Анапа. Отдых в Анапе.
Вы можете заполнить форму заявки на отдых в Анапе

Задать интересующие Вас вопросы об отдыхе в Анапе и снять жилье в Анапе вы можете:
написав  e-mail:
order@anapahome.ru
или по тел. в Анапе:
+7 (918) 648-00-58

 

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ГОРОДА АНАПЫ
Шестой поход. 1828

Главная: "До звезд рукой подать": история Анапы: Военно-исторический очерк города Анапы - Шестой поход. 1828

 

Шестой поход

1828

Шестой, и вместе с тем, последний поход на Анапу стал намечаться еще в 1826 г., когда князю А.С. Меншикову, только что вернувшемуся из Персии после дипломатической миссии, было поручено собрать точные сведения о силе анапских укреп­лений; но кампания осуществилась лишь в 1828 г., будучи выз­вана разрывом с Турцией. Существует краткая выписка о распоряжениях для экспедиций против Анапы1. 1Из дела Военно-ученого Архива, отд.2, № 4457.

«Для действий против Анапы, при самом открытии войны с Портой, назначена особая экспедиция.

В действиях сих участвовать будут:

а)черноморский флот.

б)на нем десантного войска: четыре действующих батальона 3бригады 7-й пехотной дивизии.8 орудий батарейной № 1 роты 7 бригады  и военно-рабочая рота № 30.

с) Особый отряд, собранный уже при Тамане, по распоряжению генерал-лейтенанта Эммануеля, из нижеследующих войск: двух рот 20 пехотной дивизии2, одного батальона таман. гарниз. батал. 4 легких орудия 22-й артил. бригады, 2 пеших и 2 конных черноморских полков, и конно-артиллер. Черноморской роты.2Вместо него были назначены две роты Нашебургского пехотного полка.

 

Алексей Самуилович Грейг

Главное предводительство над всей экспедицией и войсками, в оную назначенными, поручено вице-адмиралу Алексею Самуиловичу Грейгу. Начальство над сухопутными войсками, в экспедицию назначен­ными, поручено генерал-адьютанту, контр­адмиралу князю Меншикову. Начальником штаба при генерал адьютанте князе Меншикове, назначен флигель-адъютант полковник Пе­ровский. Таманским отрядом назначен командо­вать генерал-майор Антропов.

При флоте находиться будет для сухопутных войск: полуотделение осадного инженерного парка. Земленосных мешков свыше 4т., для замена туров и фашин, кои по безлесью окрест­ностей Анапы могли бы с трудом быть заготовлены. Продовольствие на два месяца для всех войск десантных и для 50 лошадей, которое предназначено перевезти тоже морем. Для дальнейшего же продовольствия учредится подвоз из Кры­ма. И госпитальных вещей на 100 человек. Сверх того, предоставлено вице-адмиралу Грейгу взять, буде он признает нужным, несколько мортир, платформ, крепостных орудий или одних лафетов, так чтобы при помощи корабельной артиллерии можно бы поставить крепости осадные батареи.

Флоту с десантными войсками назначено отплыть из Севас­тополя 20 апреля. Адмирал А.С.Грейг

К сему времени отряд таманский должен быть в полной го­товности перейти Бугаз, для чего оному заготовить заблаговре­менно нужные для перевозки средства. Отряд сей начнет переправу и наступление к Анапе, коль скоро флот с десантом будет показываться на горизонте берегов. Если бы турки вышли в силах из крепости против Таманского отряда, то от усмотрения вице-адмирала Грейга зависеть будет сде­лать в тылу их высадку и внезапное на крепость нападение. Если же, напротив того, Таманский отряд приблизится бес­препятственно к Анапе, то он и остановится в виду сей крепости в оборонительном положении и в ожидании прибытия десанта, высадку коего должен прикрывать. Дальнейшие действия направлены будут по усмотрению вице-адмирала Грейга; оные могут состоять или в решительном штур­ме, если бы представилась к сему удобность, или в бомбардиро­вании крепости, или же в обложении оной, заложений батарей, открытий бреша и, наконец, по сделании пролома — приступ». Самое подробное изложение о походе 1828 г. находится в труде «Описание действий черноморского флота в продолжение войны с Турцией, в 1828 и 1829 годах»2. Там опубликован под­линный журнал всех действий под Анапой за время с 3 мая по 13 июня (стр.30-56) и следовавших затем распоряжений. Действия сухопутного отряда описаны в статье С.Филонова «Кавказская линия под управлением генерала Емануеля»3, у В.Потто в «Кав­казской войне»4. «Кавказский Сборник», Тифл. 1894, t.XV. "Том IV, вып. 1, 1887 3«Описание действий» и проч., стр.24-25.

Флот состоял из кораблей: «Париж» (на нем был поднят флаг главного командира), «Император Франц», «Пантелеймон», «Норд-Адлер», «Пармен», «Пимен» и «Иоанн Златоуст»; фрега­тов: «Флора», «Евстафий», «Штандарт» и «Поспешный»; шлюпа «Диана», корвета «Язон», бригов: «Меркурий», «Ганимед» и «Пе­гас»; бригантины «Елизавета», шхуны «Севастополь», люгеров: «Широкий», «Глубокий» и «Стрела», катера «Жаворонок»; бом­бардирских судов: «Подобный» и «Опыт»; парохода «Метеор», транспорта «Змея» и восьми зафрахтованных судов. В состав де­санта входили полки 13 и 14 егерские и батарейной № 1 роты артиллерийской бригады .Вследствие сильного противного ветра, дувшего 20 апреля, флот мог выйти из Севастопольской бухты только на следующий день, но и весь путь совершался медленно по той же причине и лишь 2 мая на рассвете открылся Анапский мыс. В 2'/2 часа пополудни корабли, фрегаты и зафрахтованные суда положили якоря на Анапском рейде по объявленной диспозиции. Все об­ращенные к рейду укрепления были покрыты турками, а на по­лях виднелись многочисленные толпы черкесов; возле самых стен крепости укрывались десять купеческих судов. Час спустя состо­явший в должности флаг-офицера кап.-лейт. Рогуля и чиновник мин. иностр. дел Батьянов были посланы в крепость к комен­данту с письмом: главный командир требовал сдачи крепости без кровопролития. Посланные возвратились через 1'/2 часа со словесным ответом коменданта, двухбунчужного паши Шатыр Осман-оглу, что он будет защищать крепость до последней капли крови. Высадка десанта была отложена до следующего утра. 3 мая сухопутный, т.е. таманский, отряд, под командой флигель-адъютанта В.А.Перовского, впоследствии оренбургского ге­нерал-губернатора и графа, перешел Бугаз и в 5 часов приблизился к крепости на полтора пушечные выстрела. При отряде находился известный своей храбростью войсковой атаман полковник Бескровный4. 4О нем см.: Ф.А.Щербин «История Кубанского казачьего войска», т.II, Екатеринодар, 1913, стр. 296-297. Подробная биография А.Д.Бескровного дана Н.Вишневским в «Кубанских областных ведомостях» за 1911 г. №№ 239, 240 и 241 под заглавием «Почему у нас не так, как у других», и у Короленко.

В сухопутное войско входила пехотная бригада, состоявшая из четырех батальонов, одной роты артиллерии и отряда в 1.000 человек, большей частью иррегулярных, при 12 орудиях артил­лерии. Незначительность этих сил показывает, что у нас не ожидали серьезного сопротивления со стороны Анапы, которой даже рассчитывали овладеть к 10 мая.

1 Этим промедлением турки воспользовались, чтобы послать подкрепление в Анапу на десяти судах-кочермах, которые там и остались — «Письма офицера из Анапы 1 июля 1828 г.» («Северная Пчела», 1828 г., № 91).

Гарнизон крепости насчитывал до 6000 человек; кроме того вне ее собралось до 8000 горцев, которые дрались с ожесточением. Защитники отправили свои семьи в горы, чтобы тем изба­виться от лишней обузы. В русском же осадном отряде было немного более 5000 человек и 20 полевых орудий1 Очевидно главные надежды возлагались на флот, который, как оказалось' не мог, за дальностью расстояния от крепости, занять первен­ствующее положение при ее осаде.1 С.Филонов утверждает, что русский отряд не достигал 3400 человек (стр.391).

Неприятель действовал энергично. Едва Перовский остановился перед Анапой, как должен был вступить в перестрелку с турками из крепости и сражаться в течение всего дня. Видя затруднительность борьбы с тур­ками без десанта, Перовский расположил свой отряд не лицом к крепости, как ему было предписано, а иначе: болота, образуемые р. Быгур, прикрывали фронт отряда; тыл его, прилегавший к морю, был безопасен; правый фланг защищался до некоторой степени рекой и только левый фланг требовал искусственной обороны.

Предполагаемая на 4 мая высадка десанта не состоялась вслед­ствие бури на море, продолжавшейся и следующий день. 6 мая с рассветом первым высадился на берег 13 егерский полк, а к 9 часам утра были свезены и прочие войска. Князь Александр Сергеевич Меншиков немедленно вступил в командование, а полк. Перовский занял должность начальника штаба осадного корпу­са, но в то же время принимал участие во всех делах под Анапой, служа для осаждающих примером храбрости.

Не успело еще первое отделение десанта выйти на берег, как турки из крепости и черкесы с гор произвели нападение на отряд, но были отбиты. В этом деле приняли участие шхуна «Се­вастополь», катер «Жаворонок» и пароход «Метеор»1. Затем была устроена пристань и установлен телеграф для сношений войск с флотом.

На 7 мая была назначена атака крепости флотом; в этой атаке не принимали участия 110-пушечные корабли «Париж» и «Император Франц».

К 11 часам все суда находились на назначенных им местах, и началась канонада между крепостью и судами, продолжавшая­ся непрерывно до половины 2-го часа пополудни, когда усилив­шийся северный ветер принудил суда, расположенные на север­ной стороне, удалиться, а затем и прочие суда в исходе 3 часа прекратили огонь и отошли от крепости.

С нашей стороны было сделано около 8000 выстрелов; наш урон состоял из 6 убитых и 7 раненых; в числе последних 1 обер-офицер. Пробоин оказалось 72, повреждений в рангоуте и осна­стке до 180; наиболее потерпели корабль «Пантелеймон» и фре­гаты «Евстафий» и «Поспешный». В крепости было уничтожено много зданий, но главная цель — разрушение бастиона — совсем не была достигнута. Из числа турецких судов, стоявших под кре­постью, три были разбиты ядрами с корабля «Пантелеймон» и фрегата «Евстафий».

Князь А.С.Меншиков

После того пришлось начать правильную осаду. Флот же взял на себя задачу отвлекать силы крепости от осадных работ, для чего ежедневно, когда не было зыби, назначался для обстре­ла крепости один корабль или фрегат, который и держал ее под выстрелами в течение целого дня. Когда было нужно, число таких судов увеличивалось. Моряки, кроме того, принимали учас­тие в осадных работах. Флот содержал постоянное крейсерство от Анапы до Трапезунда, чтобы не допустить подкреплений в Анапу из Анатолии. Эта задача была исполнена блестяще. Преж­де всего бриг «Ганимед» взял турецкое судно с войском, шедшее из Трапезунда в Анапу. Катер «Сокол» разбил ядрами около Суджук-кале другое турецкое судно. Донесение об этом доставлено «Соколом» главному командиру 8 мая, и тогда же «Сокол» и фрегат «Штандарт» были отправлены к Суджук-кале, чтобы захватить и другие турецкие суда, которые, по полученным сведениям, шли к Анапе с подкреплением.

Командир катера «Сокол», лейтенант Вукотич, вечером 8 мая остановился в том заливе, где он раньше разбил турецкое судно, и на рассвете увидел у входа в залив большое двухмачто­вое судно, на палубе которого находилось турецкое войско. Всту­пив под паруса, катер пошел навстречу и когда приблизился на пистолетный выстрел, дал залп со всего борта. Это так устраши­ло турок, что они опустили паруса. Тогда лейт. Вукотич на четы­рехвесельном яле, с шестью вооруженными матросами, пристал к турецкому судну, взошел на него, обезоружил отряд, в состав кото­рого входили 1 бимбаши, 2 аги и 298 нижних чинов и, взяв судно на буксир, привел к эскадре 9 мая. В распоряжении лейт. Вукотича было не более 25 человек команды и 10 орудий малого калиб­ра. Государь наградил храбреца орденом св. Георгия 4 степени. В тот же день прибыли из крейсерства бриги «Ганимед» и «Меркурий», приведя два неприятельские судна, на которых на­ходилось бимбашей 2, билимбашей 4, байрактаров 7, чаушей 3 и нижних чинов 623 человека; они взяты с оружием и 6 знаменами.

11 мая яхта «Утеха» прибыла к эскадре с призовым турецким судном. Командир яхты кап.-лейт. Румянцев был награжден ор­деном св. Георгия 4 ст.20 мая поздно вечером сделана попытка овладеть турецкими судами, стоявшими у крепости. Предприятие было поручено ко­мандиру корвета «Язон», кап.-лейт. Немтинову, и увенчалось ус­пехом: три неприятельские судна были «вырезаны» и уведены от крепости.

В это время сухопутный отряд делал приготовления к осаде, направив ее на северный фас крепости, укрепленный сильнее других; но зато отсюда удобнее было сноситься с флотом. Борь­ба, осложнившаяся участием горцев, приняла кровавый и затяж­ной характер. 9 мая была открыта кесель-батарея, вооруженная двумя 2-пудовыми мортирами. 10-го отряд овладел противопо­ложным берегом реки, а для прикрытия наведенного на ней моста1 устроен редут, назначенный исходным пунктом осадных ра­бот. 11 -го турки в значительных силах напали на редут, защищаемый ротой 14 егерского полка; но были отбиты. 14-го был наве­ден второй мост через р. Быгур. 16 мая был введен с моря в реку за вторую переправу вооруженный баркас для действия по чер­кесам, скрывавшимся в камышах и болотах. В ночь на 17 мая осаждающие сделали нападение на неприятельские контр-апро­ши, увенчавшееся успехом, а переправленные за реку первые батальоны полков 13 и 14 егерских овладели всем полем, чем затруднялось сообщение турок с горцами. Вместе с тем, на воз­вышении, в 200 саженях от лагеря, построен полевой редут и подготовлена вторая параллель. 18-го весь день происходило сра­жение с турками и черкесами, которые в числе 5-6 тысяч с двух сторон стремительно атаковали наши войска, но понесли пора­жение, причем у них было убито более 300 человек. Наша потеря состояла из 7 убитых и 28 раненых, в числе последних 1 обер-офицер. В этом деле флиг.-адьют. капитан гр. Толстой отбил у турок орудие. После этого сражения войска были перемещены на новую позицию, фронтом к крепости, правый фланг упирался в укрепления лагеря, а левый примыкал к противоположному берегу моря, и, чтобы пресечь сообщение крепости с горцами, приступлено к устроению циркумвалационной линии2 от лагеря до южного берега моря.

25 мая открыта третья полупараллель, и начала действовать устроенная в 120 саженях от крепости вторая демонтир-батарея, вооруженная десятью 24-фунтовыми корабельными пушками.

1 Матросы навели мост на бочках, скрепленных штурмовыми лестницами (С.Филонов, стр.384, 386, 387).

2  Кольцевая укрепленная позиция, обеспечивающая тыл осаждающего от нападения войск, стремившихся выручить крепость.

28 мая, около 4 часов утра, турки из крепости и черкесы с гор устремились на наш отряд в большем числе, чем ранее и с большим ожесточением против прежнего. Турок было более по­лутора тысячи человек с полевым орудием, а горцевнесколь­ко тысяч, которые бросились на центр и правый фланг нашей линии. Их стремительный натиск расстроил каре таманского гарниз. полка, которое отступило на каре 13 егерского полка. Ободренные успехом горцы кинулись на егерей, но встретили мужественный отпор; несколько раз они возобновляли атаку, но каре оставалось непоколебимым. В то же время турки стреми­лись соединиться с черкесами, но полковник Бескровный не допустил их до этого. Горцы, заметив движение 1 батальона 14 егерского полка, грозившего отрезать им тыл, ускакали, преследуемые с нашей стороны на 12 верст. Большая часть турок была отрезана от крепости, оттиснута к обрывистому берегу, бросаясь с которого они находили смерть. Здесь их погибло свыше 700 человек. Бой продолжался более пяти часов. Турки потеряли одно орудие, неприятель оставил на месте 250 убитых и 15 плен­ных. У нас убито 17 и ранено 102 человека, в числе последних находилось 5 офицеров. Это был последний бой. Во время этого дела была обнаружена на южной стороне тропинка, шедшая от крепости к морю, по которой гарнизон крепости сносился с гор­цами, а потому на самом берегу моря начали строить небольшое укрепление. К 3 июня открыта брешь-батарея, вооруженная восемью 36-фунтовыми корабельными пушками.Турки более не выходили из крепости, а лишь беспокоили рабочих ружейными выстрелами. Особенно усилили они огонь в ночь на 6 июня, прекращенный только перед рассветом нашими застрельщиками и камнебросцами1. 1Эти орудия, стрелявшие камнями для удаления с бруствера, присланы из Петербурга для опыта.

10 июня осадные работы подходили к концу и начались при­готовления к штурму, но с русской стороны еще раз было сделано предложение коменданту о сдаче крепости, почему в 6 часов утра прекращен огонь против крепости как с сухого пути, так и с моря. Комендант вступил в переговоры, до окончания которых один офицер и четыре рядовых из русского отряда были поставлены на бреши, чтобы турки не могли производить ника­ких работ; с той же целью турецкий отряд был допущен в наши траншеи. 11 июня на корабль «Париж» доставлен в качестве ама­ната командовавший регулярными в Анапе войсками Сефир-бей1. ' По-видимому, этот Сефир-бей есть тот черкесский князь Сефер-бей Зан, портрет которого помещен Ф.А.Щербиной в «Истории Кубанского казачьего войска», т.2, стр.535.

Утром 12 июня комендант согласился сдать крепость на сле­дующих условиях: 1) гарнизон крепости сдается военнопленным и будет отправлен в Россию; 2) паше и чиновникам дозволяется сохранить оружие, прочее же оружие должно быть сложено в том месте, где будет назначено; 3) частная собственность, ис­ключая оружие, остается неприкосновенной, но все казенное имущество должно быть выдано; 4) жителям, которые пожелают остаться в крепости, будет оказано всякое покровительство, им дозволяется истребовать свои семейства и имущество, отправлен­ные в горы при начале осады; 5) все отрезанные в сражении 28 мая и удалившиеся в горы турки включаются в эту капитуляцию.

В полдень русские войска по пробитой бреши вступили в крепость и на стенах водружен русский флаг, приветствуемый флотом пушечными выстрелами. Вместо обыкновенного гюйса был поднят флаг начальника морского штаба.

Командир Таманского полка, подполковник Пономарев, назначен комендантом крепости.

На следующий день флигель-адьютант граф Толстой был отправлен на пароходе «Метеор» к государю с донесением о сда­че Анапы и для поднесения ключей и флага крепости. Вместе с тем, кн .Меншиков в рапорте из лагеря под Анапой, от 12 июня за № 7, излагал Государю подробности сдачи:«Анапа покорилась сего числа державе Вашего Императорс­кого Величества. Увенчанное успехом сражение, бывшее 28 чис­ла минувшего мая, подало возможность учредить прочную цир-конвалационную линию, примыкающую обоими флангами к морю, поперек Анапского мыса, совершенно прекратить сноше­ние крепости с горцами и обеспечить тыл осадных работ. За сим прикрытием апроши доведены были до гребня гласиса, начат был спуск в ров и довершены проломы в двух бастионах и курти­не их соединяющей. Неприятель, не дерзнув выдержать присту­па, покорился и войска Вашего Императорского Величества вош­ли в крепость чрез пролом сей, на коем поднят был для возвеще­ния флаг начальника морского штаба, с учреждения оного в пер­вый раз развевающийся и, к личному счастию моему, развеваю­щийся ныне знаменем победы».

Чтобы уяснить некоторые выражения в этом рапорте, надо припомнить биографию кн. А.С. Меншикова. Когда вследствие немилости со стороны Императора Александра I кн. Меншиков вышел в отставку, то, скучая от бездействия, совершенно слу­чайно стал изучать морское дело под руководством А.Я.Глотова, автора нескольких сочинений по морской практике. По вступ­лении на престол императора Николая I кн. Меншиков, по про­шению, опять был принят на службу и послан к персидскому шаху с чрезвычайной миссией. По возвращении из Персии, кн. Меншикову было высочайше поручено преобразовать морское министерство, а в начале 1828 г. он получил вновь созданную тогда должность начальника главного морского штаба. На этот пост, связанный с управлением морскими силами империи, он мог вступить фактически только осенью 1829 г., по излечении от раны, полученной под Варной в 1828 г. 1Некролог кн. А.С.Меншикова «Русский Архив», 1869 г., стр.1067

Все главные участники похода получили награды. Вице-адм. Грейг повышен в адмиралы; князь Меншиков назначен в вице-адмиралы с утверждением в звании начальника морского штаба Его Императорского Величества и получил орден св. Георгия 3 ст., флиг.-адьют.Перовский произведен в генерал-майоры с назначением в свиту Его Величества и награжден тем же орде­ном 4-й ст., полковник Бескровный получил чин генерал-майо­ра. Прочим участникам экспедиции выданы обильные награды; для нижних чинов, особенно отличившихся, пожаловано 20 зна­ков военного ордена, низшим же чинам флотских экипажей и артиллерийских бригад — 45 знаков; кроме того, находившимся у прислуги орудий на батареях, при устройстве мостов и пере­прав, под неприятельскими выстрелами, по 5 руб., а всем про­чим по 2 руб.; 13 и 14 егерские полки Государь лично благодарил за их подвиг под Анапой, когда они при­были к Варне.Потеря флота выразилась 10 убитыми нижних чинов и 66 ранеными, в том числе было 2 обер-офицера.

14 июня первая партия пленного гарнизона была отправлена на судах в Керчь. Окончательно гарнизон вывезен к 24 июня.26 июня прибыл в Анапу командующий войсками на Кавказской линии ген.-лейт. Эммануель для принятия крепости в свое управление.1 июля кн.Меншиков и ген.-м.Перовский переехали на корабль «Париж», а 3 июля флот снялся с якоря.

Наши трофеи в Анапе были следующие: 66 медных пушек, 11 чугунных, 3 медных единорога, 3 фалконета, 17000 ядер, 3000 гранат, 3200 ружей, 163 пистолета, 2000 са­бель, ятаганов и кинжалов, 1140000 патро­нов, 1890 пудов пороху и значительное количество продовольственных запасов. Взято в плен офицеров 120, нижних чинов 3848 человек3. 3Автор «Письма офицера» писал, что комендант Чатыр-Осман-оглы и все женатые турки, по условию, получили свободу («Северная Пчела», 1828, № 91).Четыре кочермы, остававшиеся у крепости из первоначального числа десяти, достались победителям и послужили транспортами для отвоза пленных. Трофейные знамена находятся в Преображенском всей гвардии соборе в С.-Петербурге.

В Эрмитаже хранится под № А 94 сабля, уступленная при взятии Анапы в 1828 г, одним из пленных пашей генералу Перовскому с тем непременным условием, чтобы она никогда не была употреблена против мусульман1. Сабля невысокого качества, рукоятка ее не имеет никаких драгоценных украшений, довольно обычных у знатных особ, ножны совсем простые; но достаточно взглянуть на это оружие, чтобы понять трогательную просьбу паши: клинок сабли с обеих сторон покрыт рельефно-травленными арабскими надписями — стихами из 48 суры Корана, на­зываемой «Победа». На правой стороне клинка помещены стихи от 1 до 7; на левой — от 24 (начало стерто) до 29. Надпись мес­тами значительно сгладилась, однако, арабисту приват-доценту И.Ю. Крачковскому удалось восстановить ее полностью. Для ха­рактеристики этой суры нелишне привести в переводе несколь­ко стихов; первые три стиха следующего содержания: «Истинно, Мы помогли тебе победить верной победой, для того, чтобы Богу простить тебе прежние и последующие грехи твои, выполнить над тобой любовь свою и вести тебя по прямому пути, и чтобы Богу помочь тебе крепкой помощью». Отметим еще стих 22 «Если бы неверные сразились с вами, то они непременно обратили бы тыл: они не найдут себе ни покровителя ни помощника». Перед сурой помещено заклинание, которое в переводе значит «Я ищу прибежища у Аллаха от сатаны, поражаемого (т.е. кото­рого следует поражать) камнями»3. В конце стоит сенэ («год») и далее какие-то довольно потертые знаки, которые не поддаются разбору.

Всем полкам, участвовавшим в экспедиции, пожалованы знамена с надписью «За взятие Анапы». 3 июля десантные войска сели на корабли и отправились к Варне, чтобы принять учас­тие в новом деле. Император Николай I, недовольный медлен­ностью наших военных операций под Варной, поспешил выз­вать туда кн. Меншикова и ген. Перовского. Способ военной тактики под Анапой и был применен кн. Меншиковым вместе с В.А. Перовским при осаде крепости Варны, под которой оба эти руководителя получили тяжкие раны.

1 «Эрмитаж. Указатель отделения средних веков эпохи возрождения». Ч.1.: «Собрание оружия». Составил Э.Ленц, СПб, 1908, стр.130. Длина сабли 91 см.

3 И.Ю.Крачковский указывает на предание, по которому мусульмане верят, что ангелы стрелами (летящие метеоры) поражают сатану за то, что он подслушивает и подсматривает, что делается в раю.

К статье «Описание действий Черноморского флота в про­должение войны с Турцией в 1828 и 1829 годах» приложен план крепости Анапы, воспроизведенный здесь в натуральную вели­чину (прил. V). На правой стороне плана находится следующая запись:Места кораблей, фрегатов и бомбардирских судов при атаке крепости 7 мая

А. Корабль Норд-Адлер. В. Корабль Пантелеймон. С. Фрегат Евста-фий. D. Корабль Иоанн Злотоусу. Е. Фрегат Поспешный. F. Корабль Пимен. /. Корабль Пармен. У. Фрегат Штандарт. Н. Фрегат Флора. К. Бобмардирское (sic) судно Подобный. L. Бомбардирское судно Опыт.

Суда, назначаемые ежедневно для действия против крепости, были расположены большей частью на линии D; несколько далее стояли боб-мардирские суда.

Расположение войск.

а. Место лагеря, bb. Ретраншаменты на Бугской дороге прикрывав­шие левый фланг лагеря, с. Ретраншамент для прикрытия бродов чрез болото, d. Мосты чрез реку. е. Вооруженный баркас/ Редут для очище­ния поля. /. Циркумвалационная линия с редутами./ Пристань, h. Теле­граф, к. осадные работы.

В военно-ученом архиве Главного Штаба находится другой план осады крепости Анапы в 1828 г., с подробным указанием осадных работ, и также снабженный подписями:

Изъяснение

А. Лагерное место. ВВ. Ретраншамент на бугасской дороге, прикры­вающий тыл лагеря против черкес. С. Ретраншамент на горе для при­крытия бродов через болото к лагерю. D. Мост на бочках. Е. Вооружен­ный баркас. F. предмостное укрепление. G. Редут для очищения поля. И. Место высадки десанта. /. Пристань для сообщения с флотом. К. Теле­граф для переговоров с флотом.

Осадные работы

1) Единорожная и кессель— батарея с коммуникацион. рукавами. 2) Мост с бруствером. 3) Предмостное укрепление. 4) Коммуникацион. траншея с двойной и траверзами против полевой неприятельской артил--    лерии.,5) Полупараллель с батареей для очищения хода атаки. 6) Турец­кие контр-апрошные ложементы. 7) Вторая полу параллель. 8) Кессель - батарея. 9) Демонтир-батарея. 10) Параллель, соединяющая через нату­ральную рытвину с циркумвалационнсщ линией с 4 редутами L, коими совершена полная блокада креп. 11) Мортирная батарея. 12) Ближняя демонтир-батарея. 13) Брешь-батарея, действующая на шпиц углового приморского бастиона по разбитию оною незасыпанного неприятелем при береге контр-эскарпа. 14) Батарея, действующая на основание кур­тины, открытое с высоты, на коей она была построена. 15) Кирпичные турецкие ямы, в коих помещены каменобросцы и вдоль коих поделаны были бойницы для набранных застрельщиков. 16) Веденный сапой ло­жемент на гласисе, из коего действовали кугорновыми мортирами и ру­жейным огнем. 17) Начатый в ров спуск двойной сапой.

План осады помещен в «Военном энциклопедическом Лексиконе», изд. Обществом военных и литераторов. (2-е изд., т. I, СПб, 1852; под словом «Анапа»).

По Адрианопольскому миру 1829 г. Анапа отошла к России.

Осада Анапы князем Меншиковым была отмечена в том же году лубочной гравюрой московского производства, с надписью следующего содержания: «Осада Крепости Анапы под командой Генерал Адъютанта Меншикова 28 мая 1828 г. Искусным распоряжением его личной Храбростью Неприятель потерпел совер­шенное Поражение Турки частью отрезаны были от Анапы и прогнаны штыками до моря. где многие из них погибли. искав­шие спасение в бегстве вдоль берега настигнуты были Парохо­дом сопровождаемым вооруженными барками у Турок взята была Пушка за зарядным ящиком и со всею упряжкой Горцы равно­мерно были разбиты и преследованы Нашими Войсками на расстоянии 12 верст Неприятель оставил на Поле битвы 300 чел. убитыми не считая потонувших в море побросавшие с высоких утесов в числе убитых найден Черкесский Князь Телемак. Ценз. Моск. 1828 декаб. 14, Ц. П.Двигубский».

Эта редкая гравюра, воспроизведенная здесь в половину на­туральной величины (прил. VI), оказалась в замечательном собрании ген.-л. П.П.Потоцкого, который крайне предупредительно представил ее для Записок нашего разряда. Теперь, когда укрепления Анапы не существуют, нельзя сказать насколько вероподобно изображена крепость; но военная обстановка осады будет соответствовать действительности, если рассматривать рисунок на свете с обратной стороны. Можно думать, что мастер грави­ровал на доске прямо, как было изображено на рисунке, вследствие чего при печатании получился негатив.

Падение крепости Анапы не прошло бесследно и для народ­ной фантазии. В собрании лубочных картин В.И.Даля, посту­пивших в И. Публичную Библиотеку, находится в III томе под № 86 раскрашенная картинка, изображающая подвиг под Анапой донского казака с такой подписью: «Победа Донскова Козака близ крепости Анапы. Москва 1829 г. Мая 29 Цензор. И. Снигирев» (прил. VII).

 С.-Петербурге, у внучки адмирала А.С.Грейга, графини А.С. Стенбок, находится картина масляными красками, изобра­жающая эскадру адмирала Грейга перед Анапой. Снимок с этой картины - в приложении VIII.

Строения крепости, разбитые бомбами и ядрами, по описа­нию Новицкого, находились в самом жалком положении и уси­ленными средствами местного гарнизона едва могли быть под­держаны для временных жилищ. Более населена была северная часть, около крепостных ворот, обращенных к морю. При взя­тии крепости здесь находилось до 50 домов и лавок из землебитного кирпича. Юго-восточная часть не имела никаких особых строений. Дома строились где попало, стены выводились без окошек наружу или огораживались забором. Извилистые проходы между рядами домов были кривы и местами до того узки, что два всадника с трудом могли проехать рядом. Крепостные стены, протяжением до 3'/2 верст, имели трое ворот1.

Главная мечеть крепости была  перестроена в православную церковь, освященную во имя преподобных Онуфрия Великого и Петра Афонского, память которых празднуется 12 июня в день сдачи Анапы русским. В последствии на восточных воротах Анапы, единственно сохранившихся до нашего времени, названных «Русскими», была водружена четырехугольная мраморная доска с надписью: «Рус­ские ворота 1854».

Именем крепости Анапы был назван один корабль черно­морского флота, заложенный в Николаеве тогда же. Этот ко­рабль в 1833 г. находился в нашей флотилии, прибывшей в Босфор под начальством адмирала М.П.Лазарева, когда султан Махмуд просил у императора Николая I помощи против египетского паши Махмета-Али2.

После возвращения Анапы туркам в 1812 г., а также после окончательного присоединения ее к России в 1829 г., ее несколько раз посетил и даже подолгу жил в ней Яков Тетбу де Мариньи, бывший с 1830 г. нидерландским консулом в Одессе. В первый раз он узнал восточные берега Черного моря в 1818 г., сопровож­дая Р.Скасси, которому герцог Ришелье дал поручение органи­зовать меновой торг с горцами. Описание этой поездки, «Voyage en Circassie», появилось в Брюсселе в 1821 г. В 1823 г. Тетбу де-Мариньи снова объехал так же места и обнародовал описание этого путешествия в 1824 г. Следующее сочинение «Voyage en Circassie» он напечатал в Симферополе и Одессе в 1836 г., с видами, среди которых находится вид Анапы. В 1850 г. он опубликовал большой труд «Pilote de la mer Noir et de la mer d'Azow» с атласом из 70 карт. Рисунок Анапы взят из издания 1836 г. с незначительным уменьшением.

 «Анапа и Закубанские поселения», стр. 19-20.

Анапе Тетбу де Мариньи отводил видное место в своих работах, давая о ней современные и ценные сведения. Между про­чим, он упоминает о пашах, которые управляли Анапой: о Сеид-эмир Ахмед-паше, удалившемся в 1824 г. в Синоп, о сменившем его в 1825 г. Чичен-оглу Асане из Требизонта, об Осман-паше, прибывшем в Анапу в марте 1828 г. на смену Чичен-оглу Асана. Говорит, что вода в колодцах солоноватая и ее не пьют, а возят бочками из речки Быгур, которая после извилистого течения по долине уже 13 лет, как стала направлять свои воды в море на расстоянии трети мили от городских стен. Сообщает также, что владение Анапой обходится Порте в значительную сумму, которая далеко не окупается состоянием торговли, что постоянно нужно привлекать на свою сторону влиятельных черкесов подарками.

Тетбу де Мариньи, коснувшись посещения своего Анапы в 1840 г., сообщил, что в продолжение пребывания его, комендант крепости, полковник фон Бринкен, показал ему найденные там древности, которые де Мариньи и перечислил1. Рисунки хранятся в Одесском музее. 1«Находки древностей на Абхазском берегу и около Кубани

К 30-м годам XIX ст. относится карандашный, неизданный этюд Анапы академика Г.П.Чернецова. Оригинал хранится в Библиотеке И. Академии Художеств в Альбоме рисунков братьев Г. и Н. Чернецовых, шифр 10.5.1/107 эст., № 150. Под чертежом подпись: «Вид крепости Анапы, смотря на восток». Помещен­ный снимок, дающий наиболее верное представление об Анапе, имеет размер подлинника; на нем видны сделанные карандашом пометы, какие краски должны быть применены к предполагав­шемуся акварельному рисунку (прил. IX).

В 1830 г. была учреждена Черноморская береговая линия, т.е. заняты укреплениями устья более или менее значительных речек, чтобы не давать пристанища турецким судам, привозив­шим черкесам оружие и порох.

В Анапе не было кавалерии, вследствие чего начальник береговой линии ген.-м. Анреп неоднократно просил корпусного командира дать в состав гарнизона две сотни казаков на случай преследования горцев.

В июле 1836 г. гр. М.С.Воронцов, по высочайшему повелению, совершил на военном корвете «Ифигения», в сопровождении парохода «Петр Великий», обозрение восточных берегов Черного моря, описанное участником этой поездки С.Сафоновым. Он отметил, что Анапа имеет вид большой малороссийской деревни; дома большей частью мазанки, покрыты камышом; улиц почти нет, и жилье разбросано по азиатскому образу, там и сям. Дом турецкого коменданта сильно пострадал от нашего флота во время осады и теперь пуст. Далее г. Сафонов сообщает, что жители отправляются с конвоем брать воду в речке Анапе, на рас­стоянии двух верст от крепости. Крепостные лошади пасутся за крепостью под прикрытием пушки. Между прочим, Сафонов со­общил: «с любопытством смотрели мы на мраморного орла, отысканного при рытье крепостного рва»2.

2  С.Сафонов «Поездка к восточным берегам Черного моря на корвете «Ифигения» в 1836 году», Одесса, 1837, стр. 5-6.

В 1837 г., в разгар нашей борьбы с горцами на черноморс­ком побережье, император Николай 1 совершил путешествие на Кавказ и в сентябре месяце посетил Анапу. Известие о предсто­явшем посещении было получено в крепости в начале июня и тогда же начались приготовления к приему государя. 18 июля этого года М.Ю.Лермонтов, только что переведенный в Нижегородский драгунский полк, писал своей бабушке Е.А.Арсеньевой: «Эскадрон нашего полка, к которому барон Розен велел меня причислить, будет находиться в Анапе на берегу Черного моря при встрече государя, тут же, где отряд Вельяминова... пришлите мне денег, милая бабушка; на прожитье здесь мне достанет, а если вы пришлете поздно, то в Анапу трудно доставить»1.

Император приехал в Анапу морем из Геленджика, куда прибыл из Крыма в сопровождении наследника-цесаревича, кото­рый в Анапе, однако, не был, так как государыня императрица, находившаяся в Ореанде, пожелала, чтобы он вернулся к ней сухим путем.

Подробности о высочайшем пребывании в Анапе излагают­ся несколько разноречиво. Преимущество, хотя и с некоторой оговоркой, кажется, надо отдать Е.И.Зариной, описавшей это событие со слов своей матери, жены плац-майора в Анапе, штабс-капитана Новикова; принимавшей деятельное участие в приеме августейшего гостя2. 2О Е.И.Зариной, которой в текущем (1914) году исполнилось 75 лет, интересные сведения сообщил г. П.Быков в газете «Биржевые Ведомости» 31 мая 1915 г. Там же сказано, что Новиков оставил любопытные мемуары. См. также Ф.Н., Ек. Ив .Зарина-Новикова («Исторический Вестник», 1914 г., июль).

Комендантом в Анапе в то время был граф Цукато, который озаботился придать крепости по возможности праздничный вид.

23 сентября в 11 часов дня выстрел из крепостной пушки возвестил о прибытии Императора. Прежде всего он поехал в церковь, затем осматривать бастионы, войска проходили цере­мониальным маршем; по окончании смотра Государь посетил госпиталь, обошел все палаты, причем двум солдатам самолично пожаловал по георгиевскому кресту. В половине 2-го состоялся в доме коменданта завтрак, на котором Государь провозгласил тост: «За здоровье моих храбрых кавказских войск!» В четверть пятого Государь сел в коляску, запряженную четверкою почтовых лошадей, и уехал, граф Цукато провожал Государя до первой станции1.

А.П.Берже, пользовавшийся официальными документами, сообщил: «23 числа император посетил Анапу, где в сопровожде­нии коменданта гр. Цукато, посетил крепость, госпиталь и про­извел смотр гарнизону. Утром того же дня его величество отплыл в Крым и, расставшись там с наследником, 25 сентября сел на пароход «Полярная звезда» и направился в Редут-кале»2.В записке графа А.Х.Бенкендорфа (1832-1837 г.) читаем: «В 11 часов вечера мы бросили якорь под Анапой и 24 сентября посетили эту крепость, где я смотрел гарнизон и госпиталь. В 4 часа после обеда мы уже были в Керчи»3

.В 1842 г. в Анапе был учрежден горский полуэскадрон, что­бы предоставить горцам средство доказать свою готовность и преданность правительству полезной службой4.

' Е.И.Зарина «Император Николай Павлович в крепости Анапе» («Русская Старина», 1884 г., октябрь, стр.567-575). В приведенной статье сказано, что Го­сударь поехал в Пятигорск. Это ошибка: Государь уехал не в Пятигорск, а в Керчь и 25 сентября, осматривая город с наследником и многочисленной сви­той, в составе которой находился и князь Меншиков, посетил в 7 часов утра Керченский музей древностей. (Дело Керчен. Музея Древн. 1838, по описи № 6).

2 А.П.Берже «Император Николай на Кавказе в 1837 г.» («Русская Старина», 1884 г. август, стр.379).

3 Н.К.Шильдер «Император Николай первый. Его жизнь и царствование», т.11, СПб, 1903, стр. 749.

4 Ф.А.Щербина «История Куб. казачьего войска, т. II, стр. !50.

В августе 1843 г. побывал в Анапе барон Август фон Гакстгаузен морским путем из Керчи в Мингрелию, на русском военном пароходе. Тогда командовавший крепостной линией на во­сточном берегу Черного моря ген. фон Будберг совершал осмотр русских крепостей и гаваней по этой линии, что повторялось ежемесячно. Отзыв барона не особенно лестный для Анапы: «Местечко это жалко, не обстроено и только новые дома русских чиновников и офицеров напоминает некоторый европейс­кий комфорт. Здешний комендант, поручик фон Рот, развел себе красивый садик... Между его гарнизонной командой находилось также около ста черкесов, составлявших отряд, который он при­учил к порядку своего рода. Это были частью волонтеры, частью пленные, определившиеся на службу. Они были люди красивые, невысокого роста, немногие из них выше среднего; стройные и нежные, но нервные... Г. фон Рот приказал показать нам не­сколько упражнений в их конских ристалищах. Удивительная легкость лошадей, необыкновенное проворство всадников, ры­царское вооружение и одежда представляли оригинальное и прекрасное зрелище»1.

В 1846 г. Анапа была объявлена городом.

Самым, кажется, последним рисунком г.Анапы надо признать рисунок известного французского художника-мариниста Дюрана Браже (род. в 1814 г., ум. в 1879 г.), которому города кавказского побережья обязаны довольно точными изображени­ями. Между прочим, он нарисовал для Императора Александра II «Синопское сражение», — одно из самых замечательных и боль­ших полотен, какие создавала его кисть. Д.Браже был прикомандирован к эскадре французского вице-адмирала Гамелена для снятия видов и планов с русских сооружений на берегах Черного моря2. 2По сообщению ген.-л. Б.М.Колюбакина, союзники пользовались этими рисунками как лоцией. Гамелен проник в Черное море в октябре 1853 г. и оставался начальником эскадры до конца 1854 г., бомбардировал Одессу, Керчь. К. этому времени и относится работа Д.Браже, соста­вившего обширный альбом, который носит заглавие «Voyage dans la mer Noire, le Bosphore, la mer de Marmara et les Dardanelles par H. Durand-Brager. Vingt-quatre vues dessinees d'apres nature et li-thographiees par Sabatier», Paris. Ha 14 листе представлен вид Ана­пы, с подписью на французском и английском языках: «Anapa (Abasie Mer Noire). La ville la plus considerable et la mieux fo-rtifiee de tout le littoral Circassien» («Анапа. Наиболее значитель­ный и наилучший укрепленный город на черкесском побере­жье»). Этот вид, уменьшенный наполовину3, изобра­жен в приложении X. 3Длина доски 0,415 м, высота 0,255 м.

В собрании ген.-л. Б.М.Колюбакина находится немецкое повторение этого рисунка в красках, размеры его, без полей, следующие: длина-  39,7 см., ширина - соответствующая. Под­пись посередине: «Anapa. Die bedeutendste u. zugleich die am besten befestigte Stadt des Circassischen Gebiets». Т.е. «Анапа. Важнейший и вместе с тем наилучше укрепленный город Черкесской области». В левом углу под рисунком помещено имя художника: «Nach der Natur gez. v. Durand Brager. Marine-Maler». Т.е. «Рисовано с натуры Дюраном Браже. Маринистом».

Крымская война, когда черноморская береговая линия была снята, отразилась в некоторой степени и на положении г. Ана­пы. 31 октября три англо-французские судна бомбардировали Джемитейский укрепленный пост, но без результата.

Генерал-адъютант М.Г. Хомутов

С 28 февраля по 2 марта 1855 г. эскадра неприятеля безуспешно бомбардировала крепость Новороссийска, а собравшиеся там скопища горцев были рассеяны отрядом вице-адм. Серебрякова, прибывшего на помощь из Анапы. 13 мая гарнизон оставил кр. Новороссийск и под начальством ген.-м. Дебу прибыл в Анапу. 25 мая войска кр. Анапы и станиц Николаевской, Александровской и Благовещенской, которые были сожжены, ушли под начальством вице-адм. Серебрякова в Черноморье, предварительно разрушив крепостные стены и спалив все здания в Анапе. Это было сделано по распоряжению наказного атамана Войска Донского ген.-адъют. Михаила Григорьевича Хомутова, начальника войск на побережье Кавказском, не ожидая Высочайшего разрешения, но по постановлению военного совета, происходившего 21 мая. Верки кре­пости и пороховые погреба были взорваны, казармы сожжены, орудия или уничтожены, или заклепаны. 2 июня противник нашел одни развалины. Донося об этом военному министру, Хомутов писал: «По особому промыслу пал на меня жребий приступить к великой решимости упразднить крепость (Анапу) без Высочайшего разрешения... Один Бог свидетель тому, что я перечувство­вал и перенес в эти тяжкие минуты». Государь признал действия Хомутова правильными, однако выразил сожаление о решении бросить Анапу, которую для морального действия на умы горцев следовало держать.

Ф.А.Щербина утверждает, что выводом гарнизонов имелось в виду усилить войска по Кубанской линии. Тогда Анапу сейчас же занял один из видных черкесских агитаторов, Сефер-бей, и этот город обратился в турецкий военный центр. Сюда стали наезжать французские, английские и турецкие офицеры, чтобы побудить горцев к совместному действию с союзниками против русских2. Сефер-бей называл себя «главнокомандующим всеми горскими народами и начальником турецких сил в Анапе». Когда русские войска после Крымской войны заняли 10 июля 1856 г. Анапу, Сефер-бей ушел в Новороссийск. 2Ф.А.Щербина «Истор. Куб.казач. войска», т. II, стр.548.

22 июля 1857 г. гарнизон Анапы, под начальством майора Левашева, отразил нападение горцев на эту крепость.

31 марта 1860 г. последовало высочайшее повеление об упразднении городов Анапы и Новороссийска и учреждении в Черномории портового города Темрюка. Анапа сохраняла еще значение укрепленного пункта; однако вскоре последовал для Анапы новый удар. В 1862 г. с водворением казачьего населения в предгориях главного Кавказского хребта между реками Большой Лабой, Малой Лабой и Белой, были упразднены некоторые прежние укрепления, в том числе и Анапа, которая обратилась в поселок. Но приморское положение, с бухтой, хотя и недостаточно оборудованной, не дало заглохнуть Анапе и она в 1866 г. снова стала городом, притом самым мирным4.

4  В положении 10 марта 1866 г. о заселении Черноморского округа, входившего в состав Кубанской области, сказано: «На северо-восточном берегу Черного моря учреждаются портовые города Анапа и Новороссийск на тех самых местах, на коих существовали в прежнее время города под сими названиями».

В 60- годах прошлого столетия началось массовое переселение горцев западного Кавказа в Турцию. В апреле 1864 г. главнокомандующий определил особых доверенных лиц для наблюдения за выселением горцев и за правильной выдачей им пособия при отправлении. С этой целью были назначены: в Анапу и Новороссийск полковник Фадеев,  Тамань капитан-лейтенант Корганов, в Туапсе и Джубгу подполковник Батьянов1. В 1867 г. последо­вало запрещение горцам переселяться в Турцию.

' А.П.Берже «Выселение горцев с Кавказа» («Русская Старина», 1882, т.-ХХХШ, февр., стр.360).

В последнюю нашу войну с турками\1878 \Анапа едва не подверглась разрушению со стороны неприяте­ля. Когда турецкий флот, находившийся под командой Гобарта-паши, стал на рейде против Анапы, с одного из броненосцев было сделано по городу несколько выстрелов, но снаряды больше ложились за городом. Два из них сохраняются и теперь в городском саду.

Общий вид ружья с ложем из грушевого дерева

Летом 1913 г. в Большой анапской бухте при расчистке морского дна от камней, которые могли попасть туда от крепостных стен, при их взрывании, случайно были найдены рабочими два малого калибра турецкие кремневые ружья с золотыми украшениями; одно, более богатое, имело ложе из гру­шевого дерева, другое — из ясеня. Они были при­обретены мною и ныне поступили в Артиллерийс­кий Исторический музей в С.-Петербурге. На од­ном ружье, на небольшом серебряном вызолочен­ном кружочке, помещенном возле курка, оттисну­ты два слова: Мухаммед Анджемэ, очевидно, имя мастера. Эти особенно ценные ружья, надо пола­гать, были брошены в море при штурме Анапы Гудовичем, чтобы они не достались победителю; теперь же этот, более ста лет остававшийся скрытым, трофей не избег своего назначения. Весной 1914 г. в том же месте был найден револьвер, также украшенный золотом.

 

После бурного прошлого Анапа обратилась теперь в лечебный курорт и очень мало сохранила своих военных памятников. От прежней стены остались только каменные городские ворота, да местами земляной вал; весь камень был разобран русскими поселенцами на постройку домов и возведение заборов. При раз­рытии вала, а также и при других земляных работах нередко по­падались древние мраморные плиты с греческими надписями и даже гробницы и надгробия в виде разных, иногда скульптур­ных, памятников.

Что же касается осадных сооружений, возведенных русскими в 1791 и 1828 гг. вне Анапы, то таковых, как показали исследования капитана С.А.Толузакова в 1913 г., сохранилось довольно много, но все они находятся теперь в жалком виде, а некото­рые в скором времени могут быть и вовсе уничтожены. Закончу боевую историю Анапы, как и начал, стихами Пуш­кина:

Кавказа горные сыны,

Сражались, гибли вы ужасно;

Но не спасла вас ваша кровь,

Ни очарованные брони,

Ни горы, ни лихие кони,

Ни дикой вольности любовь!

Анапа июль 1914 г.   Н. Веселовский

                                                                                                             

 * * *

текст обработан Виктором Чащиным, историком-краеведом

AnapaFuture© - все интересное об Анапе.