинству речи, вследствие чего из черкесов к нам никто не приходил. Когда дошли до бесеней, Махмуд поссорился с офицерами. В конце концов, Махмуд-ага после небольшого сражения вернулся с чер­кесами. Когда паша узнал, что он прошел мимо лагеря, собрал войско и сказал: «вас привел сюда Махмуд-ага, и вот уже три часа, как он бежал, что ж вы стоите?» Войска свернули знамена, перешли Кубань и сдались русским. Причиной измены паши было обращение упомянутого Махмуда, да то, что должность гу- • бернатора Трапезунда, в какой состоял Баттал, была дана его врагу, Абдуллаху-паше. По словам Васыфа-эфенди, мнения людей об этом событии разнообразны. Одни говорят, что Баттал-паша, видя беспорядок в войске и ненадежность горцев, избрал плен для спасения своей жизни. Другие думают, что паша дей­ствовал как следует, а если и попал в плен, то со временем осво­бодился, и опять вошел в милость; но только де он еще перед отправлением в Анапу знал о немилости со стороны Порты и что на него смотрят как на врага, это-то и было причиной его измены (стр. 494). Третьи полагают, что войска и горцы были подкуплены, и паша совсем отчаялся из-за неурядицы (стр. 495).

В донесении анапского дефтердаря Мемиша-эфенди, послан­ном в Порту в середине зульхиджэ 1204 г. (август 1790 г.), гово­рится, что причиной задержки в выступлении войск из Анапы было замедление в высылке обещанных солдат и припасов. Хотя 13 зуль-хиджэ прибыли 4 байрака войска и 5 пушек, но не было казны, пороха, палаток и других принадлежностей (стр. 498).

После Батала правителем Анапы назначен Сары Абдуллах-паша. Занятый борьбой с деребеями, он не мог сразу отправить­ся в Анапу. Он промешкал год. Между тем, как Абдуллах-паша медлил, русские, воспользовавшись его отсутствием и унынием анапцев и черкесов, три раза подступали к Анапе. После плене­ния Баттала-паши, они уладили дела с черкесами: некоторых из них локорили, а других привлекли на свою сторону. Но все-таки когда они осадили Анапу, черкесы нападали на них под предво­дительством находившегося среди них Мухаммед Гирей-султана. Да и в самой крепости местных и пришлых было больше 10000, и крепость была укреплена стильнее, чем прежде, так что русские отчаялись взять ее и, как узнали потом от захваченных «языков», они уже решили вернуться. Приди только Абдулла-паша с войском, русские не подошли бы к Анапе. Но как бы то ни было, они 13 дней бомбардировали крепость; на 14-й день ночью, в 7 часов, русские произвели нападение; по правилу сле­довало бы их встретить ружейным и пушечным огнем, на деле же часть гарнизона сделала вылазку, которая была отражена, и вместе с защитниками в крепость вошли и враги. В продолжение одного-двух часов им оказывалось упорное сопротивление, даже женщины бросали в них обломки деревьев и камни. Комендант Ипекли-задэ, визирь Мустафа-паша, и дефтердарь Мемиш-эфенди попали в плен. Так овладели русские крепостью. Они Переселили мужчин и женщин в Крым (стр. 502).

Историки удивляются тому, что Анапа, состоя в начале из нескольких батарей и одного окопа, с небольшим количеством защитников, два раза отражала врагов, а потом, когда она была вполне укреплена и имела достаточный гарнизон, русские вошли в нее с разбитым войском защитников и в 1 '/2 часа овладели ею Потом к Анапе подходила турецкая эскадра, но увидев ее в руках врагов, удалилась (стр. 503).

Из этого рассказа видно, что Джевдет-паша имел довольно точные сведения о походах русских на Анапу.

Когда турки вернулись в Анапу, там водворились прежние порядки. В «Путевых Записках в святой град Иерусалим» дворян Вешняковых и мядынского купца Новикова в 1804-1805 годах (Москва, 1813) при описании городского населения на Кавказе, читаем: «Они разбойническим образом по Кавказу и по Грузии хватают ребят обоего пола и привозят в Анапу или Тра-пезонт, портовые города при Черном море, где сажают их на наемные суда, называемые чектерме, потом привозят в Константинополь и останавливаются у разных пристаней» (стр. 16).

 

* * *

текст обработан Виктором Чащиным, историком-краеведом

AnapaFuture© - все интересное об Анапе.