Поддержите сайт: номер кошелька Яндекс-Деньги - 410011377083748

Перспективы микровиноделия на Кубани (2007)

Винодел Янис КаракезидиПонятие «микровиноделие» пока ещё не очень хорошо знакомо широкому кругу россиян. Хотя каждый, очевидно, понимает, что речь идёт о производстве вина в очень небольшом количестве. Очень часто такие вина в специальной литературе называют «гаражными». В основе такого названия лежит мнение о том, что для их производства и хранения достаточно небольшого помещения, например, обычного гаража. Существуют даже истории о том, что некоторые микровиноделы на первоначальном этапе действительно использовали свои гаражи.

      Формально микровиноделом можно назвать каждого, кто производит 5 – 20 тыс бутылок вина в год. В основе микровиноделия лежит ручной труд, ограниченные объёмы урожая, отказ от механизации и использование классических (традиционных) технологий. Хотя в то же время микровиноделие позволяет заниматься творчеством и экспериментировать, превращая винодела в автора,  воплотившего в вине весь свой талант, знания и интуицию.

     Не все гаражные вина супервысокого качества, но все имеют очень высокую цену. Например, стандартное, - высокого качества, но массовое, -  французское вино редко превышает в цене 15 – 30 евро за бутылку, тогда как авторские вина легко перешагивают рубеж в 150 евро. К тому же практически любое гаражное вино сразу же – по определению – попадает в разряд элитных вин и становится предметом охоты богатых потребителей и коллекционеров редких вин. По этой причине, начиная с последней четверти 20-го столетия, количество микровинодельческих хозяйств в мире стремительно возрастает. Например, только в Калифорнии их около 500, более тысячи – во Франции, причём, в некоторых районах их количество достигает до 50% от общего числа всех винодельческих хозяйств.

     Существуют ли микровиноделы в Краснодарском крае? Официально – только один (!) – Янис Каракезиди, автор знаменитого «Стретто». Его винодельческий дом под названием «Деревенское подворье» расположен в пос. Южная Озерейка недалеко от Новороссийска. Общее количество производимого вина в год не превышает 15 тыс. бутылок. В условиях отсутствия какой-либо помощи со стороны государства Янис Каракезиди производит вино мирового уровня, используя  на всех стадиях только ручной труд. Поскольку в основе лежит классическая технология, исключающая применение добавок и фильтров, вино получается не только живым, но и превращается в поистине оздоравливающий напиток.

     Я знаю и других Кубанских микровиноделов, но они работают нелегально. Поэтому по понятным причинам серьёзно о них говорить пока невозможно. Их количество настолько мало, что достаточно пальцев на руках. Да и производимого этими нелегалами - гаражистами вина хватит лишь на несколько вечеров для небольшой компании. Кстати, и качество очень часто оставляет желать лучшего.

     Вряд ли эти микровиноделы скоро (или вообще когда – либо) выйдут из подполья, так как современное винное законодательство России и налоговая система не оставляют никаких шансов для производителей гаражных вин. Ведь они должны выполнять все те требования, которые установлены и для крупных винзаводов. В итоге первоначальный капитал, необходимый только для реализации всех этих требований, в среднем составляет около 1 млн. рублей!

    Вот и получается, - чтобы произвести и продать официально несколько бочек вина, нужно вначале найти немалые деньги, да и вообще быть готовым к разного рода неприятностям (бесконечные проверки, инспекции, нововведения и пр). Речь тут уже даже не идёт о затратах на собственно производство: приобретение или выращивание винограда, покупка дубовых бочек, прессов и другого оборудования) и пр.

      Таким образом, официальное частное микровиноделие в современной России является крайне невыгодным и хлопотным бизнесом. Вряд ли стоит ожидать, что в ближайшем будущем появятся новые сколько – нибудь значимые гаражисты. Хотя возможности нашего края в этом смысле просто невероятные. и мы могли бы производить местные уникальные супервина и тем самым прославлять Россию.

     Кроме упомянутых выше неофициальных микровиноделов, которые всё-таки стремятся к качеству, существует ещё целая армия мелких подпольных производителей, которые сориентированы на летнего туриста. Они производят очень некачественные напитки, которые никак нельзя называть «гаражными» винами. Большинство из них нельзя даже назвать отнести к разряду обычного вина :). К сожалению, культура пития в нашей стране очень низкая, поэтому миллионы гостей Кубани в летний период с удовольствием покупают самодельные вина у частников, наивно полагая, что это качественный продукт. Единственно оправдание такому положению вещей может быть слабая надежда, что, возможно, в недрах этих многочисленных нелегалов уже зародился новый Янис Каракезиди и нужно только подождать, когда он проявится.

     Более реальным видится другой путь, который весьма уже распространён в винодельческтих странах Европы, когда крупные винзаводы, наряду с массовыми винами производят и элитные вина небольшими партиями. По большому счёту, каждый винзавод Кубани сегодня в состоянии произвести действительно хорошее вино в небольшом количестве. Особенно это касается тех заводов, которые осуществили техническое перевооружение и начали серьёзную работу с виноградниками – «Шато ле Гранд Восток», «Мысхако», «Южная Винная Компания», «Мильстрим» и некоторые другие.

   Безусловно, это новое направление в деятельности винных гигантов потребует определённых затрат, в первую очередь, на обучение. Ведь не секрет, что очень большой процент микровиноделов в той же Франции обращается за помощью и практическими советами к известным виноделам. На Кубани же сегодня сложилась очень странная ситуация, когда каждый винодел считает себя лучшим винным экспертом и очень насторожённо относится к советам других местных виноделов. Вот и получается, что даже очень талантливые виноделы на больших промышленных заводах «варятся в собственном соку», Это тупиковый путь, который ведёт к изоляции и, в конечном счёте, деградации.

     Тот же Янис Каракезиди – мастер в самом высоком слове этого слова – не гнушается советами опытных энологов и виноделов. Прежде чем утвердить окончательные пропорции купажа, он приглашает на дегустацию виноделов и технологов с других винзаводов. Даже мнение обычных людей – журналистов, гостей, - он выслушивает очень вниметельно и серьёзно.

    Теперь зададим простой вопрос: а вообще на Кубани существует ли школа практического микровинодела? Можно ли где-то обучиться, повысить квалификацию и подняться на новую высоту? Ответ – увы – отрицательный. Причина предельно проста: для организации такой школы нужно поменять общий курс Кубанского виноделия, которое пока сконцентрировано на количестве. И хотя в последнее время начались разговоры о качестве, но это очень долгая работа, которая – почему –то – регламентируется чиновниками от виноделия (и вообще чиновниками).

    Даже вышеупомянутые флагманы нового русского виноделия пока ставят задачу несколько приподнять качество именно массового вина. А для этого нужны колоссальные деньги и годы упорного труда с тысячегектарными виноградниками. Но ведь с уже имеющихся прекрасных небольших участков винорада можно производить супервина! А если пока нет собственного достойного винограда, то можно его просто закупить в необходимом количестве у частных виноградарей. Во всём мире система так называемого негоциантского виноделия, когда винодел не выращивает самостоятельно виноград, а скупает его (или даже уже виноматериал) у частника - очень распространена во всех винодельческих странах мира.

    У нас же получается, что частный виноградарь хотя и может вырастить достойный виноград (ведь земли–то уникальные!), попросту не делает этого, поскольку не имеет достойного рынка сбыта. Промышленные винзаводы у него не покупают, потому что сами выращивают, да и статус не позволяет, а официальных микровиноделов у нас в буквальном смысле «раз – и обчёлся». В итоге из прекрасного винограда, которому могут позавидовать лучшие винные дома Европы, нелегально производится очень некачественное вино для туристов и отдыхающих.

    Сломать сложившуюся систему непросто, но возможно. Для этого нужны в первую очередь воля и желание руководства края, ведь появляются же «правильные» инвестиционные проекты на Кубани в других отраслях. Почему же до сих пор потенциально лучший в мире виноградо – винодельческий край так и остаётся объектом непонятных чиновничьих экспериментов?

    Если у нас, в России, так уж любят всё регламентировать и организовывать «сверху», то можно ведь в таком случае и обязать крупные винзаводы начать работу с гаражными винами и «выдать» через 2-3 года первые партии. Сейчас в крае несколько десятков винзаводов, и если бы к 2010 – 20012 году каждый из них произвёл небольшое количество авторских вин, то можно было бы смело утверждать, что и на Кубани появилось и микровиноделие, и по-настоящему качественные вина.

     Что же касается частного микровиноделия, то для его развития нужно менять законодательную базу на самом высоком уровне. Скорее всего, речь идёт о специальном Законе о микровиноделии. Насколько мне известно, такой документ сейчас готовится в кулуарах Государственной Думы, но когда он появится , - неизвестно.

       

23.01.2007
Пейте вино!
Независимый винный эксперт Олег Мурашёв